По­шла по пу­ти Ан­дже­ли­ны Джо­ли

Пе­тер­бур­жен­ка Ана­ид Ару­ста­мян вы­ле­чи­лась от ра­ка мо­лоч­ной же­ле­зы. Ис­то­рию её борь­бы с за­бо­ле­ва­ни­ем Metro пуб­ли­ку­ет от пер­во­го ли­ца

Metro Russia (St. Petersburg) - - ТЕМА - АЛЁ­НА БОБРОВИЧ www.metronews.ru

– От ра­ка гру­ди умер­ла моя сест­ра. Ко­гда она ещё бы­ла жи­ва и про­хо­ди­ла ле­че­ние, я в той же кли­ни­ке сда­ла кровь на ана­лиз. Спе­ци­а­ли­сты ска­за­ли, что мы не за­ви­сим друг от дру­га, боль­шой ве­ро­ят­но­сти, что у ме­ня то­же бу­дет рак, нет. Но смерть сест­ры да­ви­ла.

Мне бы­ло 59 лет, ко­гда на оче­ред­ном об­сле­до­ва­нии врач на­щу­пал по­до­зри­тель­ное уплотнение и от­пра­вил на УЗИ. Ока­за­лось, что у ме­ня рак мо­лоч­ной же­ле­зы, на­чаль­ная ста­дия. Опу­холь со­всем кро­шеч­ная, спе­ци­а­ли­сты успо­ко­и­ли: «Мы её про­сто убе­рём, и вы бу­де­те жить даль­ше!»

Что зна­чит – убе­рём? Я сра­зу же по­ста­ви­ла усло­вие, что­бы мне убра­ли не толь­ко эту ма­лень­кую опу­холь, но и обе гру­ди! Вра­чи ре­ши­ли, что ослы­ша­лись. Но я на­ста­и­ва­ла. «Вы пря­мо как Ан­дже­ли­на Джо­ли! – ска­за­ли мне. – Но мы вам со­ве­ту­ем од­ну грудь оста­вить, ина­че во вре­мя опе­ра­ции вы по­те­ря­е­те очень мно­го кро­ви». Я по­слу­ша­лась. Опе­ри­ро­ва­ли ме­ня в Пе­тер­бург­ском кли­ни­че­ском на­уч­но-прак­ти­че­ском он­ко­цен­тре. Страш­но ли мне бы­ло? Ста­ра­лась не ду­мать о стра­хе. Я хо­те­ла, что­бы всё про­шло как мож­но быст­рее и рак не рас­про­стра­нял­ся даль­ше. Опе­ра­ция про­шла успеш­но. Че­рез ка­кое-то вре­мя мне со­об­щи­ли, что я здо­ро­ва, и ста­ли го­то­вить к вы­пис­ке. «А раз­ве мне не долж­ны де­лать лу­че­вую и хи­мио­те­ра­пию?» – спро­си­ла я. Мне объ­яс­ни­ли, что эти про­це­ду­ры делаются для про­фи­лак­ти­ки. Я на­сто­я­ла, что­бы мне про­ве­ли все необ­хо­ди­мые те­ра­пии.

Спа­са­тель­ная шлюп­ка – Я пре­по­даю в Ака­де­мии те­ат­раль­но­го ис­кус­ства и ве­ду экс­кур­сии в Эр­ми­та­же. У ме­ня мас­са кол­лег, зна­ко­мых и дру­зей. Ни­ко­гда не скры­ва­ла, что у ме­ня рак мо­лоч­ной же­ле­зы.

Пе­ред химиотерапией я по­бри­лась на­го­ло, не хо­те­ла на­блю­дать, как во­ло­сы вы­па­да­ют. Хо­ди­ла на ра­бо­ту в па­ри­ке. И ко­гда ме­ня спра­ши­ва­ли, всем объ­яс­ня­ла, по­че­му я в та­ком ви­де.

Я знаю, что мно­гие, у ко­го бы­ло он­ко­ло­ги­че­ское за­бо­ле- ва­ние, ста­ра­ют­ся не рас­про­стра­нять­ся на эту те­му. Рак – это дей­стви­тель­но страш­но. Ты ле­чишь грудь или гор­ло, но бо­лезнь на опре­де­лён­ной ста­дии за­хва­ты­ва­ет весь ор­га­низм. Ес­ли у че­ло­ве­ка онкология, пред­по­ла­га­ет­ся, что он по­сто­ян­но бу­дет ле­чить­ся. Ча­сто ра­ко­вая опу­холь бло­ки­ру­ет ка­рье­ру: те­бе уже не по­лу­чить ка­фед­ру, не за­щи­тить док­тор­скую. Те, от ко­го это за­ви­сит, бу­дут ду­мать: а за­чем? Се­год­ня этот со­труд­ник жив, но зав­тра или че­рез пол­го­да его мо­жет не быть. Ка­кой смысл тра­тить на него вре­мя и воз­ла­гать на­деж­ды?

Но сам че­ло­век, что­бы удер­жать­ся на пла­ву, не дол­жен рас­ки­сать. Нуж­но най­ти свою спа­са­тель­ную шлюп­ку. У ко­го-то это вос­пи­та­ние де­тей, тя­га к пу­те­ше­стви­ям, но­вый уро­жай на да­че. У ме­ня это ра­бо­та. Я каж­дое утро про­сы­па­юсь и чув­ствую се­бя счаст­ли­вой: мне на­до ид­ти или в Эр­ми­таж, или в ака­де­мию, от­да­вать свою энер­гию и под­пи­ты­вать­ся энер­ги­ей окру­жа­ю­щих. Так что мне бо­леть неко­гда!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.