СТАТЬ ДРУ­ГИМ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ

Metro Russia (St. Petersburg) - - СПОРТ -

Од­на моя зна­ко­мая Ма­ша на днях в «Фейс­бу­ке» ра­дост­но на­пи­са­ла, что ста­ла шве­ёй ка­ко­го-то там раз­ря­да и мо­жет те­перь без осо­бых за­мо­ро­чек сшить пи­джак. И хваст­ли­во при­кре­пи­ла к со­об­ще­нию фо­то­гра­фию сво­е­го ди­пло­ма. Быв­шие кол­ле­ги Ма­ши по жур­на­лист­ско­му це­ху ки­ну­лись её по­здрав­лять и сы­пать за­ка­зы на пла­тья и паль­то неве­ро­ят­ных по­кро­ев. Но она всем от­ка­за­ла: ей на­до даль­ше учить­ся шить пла­тья там и про­чие юб­ки. Во­об­ще-то она в недав­нем про­шлом ре­пор­тёр на ра­дио, и до­воль­но прон­зи­тель­ный, та­лант­ли­вый та­кой ре­пор­тёр. Но бук­валь­но го­да три на­зад ста­ло оче­вид­но, что сво­бо­да, глас­ность и де­мо­кра­тия – всё, че­му учи­ли слу­жить на фа­куль­те­те жур­на­ли­сти­ки сво­им ост­рым пе­ром и го­ря­чим серд­цем, не очень-то нуж­ны слу­ша­те­лям. И она пе­ре­ста­ла де­лать сю­же­ты про то, как де­рев­ня ока­за­лась изо­ли­ро­ван­ной от ми­ра из-за от­ме­ны элек­три­чек, а к бабушкам из со­сед­ней де­рев­ни скорая не едет, по­то­му что ба­бу­ли, во-пер­вых, ста­рые, во-вто­рых, бен­зи­на нет, а в-тре­тьих, до­ро­ги рас­пу­ти­ца раз­вез­ла. На­чаль­ство её, кста­ти, за та­кие сю­же­ты то­же не хва­ли­ло. Че­го, мол, чер­ну­ху рас­ска­зы­вать, ль­дин­ка у те­бя в гла­зу, что ли, Ма­ша? И Ма­ша вс­пом­ни­ла за­вет всех ба­бу­шек этой стра­ны, про­шед­ших вой­ну, вос­ста­нов­ле­ние ро­ди­ны из ру­ин и бес­ко­неч- ные тру­до­дни: выс­шее об­ра­зо­ва­ние – это хо­ро­шо, а про­фес­сия долж­на быть в ру­ках. Она ушла с ра­дио, обос­но­ва­лась в кон­то­ре, ко­то­рая де­ла­ет ре­клам­ную про­дук­цию, и по­сту­пи­ла на фа­куль­тет ди­зай­на одеж­ды. Для женщины в 30 лет но­вая учё­ба – это ещё од­на юность. По­хо­ды в му­зеи, изу­че­ние жи­во­пи­си пря­мо в Эр­ми­та­же, неогра­ни­чен­ный до­ступ к ше­дев­рам и од­но­вре­мен­ное осво­е­ние про­фес­сии швеи. Ко­неч­но, все швеи, за­крой­щи­цы и да­же ди­зай­не­ры одеж­ды, ко­то­рые, на­при­мер, в мо­ём мик­ро­рай­оне от­кры­ли свои ма­лень­кие ате­лье, за­ни­ма­ют­ся ис­клю­чи­тель­но под­ги­бом за­на­ве­сок и шта­нов, куп­лен­ных на­се­ле­ни­ем не по раз­ме­ру. Од­на­ко, в от­ли­чие от спро­са на га­зе­ты, жур­на­лы и ра­дио­про­грам­мы, занавески и штаны ни­ко­гда не ис­сяк­нут. Их точ­но нуж­но бу­дет ко­му-то под­ги­бать, да­же ес­ли все до­ро­ги во­круг раз­ве­зёт рас­пу­ти­цей, а для ско­рой так и не най­дёт­ся бен­зи­на.

