ВЕ­ЛИ­КО­ЛЕП­НЫЙ ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

Metro Russia (St. Petersburg) - - МНЕНИЯ -

Бы­ла у нас на ка­фед­ре в МГУ оча­ро­ва­тель­ная мо­ло­дая пре­по­да­ва­тель­ни­ца Еле­на Ма­ка­ро­ва. Зна­ли, что муж у неё ад­во­кат. И вдруг го­ду в 1987–88 про­нёс­ся слу­шок: муж Ле­ноч­ки взял­ся за­щи­щать бреж­нев­ско­го зя­тя – зам­ми­ни­стра внут­рен­них дел СССР ге­не­рал-пол­ков­ни­ка Чур­ба­но­ва.

На ка­фед­ре по­ни­ма­ли, что «де­ло Чур­ба­но­ва» – су­гу­бо по­ли­ти­че­ское, по­пу­лист­ское. Обыч­ное ри­ту­аль­ное жерт­во­при­но­ше­ние вре­мён сме­ны элит в усло­ви­ях на­рас­та­ю­ще­го кри­зи­са. Боль­шин­ство ка­фед­раль­ных про­гно­зи­стов счи­та­ли, что рас­стрель­ный при­го­вор ге­не­ра­лу на­пи­сан и утвер­ждён в Крем­ле за­дол­го до су­да. Хо­тя по­ла­га­ли, что рас­стрел за­ме­нят мак­си­маль­ным тю­рем­ным сро­ком.

Чур­ба­нов по­лу­чил – дай бог па­мя­ти! – 8 лет. А ад­во­кат­т­ри­ум­фа­тор сра­зу по­сле про­цес­са при­шёл к нам на ка­фед­ру – от­чи­ты­вать­ся.

На­до ска­зать, Ан­дрей Ма­ка­ров был про­сто ве­ли­ко­ле­пен. Те­перь уж, спу­стя де­ся­ти­ле­тия, мож­но до­ба­вить – как все­гда, ве­ли­ко­ле­пен. Де­таль­ный, но пре­дель­но сжа­тый раз­бор де­ла: об­ви­не­ние – до­ка­за­тель­ства – контр­ар­гу­мен­ты за­щи­ты – су­деб­ное ре­ше- ние. И так все эпи­зо­ды де­ла. Ин­те­рес­ные де­та­ли про­цес­са. Чёт­кие, мак­си­маль­но от­кро­вен­ные от­ве­ты на во­про­сы. Див­ная рус­ская речь. Бро­не­бой­ное оба­я­ние. Вы­со­чай­ший про­фес­си­о­на­лизм. Ко­ро­че, ча­са че­рез три вся ка­фед­ра бы­ла го­то­ва ид­ти ми­тин­го­вать: «Сво­бо­ду Юрию Де­точ­ки­ну и Юрию Чур­ба­но­ву».

И тут-то неза­бвен­ная ста­руш­ка-до­цент Са­фра­зьян спро­си­ла глав­ное, что её ин­те­ре­со­ва­ло: «А ка­кой вы по­лу­чи­ли го­но­рар?»

Ан­дрей Ми­хай­ло­вич пре­дель­но чёт­ко раз­ло­жил, как скла­ды­ва­лось воз­на­граж­де­ние за ра­бо­ту, и на­звал ито­го­вую сум­му.

На неко­то­рое вре­мя в огром­ной «по­точ­ной» ауди­то­рии, где толь­ко и по­ме­ща­лась на­ша мно­го­чис­лен­ная ка­фед­ра, по­вис­ла гро­бо­вая ти­ши­на. Че­ло­век 15 про­фес­со­ров, око­ло 30 до­цен­тов плюс несчёт­ное ко­ли­че­ство стар­ших пре­по­да­ва­те­лей, ас­си­стен­тов, ла­бо­ран­тов, ста­жё­ров и ас­пи­ран­тов ка­фед­ры быст­ро со­счи­та­ли, что за­ра­бо­тан­ный (под­чёр­ки­ваю, за­ра­бо­тан­ный!) Ма­ка­ро­вым го­но­рар – сум­ма окла­дов нас всех эдак го­да за три.

Наш зав­ка­фед­рой при­выч­но ру­ба­нул прав­ду-мат­ку: «И от­ку­да Чур­ба­нов та­кие день­ги на­брал, ес­ли не со взя­ток?» Ма­ка­ров един­ствен­ный раз за­меш­кал­ся, за­о­гля­ды­вал­ся, но от­ве­тил: «А ме­ня это не ин­те­ре­су­ет – мо­жет, род­ствен­ни­ки ски­ну­лись».

Соб­ствен­но, на этом всё и за­кон­чи­лось. Ни к Ма­ка­ро­ву, ни к Чур­ба­но­ву боль­ше во­про­сов не бы­ло.

А во­прос, как одо­леть кор­руп­цию, ак­ту­аль­нее с каж­дым го­дом. Уго­лов­ные де­ла ве­дут сле­до­ва­те­ли с гро­шо­вы­ми го­су­дар­ствен­ны­ми окла­да­ми. По­ра­бо­тав в пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нах и на­ра­бо­тав про­фес­си­о­на­лиз­ма, они ухо­дят в ад­во­ка­ты, кон­суль­тан­ты и про­чие «ре­шаль­щи­ки во­про­сов». На их ме­сто на­би­ра­ют мо­ло­дых на те же гро­ши – до осво­е­ния про­фес­сии и ухо­да в ад­во­ка­ты, кон­суль­тан­ты и «ре­шаль­щи­ки». А кор­руп­ци­о­не­ры и про­чие «де­ло­вые лю­ди» де­ла­ют день­ги. Чем боль­ше на­во­ро­вал, тем луч­ше и дороже ад­во­кат, а то и ад­во­ка­ты, кон­суль­тан­ты, «ре­шаль­щи­ки» – ма­сте­ра раз­ва­ла уго­лов­ных дел, со­стря­пан­ных на­чи­на­ю­щи­ми пра­во­охра­ни­те­ля­ми. И так по кру­гу. Как ре­аль­но разо­рвать этот круг, бо­юсь, не от­ве­тит да­же все­гда ве­ли­ко­леп­ный Ан­дрей Ма­ка­ров.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.