ДОСТОЕВСКИЙ И ГОЛУБИ

Metro Russia (St. Petersburg) - - СПОРТ -

В од­ном боль­шом кра­си­вом го­ро­де ря­дом с Биб­лио­те­кой име­ни Ле­ни­на жил-был па­мят­ник, и зва­ли его Фё­дор Ми­хай­ло­вич Достоевский. Был он оди­нок, как и боль­шин­ство па­мят­ни­ков, и по­то­му очень до­ро­жил сво­ей друж­бой с го­лу­бя­ми. Не каж­дый мо­ну­мент мо­жет по­хва­стать­ся лич­ной ста­ей. Вот у Эн­гель­са там или у то­го же Есе­ни­на го­лу­бей нет. А у Фё­до­ра Ми­хай­ло­ви­ча есть – то ли по­то­му, что пти­цы чув­ство­ва­ли в нём род­ствен­ную го­лу­би­ную ду­шу, то ли чи­та­те­ли биб­лио­те­ки при­кор­ми­ли их бул­ка­ми.

Голуби тол­пи­лись у его по­ста­мен­та, а он смот­рел на них свер­ху, и его тяж­кие раз­ду­мья о судь­бах Рос­сии ста­но­ви­лись немно­го лег­че. Очень ча­сто пти­цы про­си­ли у него со­ве­та, жа­ло­ва­лись на му­жей и на­чаль­ство. Те, ко­му на­до бы­ло по­тол­ко­вать с Фё­до­ром Ми­хай­ло­ви­чем, са­ди­лись к нему на го­ло­ву и жда­ли при­ё­ма в по­ряд­ке жи­вой оче­ре­ди. Он го­во­рил ма­ло, да­же по­чти ни­че­го не го­во­рил, но всё по де­лу. Слу­ша­ет так, слу­ша­ет, по­том вздох­нёт и ска­жет: «Э-хе-хе...» Или: «Мда...» А голуби по­том его сло­ва осмыс­ли­ва­ют и скры­тый в них под­текст ищут – ещё ни ра­зу не бы­ло, что­бы не на­шли. Од­на го­лу­би­ца, к при­ме­ру, спро­си­ла, про­щать ей му­жа или нет – он ей с ма­ло­лет­ней пи­га­ли­цей из­ме­нил, по­том, ко­неч­но, в но­гах пол­зал, крош­ка­ми осы­пал... «А Фё­дор Ми­хай­ло­вич мне и го­во­рит, – рас­ска­зы­ва­ла по­том по­друж­кам рас­тро­ган­ная го­луб­ка. – «Э-хе-хе, – го­во­рит. – Ду­рак, со­знав­ший­ся, что он ду­рак, уже да­ле­ко не ду­рак». И вер­но, ду­маю, на­до му­жа про­щать. Му­жья и крош­ки на до­ро­ге не ва­ля­ют­ся».

Или дру­гой слу­чай: один про­ныр­ли­вый го­лубь стал с До­сто­ев­ским со­ве­то­вать­ся, как бы ему так у со­се­да-ал­ко­го­ли­ка трёх­ком­нат­ное гнез­до от­тя­пать, что­бы со­весть по­мень­ше му­чи­ла. На­по­ить, об­ду­рить и на ули­цу вы­ки­нуть или на­по­ить, об­ду­рить и сра­зу по го­ло­ве тюк­нуть? Что, так ска­зать, гу­ман­нее: в бом­жи или на тот свет? Фё­дор Ми­хай­ло­вич ещё боль­ше ссу­ту­лил­ся и ска­зал: «М-да-а...» А го­лубь по­том но­чью жене на ухо шеп­тал: «М-да, – го­во­рит, – зря ты в шко­ле про пре­ступ­ле­ния и на­ка­за­ния не чи­тал: по­учи­тель­ная книга». Да ес­ли б я знал, что в шко­ле Уго­лов­ный ко­декс про­хо­дят, я бы уро­ки не про­гу­ли­вал! А тут взял, по­чи­тал – и в го­ло­ве сра­зу про­яс­ни­лось. За про­стое мо­шен­ни­че­ство мне мак­си­мум де­сять лет све­тит, а с убий­ством мо­жет и до два­дца­ти дой­ти. Оно мне на­до? Из-за ал­ка­ша так рис­ко­вать. Пусть бом­жу­ет и му­ча­ет­ся. Ну его, этот гу­ма­низм!»

А од­на­жды к До­сто­ев­ско­му про­рвал­ся без оче­ре­ди со­всем юный го­лу­бок. Па­рень был сам не свой. Не успел с де­вуш­кой по­вор­ко­вать, а она уже бе­ре­мен­на и на загс на­ме­ка­ет! Нет, она, ко­неч­но, ни­че­го... Но так сра­зу? Все­го-то пять лет встре­ча­лись. Те­перь нач­нет­ся: гнез­до строй, на яй­цах си­ди, птен­цов кор­ми... А как же стаи со­блаз­ни­тель­ных го­лу­бок? А как же пи­во с дру­зья­ми? Про­щай, сво­бо­да! Здрав­ствуй, се­мей­ное раб­ство. «Я ему всё это вы­ло­жил, – из­ли­вал по­том ду­шу го­лу­бок пья­но­му те­стю на соб­ствен­ной сва­дьбе, – а он мне: «Хм, сво­бо­да, го­во­ришь... Не сто­ит ни­ка­кая сво­бо­да сле­зы ре­бён­ка». Это он на мо­их птен­цов на­мек­нул – мол, пло­хо им бу­дет без пап­ки. На­пла­чут­ся. Ни те­бе пти­чье­го мо­ло­ка на зав­трак, ни план­ше­та на Но­вый год. По­ка­тят­ся по на­клон­ной плос­ко­сти. Спер­ва двой­ки по ма­те­ма­ти­ке, по­том бен­зин из лу­жи, за­тем бес­по­ря­доч­ные по­ло­вые свя­зи и смерть от пти­чье­го грип­па!» Сто­ит ли удив­лять­ся, что пер­во­го вы­лу­пив­ше­го­ся птен­ца в этой се­мье на­зва­ли Фё­до­ром. Так, впро­чем, по­сту­па­ли и во всех осталь­ных се­мьях. Та­кая уж в этой стае бы­ла тра­ди­ция: стар­ший сын – Федь­ка. Их в этой стае страсть как мно­го бы­ло. По­это­му «до­сто­ев­ских» го­лу­бей в дру­гих ста­ях федь­ка­ми и драз­ни­ли. А тем – хоть бы хны, че­го на ду­ра­ков оби­жать­ся... Луч­шие фо­то­гра­фии по­явят­ся на стра­ни­цах Metro. А трое по­бе­ди­те­лей по­лу­чат цен­ные при­зы: участ­ни­ки – сер­ти­фи­кат на 10 000 руб­лей на услу­ги Груп­пы кли­ник «MedClub», а их ма­мы – про­це­ду­ру ла­зер­но­го 4D-омо­ло­же­ния или ком­плекс­ный ди­а­гно­сти­че­ский па­кет (на вы­бор) в Груп­пе кли­ник «МedClub».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.