ПРИ­ШЁЛ КНЯЗЬ

Гость Metro. Со­ав­тор ле­ген­дар­ных хи­тов «Ко­ро­ля и Шу­та» рас­ска­зы­ва­ет о ста­рых пес­нях и но­вых увле­че­ни­ях

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - СВЯТОСЛАВ ТАРАСЕНКО money@metronews.ru

Один из ос­но­ва­те­лей «Ко­ро­ля и Шу­та», а нын­че ли­дер груп­пы «KняZz» Ан­дрей Кня­зев рас­ска­зал Metro о пред­сто­я­щем кон­цер­те и о том, по­че­му ро­ке­ры не ста­ре­ют.

26 но­яб­ря груп­па КняZz в год сво­е­го пя­ти­ле­тия даст боль­шой кон­церт в пе­тер­бург­ском клу­бе «Кос­мо­навт». В пред­две­рии это­го шоу ли­дер кол­лек­ти­ва и со­ос­но­ва­тель од­ной из зна­ко­вых групп 1990–2000-х – «Ко­роль и Шут» – Ан­дрей Кня­зев при­шёл в ре­дак­цию га­зе­ты Metro и убе­дил нас в том, что ему есть чем ещё уди­вить пуб­ли­ку.

– Ро­ке­ры не ста­ре­ют! – вос­клик­нул Ан­дрей, от­ве­чая на во­прос о том, что в на­ча­ле 2000-х, ко­гда «Ко­роль и Шут» бы­ли на пи­ке твор­че­ства, ка­за­лось: прой­дёт 10 лет, и вся эта ска­зоч­ная тема пе­сен уй­дёт на вто­рой план, а «КиШ» по­взрос­ле­ет и в та­ком фор­ма­те по­ки­нет сце­ну.

– Да, мне уже за со­рок, и внеш­ний ха­рак­тер мо­ей му­зы­ки вро­де бы не из­ме­нил­ся, но внут­ренне это не так, – го­во­рит Князь. – Ес­ли раньше мне бы­ло ин­те­рес­но про­сто рас­ска­зать ис­то­рию – то есть два че­ло­ве­ка ку­да-то идут, что-то с ни­ми про­ис­хо­дит, то те­перь я кон­цен­три­ру­юсь боль­ше на пси­хо­ло­гии, от­кры­ваю «по­тай­ные ком­на­ты». По­че­му я про­дол­жаю этим за­ни­мать­ся? К при­ме­ру, у лю­дей, ко­то­рые хо­дят в тре­на­жёр­ный зал, вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся гор­мон сча­стья. Вот и я по­сле каж­до­го кон­цер­та счаст­лив. А пес­ни со вре­ме­нем пре­вра­ти­лись из му­зы­ки и тек­ста в сред­ство об­ще­ния.

Под­во­дить итоги пер­вой пя­ти­лет­ки соб­ствен­ной груп­пы Ан­дрей не спе­шит, не раз­де­ля­ет то, что бы­ло в «Ко­ро­ле и Шу­те» и КняZz, а так­же не бо­ит­ся об­ви­не­ний кри­ти­ков в са­мо­пла­ги­а­те.

– Да, за пять лет мы вы­пу­сти­ли пять аль­бо­мов, но, с од­ной сто­ро­ны, к мо­мен­ту со­зда­ния груп­пы КняZz у ме­ня уже бы­ло мно­го го­то­во­го ма­те­ри­а­ла, во-вто­рых, всем не уго­дишь. «Экс­плу­а­ти­ру­ешь» ста­рые те­мы – го­во­рят, что нет раз­ви­тия. Пи­шешь бо­лее лёг­кий ма­те­ри­ал – об­ви­ня­ют в том, что ню­ни рас­пу­стил. Да и во­об­ще «Кня­зю не идёт петь, луч­ше бы вы­пи­вал».

Кста­ти, пить му­зы­кант бро­сил. Со­всем. Да­же на Но­вый год ни кап­ли, при­знал­ся он Metro. И «пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вал­ся» в ани­ма­то­ра. Во вре­мя ту­ра в под­держ­ку бу­ду­ще­го аль­бо­ма, ко­то­рый вый­дет в 2017 го­ду, му­зы­кан­ты со­би­ра­ют­ся по­ка­зать ани­ма­ци­он­ный клип на пес­ню «Лес­ник», пол­но­стью сде­лан­ный Ан­дре­ем Кня­зе­вым.

– Я на­чи­нал как ху­дож­ник и уже по­том стал му­зы­кан­том. Так что ани­ма­ция – это ло­гич­ное про­дол­же­ние юно­ше­ских увле­че­ний. Над кли­пом на пес­ню «Лес­ник» я ра­бо­таю уже 1,5 го­да в оди­ноч­ку, это очень кро­пот­ли­вая и слож­ная ра­бо­та. Что ка­са­ет­ся тех­но­ло­гии, то сна­ча­ла кадры ри­су­ют­ся в ка­ран­да­ше, по­том рас­кра­ши­ва­ют­ся.

До­маш­ние Ан­дрея Кня­зе­ва, по сло­вам му­зы­кан­та, его пес­ни боль­ше слу­ша­ют, чем под­пе­ва­ют.

– Кро­ме млад­шей доч­ки, у ко­то­рой какое-то по­тря­са­ю­щее ощу­ще­ние му­зы­ки, – го­во­рит му­зы­кант. – Ей 6 лет, но она уже с са­мо­го ран­не­го воз­рас­та вос­при­им­чи­ва к твор­че­ству.

А вот тё­ща неред­ко ста­но­вит­ся пер­вым «де­гу­ста­то­ром» но­вых хи­тов.

– «Ели мя­со му­жи­ки» – это её ожив­ший кош­мар, – шу­тит Князь, вспо­ми­ная один из ле­ген­дар­ных хи­тов «Ко­ро­ля и Шу­та».

