А ТЫ ТА­КОЙ ГОРЯЧИЙ, КАК АЙСБЕРГ В АН­ТАРК­ТИ­ДЕ

Metro Russia (St. Petersburg) - - МНЕНИЯ -

Ес­ли вы ро­ди­лись в СССР, вам этот фильм по­нра­вит­ся. Ко­неч­но, но­сталь­гия обой­дёт­ся не дё­ше­во: 740 руб­лей за два би­ле­та плюс поп­корн 260 – ты­ся­чу от­дай и не гре­ши.

А фильм на­зы­ва­ет­ся «Ле­до­кол». Та­ких, как мы с му­жем, су­ро­вых лю­би­те­лей льдов и то­ро­сов на­бра­лось че­ло­век семь­де­сят, да­же не ожи­да­ла, учи­ты­вая, что рос­сий­ско­му филь­му при­шлось кон­ку­ри­ро­вать с иду­щим в со­сед­нем за­ле «Док­то­ром Стр­эн­джем». Дей­ствие про­ис­хо­дит в 1985 го­ду. За ле­до­ко­лом «Ми­ха­ил Гро­мов» го­нит­ся ги­гант­ский айсберг. По­че­му не на­обо­рот, не знаю. Ко­ман­да, оду­рев­шая от еже­ве­чер­не­го про­смот­ра ко­ме­дии «Брил­ли­ан­то­вая ру­ка», на­зва­ла айсберг «Се­мён Се­мё­ныч». Се­мён Се­мё­ныч кра­сив неве­ро­ят­ной вздыб­лен­ной мо­щью и глы­ба­ми го­лу­бых льдов. Ко­ман­да ле­до­ко­ла хо­ро­ша сви­те­ра­ми руч­ной вяз­ки – и где ко­стю­мер столь­ко со­вет­ских сви­те­ров взял?

У мо­е­го от­ца был та­кой же; на­вер­ное, по­это­му, гля­дя на экран, я чуть не пла­ка­ла от вос­по­ми­на­ний. Отец с ма­мой при­вез­ли этот сви­тер с Кав­ка­за, ку­да по­е­ха­ли по ту­ри­сти­че­ской пу­тёв­ке от проф­ко­ма. Все сви­те­ра, ко­то­рые отец пе­ре­ме­рял на мест­ном рын­ке, ока­за­лись ему ма­лы – он был вы­со­ким и на­ка­чан­ным, каж­дый день «ки­дал» ги­рю в 16 кг. И то­гда кав­каз­ская ма­сте­ри­ца сня­ла с от­ца мер­ки и к сле­ду­ю­ще­му утру свя­за­ла ему но­вый сви­тер из гру­бой шер­сти.

Ко­гда у ме­ня ро­дил­ся сын, был трес­ку­чий мо­роз, и я на­де­ва­ла этот сви­тер под ста­рую шу­бу, что­бы ез­дить с ко­ляс­кой на мо­лоч­ную кух­ню. О чём она, где ле­до­кол и где мо­лоч­ная кух­ня, ска­же­те вы. Оста­лись там, в да­лё­ком и страш­но пре­крас­ном ми­ре Со­вет­ско­го Со­ю­за кон­ца 80-х го­дов. Ка­лен­дарь с Ал­лой Пу­га­чё­вой, мрач­ный Сер­гей Пус­ке­па­лис в ро­ли су­ро­во­го ка­пи­та­на, друж­ба на­ро­дов в ли­це ко­ка-осе­ти­на в ис­пол­не­нии Бе­со Га­та­е­ва и ко­ло­рит­но­го по­мощ­ни­ка ка­пи­та­на – ба­ла­гу­ри­сто­го укра­ин­ца в ис­пол­не­нии Ви­та­ля Ха­е­ва; под­лый со­труд­ник КГБ, скло­ня­ю­щий же­ну ка­пи­та­на са­ми по­ни­ма­е­те к че­му; пес­ня Вик­то­ра Цоя про алю­ми­ни­е­вые огур­цы; чай с ба­ран­ка­ми из же­лез­ных кру­жек; им­порт­ная дуб­лён­ка на жур­на­лист­ке – ну про­сто ма­ши­на вре­ме­ни, уно­ся­щая в СССР.

Так о чём фильм? О муж­ской друж­бе, ме­ста­ми со­про­вож­да­ю­щей­ся все­об­щим мор­до­бо­ем, и стран­ном вре­ме­ни 80-х. Ле­до­кол за­тёрт льда­ми, но не где-ни­будь в род­ных се­вер­ных мо­рях, а в Ан­тарк­ти­де – кру­гом вра­ги! Мо­ря­ки, ярост­ные пат­ри­о­ты, тай­ком ра­ду­ют­ся неза­пла­ни­ро­ван­но­му дрей­фу в юж­ных ши­ро­тах: чем доль­ше ря­дом с про­кля­ты­ми за­пад­ны­ми цен­но­стя­ми, тем боль­ше ва­лю­ты на зар­пла­ту на­ка­па­ет. Да-да, что то­гда, что се­год­ня наш на­род лю­бил «зе­лё­ные».

Ко­ман­де за­пре­ще­но по­да­вать сиг­нал бед­ствия, что­бы не про­явить сла­бость в гла­зах За­па­да. Наш флот дол­жен на­во­дить страх на весь мир! И пусть на 130-й день сто­я­ния во льдах лю­ди на­чи­на­ют схо­дить с ума, по­ги­ба­ют – Ро­ди­на о них пом­нит и во­твот вы­шлет под­мо­гу. Си­ла филь­ма «Ле­до­кол» в веч­ных про­ти­во­ре­чи­ях жиз­ни. Или ты айсберг, или он те­бя. Ты все­гда про­тив и по­это­му веч­но в дерь­ме, или все­гда со­гла­сен с на­чаль­ством, ко­то­ро­му вид­нее и ко­то­рое луч­ше зна­ет, и весь в шо­ко­ла­де. Это не ле­до­кол «Ми­ха­ил Гро­мов» да­вят то­ро­сы, это Рос­сия, ко­то­рую веч­но пре­сле­ду­ют айс­бер­ги. Мне­ние ав­то­ра мо­жет не сов­па­дать с мне­ни­ем ре­дак­ции.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.