МЕТ­РО 2035

Metro Russia (St. Petersburg) - - МНЕНИЯ -

«Мет­ро 2033» – ро­ман о том, как по­сле ядер­ной вой­ны лю­ди спа­са­лись в мос­ков­ском мет­ро, – стал ми­ро­вым бест­сел­ле­ром. Его про­дол­же­ния жда­ли 10 лет. И на­ко­нец до­жда­лись! Гла­вы «Мет­ро 2035» Дмит­рий Глу­хов­ский ре­шил впер­вые пе­ча­тать в на­шей га­зе­те. Читайте их каж­дый день в METRO, со­би­рай­те вы­рез­ки и вы­иг­ры­вай­те кни­ги с ав­то­гра­фом ав­то­ра!

Гла­ва 8

Стан­ция мет­ро « ВДНХ», ко­неч­ная. Дом род­ной. Две­сти мет­ров в дли­ну, и на них – две­сти че­ло­век. Ме­ста как раз: мень­ше – не на­ды­шишь­ся, боль­ше – не со­гре­ешь­ся.

За­коп­чён­ные мра­мор­ные ко­лон­ны раз­ве­си­стые, в ар­ках меж­ду ни­ми раз­вёр­ну­ты древ­ние и из­но­шен­ные ар­мей­ские па­лат­ки: в каж­дой – се­мья, в неко­то­рых – по две.

Се­мьи эти мож­но за­про­сто пе­ре­та­со­вать, ни­кто, на­вер­ное, раз­ни­цы и не за­ме­тит: ко­гда жи­вёшь вме­сте два­дцать лет на од­ной стан­ции, ко­гда меж­ду тво­и­ми тай­на­ми и со­сед­ски­ми, меж­ду все­ми сто­на­ми и все­ми кри­ка­ми – бре­зен­та в один слой, так по­лу­ча­ет­ся.

Где-то, мо­жет, лю­ди бы съе­ли друг дру­га уже – за­висть ведь, и рев­ность к бо­гу, что он чу­жих де­тей боль­ше лю­бит, и невоз­мож­ность раз­де­лить с дру­ги­ми сво­е­го му­жа или же­ну, и жил­пло­щадь вполне сто­ит то­го, что­бы за неё уда­вить; но не тут, не на «ВДНХ». Тут вы­шло как-то про­сто – и по-свой­ски.

Как в де­ревне или как в ком­муне. Нет чу­жих де­тей: у со­се­дей здо­ро­вый ро­дил­ся – об­щий празд­ник; у те­бя ла­то­ры – са­ми за­му­ро­ва­ли и за­ко­но­па­ти­ли се­бя внут­ри, что­бы с по­верх­но­сти воз­дух отрав­лен­ный не тёк... Ну и от го­стей вся­ких. С од­ной сто­ро­ны, где но­вый вы­ход, – на­глу­хо. С дру­гой, где ста­рый, – оста­ви­ли шлюз для подъ­ёма в го­род.

Там, где глу­хая сте­на, – кух­ня и клуб. Пли­ты для го­тов­ки, хо­зяй­ки в фар­ту­ках су­е­тят­ся, вар­га­нят обед де­тям и му­жьям; хо­дит во­да по труб­кам уголь­ных филь­тров, жур­чит, сли­ва­ясь в ба­ки, по­чти про­зрач­ная; то и де­ло чай­ник сви­стеть на­чи­на­ет – со сме­ны с ферм за­бе­жал го­нец за ки­пя­точ­ком, ру­ки о штаны вы­ти­ра­ет, ищет сре­ди ку­ха­рок свою же­ну, что­бы за мяг­кое её при­хва­тить, о люб­ви на­пом­нить и по­лу­го­то­во­го че­го­ни­будь ку­сок схар­чить за­од­но до­сроч­но.

И пли­ты, и чай­ни­ки, и по­су­да, и сту­лья со сто­ла­ми – бы­ли все не свои, а кол­хоз­ные, но лю­ди к ним бе­реж­но от­но­си­лись, не пор­ти­ли. Не на­па­сёшь­ся ина­че.

Всё, кро­ме еды, при­нес­ли свер­ху: в мет­ро ни­че­го тол­ко­во­го не сма­сте­рить. Хо­ро­шо, что мёрт­вые, ко­гда жить со­би­ра­лись, впрок се­бе вся­ко­го добра на­го­то­ви­ли: лам­по­чек, ди­зель-ге­не­ра­то­ров, про­во­дов, ору­жия, па­тро­нов, по­су­ды, ме­бе­ли, одеж­ды на­ши­ли про­рву. Те­перь мож­но за ни­ми до­на­ши­вать, как за стар­ши­ми бра­тья­ми и сёст­ра­ми. На­дол­го хва­тит. Во всём мет­ро на­ро­ду – не боль­ше пя­ти­де­ся­ти ты­сяч. А в Москве рань­ше жи­ло пят­на­дцать мил­ли­о­нов. У каж­до­го, вы­хо­дит, та­ких род­ствен­ни­ков – по три­ста че­ло­век. Тол­пят­ся без­звуч­но, про­тя­ги­ва­ют свои об­нос­ки мол­ча: бе­ри мои, мол, бе­ри-бе­ри, но­вые по­чти. Я-то из них уже вы­рос всё рав­но.

Про­ве­рить толь­ко их ве­щи до­зи­мет­ром – не слиш­ком щёлкает? – по­бла­го­да­рить и мож­но поль­зо­вать.

ПРО­ДОЛ­ЖЕ­НИЕ СЛЕ­ДУ­ЕТ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.