А ещё один зна­ко­мый Ан­дрей из про­вин­ци­аль­но­го го­род­ка ра­бо­тал ре­дак­то­ром га­зе­ты, ко­то­рая веч­но за­щи­ща­ла уни­жен­ных и оскорб­лён­ных. Он пи­сал об­ли­чи­тель­ные ста­тьи, как мэр го­ро­да по­тра­тил безум­ные сот­ни ты­сяч на раз­ра­бот­ку ло­го­ти­па для го­ро­да, вме­сто то­го что­бы залатать по весне ас­фаль­том хоть па­ру про­ул­ков. Ко­гда та­кие на­пад­ки ока­за­лись небезопасны для га­зе­ты, из­да­ние оста­ви- ло те­мы бюд­жет­ных рас­трат и ста­ло в красках опи­сы­вать, как один ал­ко­го­лик за­ру­бил дру­го­го то­по­ром и вы­ки­нул ча­сти те­ла в ко­ло­дец. По край­ней ме­ре, ал­ко­го­ли­ки с то­по­ра­ми ред­ко за­кры­ва­ют га­зе­ты. Ре­дак­тор Ан­дрей ушёл из жур­на­ли­сти­ки, а его нестер­пи­мое чув­ство спра­вед­ли­во­сти и юри­ди­че­ское об­ра­зо­ва­ние поз­во­ли­ли ему ор­га­ни­зо­вать вме­сте с дру­гом ма­лень­кое юри­ди­че­ское бю­ро. Те­перь он от­во­ё­вы­ва­ет для сво­их клиенток али­мен­ты у бес­пут­ных быв­ших му­жей, а для кли­ен­тов – стра­хов­ку на по­вре­ждён­ные ма­ши­ны. Од­на­ж­ды да­же от­бил в су­де дом, изъ­ятый у ра­зо­рив­ше­го­ся пред­при­ни­ма­те­ля при­ста­ва­ми и про­дан­ный ими с на­ру­ше­ни­я­ми за­ко­но­да­тель­ства. Де­нег немно­го, по­то­му как и кли­ен­ты из про­стых, но на съём квар­ти­ры и еду ему хва­та­ет. За­то как по­бед­но он шёл пеш­ком из Мос­ков­ско­го су­да, ко­гда вы­иг­рал у круп­ной фир­мы зар­пла­ту для быв­ше­го оби­жен­но­го ра­бот­ни­ка. По­беж­дён­ный ад­во­кат этой фир­мы уез­жал из су­да на «камри». Лич­но я ни­че­го не по­ни­маю в ма­ши­нах, но Ан­дрей го­во­рил о сво­ём мар­ше и трус­ли­вом отъ­ез­де ад­во­ка­та как о на­сто­я­щем ре­ван­ше ми­ро­во­го про­ле­та­ри­а­та.

Я да­же знаю од­но­го за­ве­ду­ю­ще­го от­де­ле­ни­ем боль­ни­цы, ко­то­рый ушёл со сво­ей очень ува­жа­е­мой ра­бо­ты по­сле то­го, как боль­ни­цу оп­ти­ми­зи­ро­ва­ли, и стал ри­ел­то­ром. Вполне счаст­лив: ра­бо­та с людь­ми, ре­зуль­тат ви­ден, се­мья сы­та.

Ко­неч­но, ре­кру­те­ры уве­ре­ны, что на­сто­я­щий про­фес­си­о­нал ни­ко­гда не уй­дёт со сво­ей ра­бо­ты и на него все­гда бу­дет спрос. Будь то жур­на­лист, ме­дик, пре­по­да­ва­тель ву­за и ко­го ещё в на­шей стране нын­че при­ня­то не лю­бить? Од­на­ко жизнь у нас од­на, и как же хо­ро­шо, что в труд­ные вре­ме­на мы мо­жем встать со сво­их мест и по­про­бо­вать ещё раз стать кем-то дру­гим, не по­те­ряв при этом се­бя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.