«Как од­ной но­гой ди­но­завр, я очень со­жа­лею, что ком­пакт-дис­ки ухо­дят. Вся му­зы­ка – в Ин­тер­не­те». Ан­дрей Кня­зев, му­зы­кант

КняZz всё-та­ки – это от­дель­ная стра­ни­ца ис­то­рии? Или ло­гич­ное про­дол­же­ние «КиШа»?

Вто­рое. Я не раз­де­ляю твор­че­ство этих групп. «КиШ» пре­кра­тил су­ще­ство­ва­ние, по­сколь­ку я не стал воз­вра­щать­ся в груп­пу, ко­то­рую вос­при­ни­маю как наш с Ми­шей (Гор­ше­нёв, во­ка­лист, скон­чал­ся в 2013 го­ду) тан­дем. Я при­нял на се­бя всю но­шу сов­мест­но­го твор­че­ства. При­ят­ную но­шу.

Вы ушли из «Ко­ро­ля и Шу­та», ко­гда Ми­ха­ил Гор­ше­нёв се­рьёз­но увлёк­ся те­ат­ром – мю­зик­лом TODD («Су­и­ни Тодд»). Вам бы­ло неин­те­рес­но?

Там бы­ла слож­ная ис­то­рия. Мы очень дав­но за­ду­мы­ва­лись о том, что­бы по­про­бо­вать се­бя в ак­тёр­ских фор­мах. Да­же на ка­ме­ру что-то за­пи­сы­ва­ли. Бы­ла идея сде­лать спек­такль, по­ста­вив на сцене де­ся­ток сво­их пе­сен. В ви­де но­велл. Чу­жие ис­то­рии нам бы­ли неин­те­рес­ны. И пер­вый раз те­ат­ру, ко­то­рый по­том по­ста­вил мюзикл TODD, мы от­ка­за­ли. Но ко­гда Бёр­тон вы­пу­стил свой фильм, Ми­ша за­го­рел­ся иде­ей, и вы­бить её бы­ло невоз­мож­но. Он, ко­неч­но, пред­ла­гал мне вто­ро­сте­пен­ных пер­со­на­жей – па­ла­ча и так да­лее. Но я люб­лю бо­лее эмо­ци­о­наль­ные об­ра­зы. Мы разо­шлись на этой поч­ве, а по­том и «КиШа» не ста­ло.

Ряд пе­сен из по­след­них аль­бо­мов, по ва­шим сло­вам, на­пи­са­ны в на­ча­ле 90-х. Где вы их от­ка­пы­ва­е­те? На чер­да­ке?

Ко­неч­но (сме­ёт­ся). У ме­ня есть ка­та­лог неиз­дан­ных пе­сен. То­гда я их за­пи­сы­вал на маг­ни­то­фон «Со­на­та», иг­рая на аку­сти­че­ской ги­та­ре. Сей­час оциф­ро­вал и за­ка­чал в ком­пью­тер. По­че­му ре­шаю в тот или иной мо­мент к ним вер­нуть­ся? По­то­му что у каж­дой пес­ни своя судь­ба. Где-то не бы­ло тек­ста. Или не бы­ло идеи аран­жи­ров­ки. Или не бы­ло при­пе­ва. Про­сто при­шло вре­мя. То же са­мое бы­ло и в «Ко­ро­ле и Шу­те».

А вам не ка­жут­ся эти те­мы на­ча­ла 90-х на­ив­ны­ми?

Вы зна­е­те, юно­ше­ское со­зна­ние тем и хо­ро­шо, что оно чи­стое. По ме­ре то­го как мы слу­ша­ем всё боль­ше му­зы­ки, по­яв­ля­ют­ся шаб­ло­ны в мыш­ле­нии. Му­зы­ка се­бя по­вто­ря­ет, всё идёт по на­ка­тан­ной.

Вам ни­ко­гда не хо­те­лось в сво­ей ли­ри­ке от ис­то­рий уй­ти в сто­ро­ну, к при­ме­ру, со­ци­аль­ных тем, как при­ня­то в рус­ском ро­ке?

У ме­ня как-то с этой те­мой не сло­жи­лось. К то­му же я ри­сую ил­лю­стра­ции к сво­им пес­ням. И каж­дый раз, ко­гда рож­да­ет­ся текст, ис­то­рия, я пред­став­ляю, как это мож­но ви­зу­а­ли­зи­ро­вать. Мне важ­ны пер­со­на­жи, об­ра­зы. И они неза­ви­си­мо от те­мы по­лу­ча­ют­ся в сти­ле «сказ­ка – ложь, да в ней на­мёк». То есть и в ска­зоч­ных сю­же­тах мо­гут пря­тать­ся со­ци­аль­ные мо­мен­ты.

/ ФО­ТО: СВЯТОСЛАВ АКИМОВ

/ ВСЕ ФО­ТО: СВЯТОСЛАВ АКИМОВ

Князь до сих пор рас­ка­пы­ва­ет ар­хи­вы на­ча­ла 90-х и бе­рёт от­ту­да пес­ни для но­вых аль­бо­мов

/ ФО­ТО: METRO

Для Кня­зя му­зы­ка се­го­дня – это преж­де все­го ат­мо­сфе­ра

/ ФО­ТО: METRO

За па­ру ми­нут Ан­дрей Кня­зев на­ри­со­вал аб­стракт­ный шарж на пла­нёр­ке Metro

/ ФО­ТО: СВЯТОСЛАВ АКИМОВ

На кон­цер­ты КняZz ста­рые фа­на­ты «Ко­ро­ля и Шу­та» при­хо­дят со сво­и­ми детьми. Это при­ят­но, го­во­рит Ан­дрей

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.