ЧЕ­ГО БОИТСЯ ПЕДРО АЛЬМОДОВАР

В ПРОКАТ ВЫХОДИТ 20-Й ФИЛЬМ КУЛЬТОВОГО РЕЖИССЁРА. АЛЬМОДОВАР ПОДЕЛИЛСЯ С METRO СВО­И­МИ СТРАХАМИ

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - ГАБРИЭЛА АКОСТА

О но­вой ки­но­лен­те

Мой два­дца­тый фильм – это чи­стая дра­ма. Посмот­рев его (же­ла­тель­но два­жды), вы по­лу­чи­те боль­шую до­зу эмо­ций. Я уве­рен, что все мои филь­мы нуж­но смот­реть два­жды, в том чис­ле и «Джу­льет­ту». Вы же не зна­е­те всё о лю­дях, ко­то­рых ви­ди­те в пер­вый раз, и не мо­же­те на­сла­дить­ся их об­ще­ством. Бы­ло бы здо­ро­во, ес­ли бы на вто­рой по­каз да­ва­ли би­лет бес­плат­но. Это ки­но – о судь­бе и непо­сти­жи­мой тайне, ко­то­рая за­став­ля­ет нас оста­вить лю­дей, ко­то­рых мы лю­бим, сти­рая их из на­шей жиз­ни, как ес­ли бы они ни­ко­гда ни­че­го для нас не зна­чи­ли, как ес­ли бы их ни­ко­гда не су­ще­ство­ва­ло.

Об Элис Ман­ро

В «Джу­льет­те» я на­ко­нец взял­ся за адап­та­цию трёх рас­ска­зов Элис Ман­ро (ка­над­ской пи­са­тель­ни­цы, ла­у­ре­а­та Но­бе­лев­ской пре­мии по ли­те­ра­ту­ре. – Прим. ред.) из сбор­ни­ка «Бе­г­лян­ка»: «Шанс», «Ско­ро» и «Ти­ши­на». Хо­тя они не вза­и­мо­свя­за­ны, у них есть об­щая ге­ро­и­ня Джу­льет­та. Я по­пы­тал­ся объ­еди­нить их, до­ду­мы­вая то, что бы­ло необ­хо­ди­мо. Смерть и лю­бовь в них идут ру­ка об ру­ку.

О ма­те­рин­стве

«Джу­льет­та» – это фильм о борь­бе, ко­то­рую ве­дёт мать, что­бы най­ти дочь и по­кон­чить с неопре­де­лён­но­стью. На мой взгляд, те­ма ма­те­рин­ства неис­чер­па­е­ма. Ведь связь меж­ду ма­мой и ре­бён­ком по­кры­та тай­ной. Ду­маю, я ещё вер­нусь к этой те­ме. На­вер­ное, она на­все­гда оста­нет­ся для ме­ня непо­сти­жи­мой.

О се­бе и сво­их пер­со­на­жах

Го­ды идут, а уклад мо­ей жиз­ни не ме­ня­ет­ся. Я всё так же жи­ву в Ис­па­нии. Мно­го хо­жу. Каж­дый день гу­ляю по сво­е­му рай­о­ну и ви­жу од­ни и те же ли­ца. В каж­дом из мо­их пер­со­на­жей вы мо­же­те най­ти ча­стич­ку ме­ня. Я оди­но­кий волк, но не та­кой жал­кий и мрач­ный, как мои ге­рои. (Улы­ба­ет­ся.)

О воз­расте

В сен­тяб­ре мне стук­нет 66. А по­том гря­дёт ещё бо­лее страш­ная циф­ра – 70. Боль­ше все­го на све­те я бо­юсь воз­рас­та. Мне страшно от од­ной толь­ко мыс­ли, что я боль­ше ни­ко­гда не бу­ду мо­ло­дым. На­вер­ное, по­это­му с ин­те­ре­сом сле­жу за на­уч­ны­ми ис­сле­до­ва­ни­я­ми. Мо­жет, вско­ре учё­ные смо­гут ме­ня под­ла­тать. Я бы очень хо­тел од­на­жды взгля­нуть в зер­ка­ло и уви­деть в от­ра­же­нии под­рост­ка, по­чув­ство­вать се­бя вновь мо­ло­дым.

О Гол­ли­ву­де

Я ни­ко­гда не хо­тел уехать из род­ной Ис­па­нии и до сих пор не хо­чу. Мне нра­вит­ся сни­мать филь­мы на ро­дине. Это моя куль­ту­ра, мой род­ной язык. Я не смог бы со­чи­нять ис­то­рии в ка­ком-то дру­гом ме­сте. К то­му же за­чем ехать ку­да-то, где твои мыс­ли мо­гут быть ис­тол­ко­ва­ны непра­виль­но, где ты мо­жешь быть недо­по­нят, ес­ли те­бе так хо­ро­шо до­ма?

«За­чем ку­да-то ехать, ес­ли те­бе хо­ро­шо до­ма?» Педро Альмодовар ре­жис­сёр

О сла­ве

Жить под гнё­том соб­ствен­ной сла­вы непро­сто. Быть Аль­мо­до­ва­ром – это от­вет­ствен­ность и по­сто­ян­ное дав­ле­ние со сто­ро­ны об­ще­ства. Я это чув­ствую, ко­гда за­кан­чи­ваю ра­бо­ту над од­ной кар­ти­ной, а весь мир уже ждёт от ме­ня сле­ду­ю­щей. Но ста­ра­юсь не за­ду­мы­вать­ся об этом. Не хо­чу, что­бы что-ли­бо ско­вы­ва­ло ме­ня. Не же­лаю де­лать то, что ожи­да­ют уви­деть дру­гие. Ведь я все­гда стре­мил­ся к сво­бо­де.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.