ИЗОЛГАВШЕЕСЯ ПЕ­РО

Metro Russia (St. Petersburg) - - МНЕНИЯ -

Из­вест­ная со­вет­ская пи­са­тель­ни­ца Ма­ри­эт­та Ша­ги­нян умер­ла 20 мар­та 1982 го­да. Она про­жи­ла дол­гую жизнь и вы­сту­па­ла в са­мых раз­ных жан­рах: пи­са­ла сти­хи, био­гра­фи­че­ские очер­ки, ис­то­ри­че­ские ро­ма­ны...

И вот мне вспо­ми­на­ет­ся ко­нец пя­ти­де­ся­тых го­дов. То­гда раз­вер­ну­лась дис­кус­сия во­круг тео­рии про­фес­со­ра Козырева, ко­то­рый утвер­ждал, что «вре­мя пре­вра­ща­ет­ся в энер­гию». За учё­но­го засту­пи­лась Ма­ри­эт­та Ша­ги­нян. «Ли­те­ра­тур­ная га­зе­та» от 3 но­яб­ря 1959 го­да по­ме­сти­ла её про­стран­ную ста­тью «Вре­мя с боль­шой бук­вы». От­ве­том на эту пуб­ли­ка­цию ста­ло на­пе­ча­тан­ное в «Прав­де» пись­мо ака­де­ми­ков Ар­ци­мо­ви­ча, Ка­пи­цы, Там­ма.

Ша­ги­нян пи­са­ла: «Я серд­цем чую, что вре­мя из­лу­ча­ет энер­гию». Мне за­пом­ни­лось, что ака­де­ми­ки в сво­ём от­ве­те за­ме­ти­ли: «Серд­це Ма­ри­эт­ты Сер­ге­ев­ны не мо­жет счи­тать­ся до­ста­точ­но точ­ным прибором».

Я по­ла­гаю, что фе­но­мен Ша­ги­нян ещё ждёт сво­е­го ис­сле­до­ва­те­ля. Ли­те­ра­тур­ная ода­рён­ность, бур­ный, неукро­ти­мый тем­пе­ра­мент, и это в со­че­та­нии с ис­крен­ней­шей пре­дан­но­стью «де­лу пар­тии Ле­ни­на – Ста­ли­на». В свя­зи с по­след­ним мо­им утвер­жде­ни­ем не мо­гу не при­ве­сти важ­но­го на сей счёт сви­де­тель­ства. За­ме­ча­тель­ней­ший по­эт Вла­ди­слав Хо­да­се­вич в своё вре­мя пи­сал о пи­тер­ском «До­ме ис­кусств», где в на­ча­ле два­дца­тых го­дов про­шло­го ве­ка оби­та­ли мно­гие ли­те­ра­то­ры. И вот мы чи­та­ем: «...боль­шая хо­лод­ная ком­на­та Ма­ри­эт­ты Ша­ги­нян, к ко­то­рой по­че­му-то за­ча­стил ста­рый, се­до­бо­ро­дый марк­сист Лев Дейч. Ма­ри­эт­та бы­ла глу­ха. С Дей­чем си­жи­ва­ли они, тес­но сдви­нув два сту­ла и на­крыв­шись од­ним крас­ным бай­ко­вым оде­я­лом. «Я его учу сим­во­лиз­му, а он ме­ня – марк­сиз­му», – го­во­ри­ла Ма­ри­эт­та. Ка­жет­ся, уро­ки Дей­ча ока­за­лись бо­лее дей­ствен­ны».

В ше­сти­де­ся­тых го­дах я встре­чал­ся с Ша­ги­нян в Кок­те­бе­ле, у неё там бы­ла да­ча, и она ино­гда при­хо­ди­ла в дом Га­б­ри­чев­ских, где я оби­тал. Мне за­пом­нил­ся та­кой её рас­сказ. Она бы­ла в Лон­доне в ок­тяб­ре 1956 го­да, а то­гда со­вет­ские лю­ди ещё за гра­ни­цу по­чти не ез­ди­ли. И вдруг она уви­де­ла на ули­це де­мон­стра- цию. Ра­зу­ме­ет­ся, Ша­ги­нян ре­ши­ла, что свой со­ци­аль­ный про­тест вы­ра­жа­ют экс­плу­а­ти­ру­е­мые ка­пи­та­ли­ста­ми ан­глий­ские ра­бо­чие. И она немед­лен­но при­со­еди­ни­лась к про­цес­сии, по­шла в пер­вых ря­дах, раз­ма­хи­вая сво­ей клю­кой, что-то вы­кри­ки­ва­ла... А де­мон­стра­ция тем вре­ме­нем до­стиг­ла сво­ей це­ли, ка­ко­вой ока­за­лось... со­вет­ское по­соль­ство. Это был про­тест про­тив звер­ско­го по­дав­ле­ния со­вет­ски­ми тан­ка­ми вен­гер­ской ре­во­лю­ции... Тут Ша­ги­нян по­ско­рее ре­ти­ро­ва­лась.

У ме­ня есть од­на зна­ко­мая, ко­то­рая в ше­сти­де­ся­тых го­дах жи­ла в ка­ком-то пи­са­тель­ском «до­ме твор­че­ства» од­но­вре­мен­но с Ша­ги­нян. И вот что эта да­ма мне рас­ска­зы­ва­ла. За об­щим сто­лом Ма­ри­эт­та то и де­ло по­вто­ря­ла: «Я – ста­лин­ка...» – Ей воз­ра­жа­ли: «Но поз­воль­те, ведь Ста­лин – убий­ца мил­ли­о­нов лю­дей...» – «Ну и что? – го­во­ри­ла она. – Они все бы­ли пре­да­те­ли...» – «Как? Два­дцать мил­ли­о­нов пре­да­те­лей?» – «Да! Да! Да! – от­ве­ча­ла Ша­ги­нян. – Вот сей­час все твер­дят о Бу­ха­рине... А у ме­ня с Бу­ха­ри­ным был ро­ман. У ме­ня есть его лю­бов­ные пись­ма! Там каж­дая строч­ка ды­шит пре­да­тель­ством!»

А ещё я вспо­ми­наю ре­пли­ку Ах­ма­то­вой. Она мне го­во­ри­ла в ше­сти­де­ся­тых го­дах: «Я встре­ти­ла Ма­ри­эт­ту Ша­ги­нян. Она ска­за­ла: «Я уез­жаю в Ар­ме­нию. На­все­гда. Слиш­ком изо­лга­лось пе­ро». Это бы­ло в два­дцать вто­ром го­ду. Пред­став­ля­ешь, что с этим пе­ром сей­час?» Мне­ние ав­то­ра ко­лон­ки мо­жет не сов­па­дать с мне­ни­ем ре­дак­ции.

«Я вспо­ми­наю ре­пли­ку Ах­ма­то­вой. Она мне го­во­ри­ла в ше­сти­де­ся­тых го­дах: «Я встре­ти­ла Ма­ри­эт­ту Ша­ги­нян. Она ска­за­ла: «Я уез­жаю в Ар­ме­нию. На­все­гда. Слиш­ком изо­лга­лось пе­ро». Это бы­ло в два­дцать вто­ром го­ду. Пред­став­ля­ешь, что с этим пе­ром сей­час?» Ми­ха­ил Ар­дов про­то­и­е­рей

ПРО­ТО­И­Е­РЕЙ

МИ­ХА­ИЛ АР­ДОВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.