ДЖЕССИКА ЧЕСТЕЙН ОСВО­И­ЛА ОРУ­ЖИЕ

АК­ТРИ­СА РАС­СКА­ЗА­ЛА О РО­ЛИ ВОИТЕЛЬНИЦЫ И СВО­ИХ ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИ­ЯХ ОТ СЪЁМОК В «БЕЛОСНЕЖКЕ И ОХОТНИКЕ

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - ВЛА­ДИ­СЛА­ВА АЛЕК­САН­ДРО­ВА

Бе­ло­снеж­ки (Кри­стен Стю­арт) во вто­рой ча­сти нет, но она при­сут­ству­ет в филь­ме незри­мо – все о ней го­во­рят. А даль­ше на­чи­на­ет­ся при­квел, то есть нам рас­ска­зы­ва­ют ис­то­рию, ко­то­рая про­изо­шла до по­яв­ле­ния Бе­ло­снеж­ки и со­бы­тий пер­вой лен­ты. Ока­зы­ва­ет­ся, у Охот­ни­ка (Крис Хем­сворт) бы­ла воз­люб­лен­ная Во­и­тель­ни­ца (Джессика Честейн), и они вме­сте про­ти­во­сто­я­ли двум сёст­рам-ко­ро­ле­вам (Шарлиз Те­рон и Эми­ли Блант).

Итак, в пер­вой ча­сти про Во­и­тель­ни­цу Са­ру по­сто­ян­но го­во­ри­ли, но не по­ка­зы­ва­ли. И вот вы по­яви­лись...

Да. ( Сме­ёт­ся.) Я та са­мая пер­вая лю­бовь Охот­ни­ка, ещё до Бе­ло­снеж­ки. По­на­ча­лу я со­мне­ва­лась, бу­ду ли брать­ся за роль. Но по­том, пе­ре­смот­рев несколь­ко раз пер­вый фильм, по­ня­ла, что Охот­ник по­сто­ян­но го­во­рит о Са­ре. Мо­жет, ко­гда он смот­рит на Бе­ло­снеж­ку, то ду­ма­ет о Са­ре.

Я, чест­но го­во­ря, уди­ви­лась, уви­дев вас в эк­шене...

По-мо­е­му, по­след­ний мой эк­шен – это «Рас­пла­та», где я иг­ра­ла аген­та «Мос­са­да». Че­ты­ре ме­ся­ца у ме­ня ушло на осво­е­ние си­сте­мы крав-ма­га (тех­ни­ка ру­ко­паш­но­го боя. –

Прим. ред.). Бы­ло ин­те­рес­но. И вот на ки­но­пре­мии «Вы­бор кри­ти­ков» (Critics’ Choice Awards. – Прим. ред.) ко мне по­до­шёл Крис Хем­сворт, с ко­то­рым мы то­гда ещё не бы­ли зна­ко­мы, и пред­ло­жил роль Воительницы. Поз­же он при­слал на по­чту сце­на­рий и ри­су­нок мо­ей ге­ро­и­ни. Призна­юсь, та­кое со мной бы­ло впер­вые. И я не мог­ла не со­гла­сить­ся.

Чем от­ли­ча­ет­ся вто­рая часть от пер­вой?

В пер­вой ча­сти не бы­ло ме­ня. ( Сме­ёт­ся.) Во вто­рой яв­но боль­ше ко­ми­че­ских мо­мен­тов. Мне нра­вил­ся пер­вый фильм, осо­бен­но Шарлиз Те­рон! Она там та­кая кру­тая! И в этот раз го­раз­до боль­ше жен­щин.

По­чти все глав­ные ро­ли за жен­щи­на­ми. Как вы ду­ма­е­те, мож­но ли го­во­рить об из­ме­не­ни­ях в ки­но­ин­ду­стрии?

Нет, мне ка­жет­ся, о пе­ре­ме­нах по­ка ра­но го­во­рить. Но мы уже на пу­ти к ним. И очень важ­но, что­бы жен­щи­ны как мож­но ча­ще го­во­ри­ли об этом, осо­бен­но о раз­ни­це зар­плат меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми.

Как осво­и­ли ору­жие?

Лег­ко! ( Улы­ба­ет­ся.) Для ме­ня это как тан­цы! Что-что, а тан­це­вать я умею. Я же рань­ше бы­ла тан­цов­щи­цей. Так что на под­го­тов­ку у ме­ня ушло все­го две неде­ли, тре­ни­ров­ки про­хо­ди­ли в Нью-Йор­ке. До съёмок бы­ло пять недель для за­креп­ле­ния ма­те­ри­а­ла. Что вы при­внес­ли в об­лик сво­ей ге­ро­и­ни? Шрам на ли­це. Это­го не бы­ло в сце­на­рии.

/ФО­ТО: GETTY

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.