ИВАН И. ТВЕРДОВСКИЙ «ЗОО­ЛО­ГИЯ» ПОМОГЛА МНЕ ПОВЗРОСЛЕТЬ»

В оте­че­ствен­ном про­ка­те стар­то­ва­ла на­шу­мев­шая за ру­бе­жом «Зоо­ло­гия» Ива­на И. Твер­дов­ско­го, а в на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го го­да кар­ти­на вый­дет в США и Ве­ли­ко­бри­та­нии. Мы встре­ти­лись с 27-лет­ним ре­жис­сё­ром и об­су­ди­ли этот стран­ный фильм о хво­ста­той жен­щине, ко­то­рый

Metro Russia (St. Petersburg) - - РАЗВЛЕЧЕНИЯ - ЛЮ­БОВЬ ЕГОРОВА

По­че­му Иван И. Твердовский?

«И» как им­пе­ра­тор. (Сме­ёт­ся.) Шу­чу, ко­неч­но. Мой отец – ре­жис­сёр – то­же Иван. Что­бы вы­де­лять­ся, я до­ба­вил бук­ву «И», это как часть име­ни.

Да­вай­те по­го­во­рим о «Зоо­ло­гии». С че­го на­ча­лась ра­бо­та?

С ме­та­фо­ры ина­ко­во­сти. Все мы раз­ные, все мы хо­тим раз­но­го, а от нас тре­бу­ют хо­дить од­ним стро­ем, ве­сти се­бя оди­на­ко­во. Сна­ча­ла у ме­ня бы­ла толь­ко идея, что у че­ло­ве­ка вы­рас­та­ет хвост, и по­ни­ма­ние, у ко­го он вы­рас­та­ет – у На­та­льи Пав­лен­ко­вой. Хо­тел на­пи­сать ки­но имен­но под неё. Мы с ней по­зна­ко­ми­лись на съём­ках мо­ей ди­плом­ной ра­бо­ты «Снег». По­том я снял её в «Клас­се кор­рек­ции». Дру­гие ар­ти­сты ме­ня не вдох­нов­ля­ют.

Вам 27 лет, Пав­лен­ко­вой – 56. Раз­ни­ца в воз­расте не ме­ша­ет ра­бо­тать вме­сте?

Мы с ней дру­жим. В филь­ме во­об­ще непо­нят­но, ка­ко­го воз­рас­та ге­ро­и­ня. Во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с ми­ром она под­ро­сток. До­ма с ней ма­ма во­зит­ся как с ре­бён­ком.

Это вы про се­бя го­во­ри­те?

Ко­неч­но. Ге­ро­и­ня – это я. Ко­гда пи­сал сце­на­рий, я пи­сал про се­бя и для се­бя. С по­мо­щью

По­бо­ро­ли его? Ка­кая?

это­го филь­ма я взрос­лел, осво­бож­дал­ся от ком­плек­сов, на­хо­дил се­бя.

От ка­ких ком­плек­сов?

Ме­ня очень ра­но на­крыл син­дром 30-лет­них – в 26. Мне бы­ло ин­те­рес­нее ре­шить свою про­бле­му че­рез ки­но, неже­ли пла­тить день­ги за ду­рац­кие бе­се­ды с пси­хо­те­ра­пев­том. Да! Я счаст­лив! Сни­мать бы­ло тя­же­ло. Ко­гда я за­кон­чил, во мне по­яви­лась гар­мо­ния. Сей­час у ме­ня но­вая вол­на. Дру­гая. До­пи­сы­ваю сце­на­рий для филь­ма, ко­то­рый бу­дет силь­но от­ли­чать­ся от «Клас­са кор­рек­ции» и «Зоо­ло­гии». Но­вая ра­бо­та го­раз­до боль­ше на­це­ле­на на зри­те­ля, чем преды­ду­щие. Там бу­дут звёз­ды.

Я смот­ре­ла «Зоо­ло­гию» на «Ки­но­тав­ре» в Зим­нем те­ат­ре. Пе­ре­до мной си­дел Ио­сиф Коб­зон. Он всё вре­мя пе­ре­гля­ды­вал­ся с же­ной: «Что это? Мо­жет, пой­дём?» – «Как-то неудоб­но ухо­дить, да­вай ещё по­си­дим...»

А я как раз уди­вил­ся, что он во­об­ще вы­си­дел. (Улы­ба­ет­ся.) На «Зоо­ло­гию» нуж­но ид­ти не за раз­вле­че­ни­ем. Сто­ит смот­реть, толь­ко ес­ли вы го­то­вы на раз­го­вор с са­мим со­бой. Ре­жис­сё­ры обыч­но вы­стра­и­ва­ют фи­нал так, что­бы под­ве­сти к ис­кус­ствен­но­му ка­тар­си­су. В «Зоо­ло­гии» есть на­гне­та­ние си­ту­а­ции до опре­де­лён­ной точ­ки и её раз­ре­ше­ние в спо­кой­ной и хо­лод­ной ма­не­ре. По­на­ча­лу это со­бьёт зри­те­ля, но имен­но это не да­ёт ему ды­шать, из-за это­го он ча­са­ми ду­ма­ет о филь­ме. Воз­мож­но, ки­но да­же при­снит­ся ему. На сле­ду­ю­щий день он пе­ре­оце­ни­ва­ет уви­ден­ное.

Ис­то­рия дей­стви­тель­но ин­тим­ная, не для каж­до­го зри­те­ля. По­че­му ре­ши­ли хвост сде­лать по­хо­жим на член?

У нас у всех про­бле­мы с сек­су­аль­но­стью. По­че­му-то все в хво­сте ви­дят член. Я не мог че­ло­ве­ку при­де­лать ко­ша­чий или за­ячий хвост. Мы же не за­да­ём­ся во­про­сом, по­че­му у ли­сы по­ло­вые ор­га­ны вы­гля­дят ина­че, чем у че­ло­ве­ка. Ес­ли бы у че­ло­ве­ка был хвост, то он вы­гля­дел бы так, по мо­е­му мне­нию.

То есть вам не нра­вит­ся, что кри­ти­ки окре­сти­ли «Зоо­ло­гию» филь­мом о рус­ской Жен­щине-кош­ке?

Это при­ду­мал че­ло­век, ко­то­рый не лю­бит ко­шек и у ко­то­ро­го их ни­ко­гда не бы­ло. Мне так­же непо­нят­но, по­че­му на­зы­ва­ют «Зоо­ло­гию» ре­мей­ком «Че­ло­ве­ка-ам­фи­бии».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.