МУРЕНА НЕ ПОХОЖА НА МАЛЕФИСЕНТУ

АК­ТРИ­СА АНА­СТА­СИЯ МАКЕЕВА РАС­СКА­ЗА­ЛА METRO О СВО­ЕЙ РА­БО­ТЕ В МЮЗИКЛЕ «ЧУДО-ЮДО» И ДРУ­ГИХ РОЛЯХ

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - АННА ЛУТЧЕНКОВА anna.lutchenkova@metronews.ru

– Мурена из сказ­ки «Чу­доЮ­до» – это мой пер­вый опыт ра­бо­ты в спек­так­ле для де­тей, ко­то­рые пред­став­ля­ют осо­бен­ную пуб­ли­ку. Они по-дру­го­му смот­рят спек­такль, чем взрос­лые. У де­тей есть опре­де­лён­ный кре­дит до­ве­рия: если ты на сцене неис­кре­нен, то они это чув­ству­ют и те­ря­ют ин­те­рес. Мурена из сказ­ки «Чудо-Юдо» – очень кра­си­вый об­раз. Не по­ни­маю тех, кто, ви­дя од­ну де­таль, на­чи­на­ют при­пи­сы­вать штам­пы. Речь идёт о ро­гах, ко­то­рые при­сут­ству­ют в го­лов­ном убо­ре Му­ре­ны. Срав­ни­ва­ют с пер­со­на­жем Ан­дже­ли­ны Джо­ли Ма­ле­фи­сен­той. На са­мом де­ле ни­че­го об­ще­го нет: ро­га у неё дру­гой фор­мы, всё те­ло за­кры­то чёр­ным ла­тек­сом, яр­кие крас­ные гу­бы. В мо­ём ко­стю­ме ис­поль­зо­ва­на ле­тя­щая лёг­кая ткань, де­коль­те, об­на­жён­ные ру­ки и но­ги, иная при­чёс­ка, по­чти бес­цвет­ные гу­бы и ак­цент на гла­зах – об­раз кар­ди­наль­но дру­гой.

– Мю­зикл «Де­мон Оне­ги­на» бли­зок к клас­си­че­ско­му про­из­ве­де­нию Пуш­ки­на?

– Всё, что ста­вит­ся сейчас, – это по мо­ти­вам Пуш­ки­на, ведь по­эт не пи­сал сце­на­рия к мю­зик­лу. Но при этом в спек­так­ле оста­лось мно­го пуш­кин­ско­го тек­ста – на­при­мер, пись­мо Та­тья­ны. В «Де­моне Оне­ги­на» есть так­же свои но­во­вве­де­ния. Неко­то­рые по­ступ­ки со­вер­ша­ют­ся не про­сто че­ло­ве­ком, а как буд­то про­ис­хо­дят по во­ле ро­ка. Кар­ди­наль­ное от­ли­чие на­ше­го спек­так­ля (че­го не бы­ло ни в од­ной по­ста­нов­ке Пуш­ки­на) в том, что вве­дён об­раз де­мо­на, ко­то­рый вер­шит судьбу глав­ных ге­ро­ев. Он вли­я­ет на Оне­ги­на и на Та­тья­ну. А ре­зуль­тат раз­ный: Оне­гин ве­дёт­ся и со­вер­ша­ет ошиб­ки, на ко­то­рые тол­ка­ет де­мон, а Та­тья­на – нет. Я люб­лю иг­рать эту роль. Об­раз Ла­ри­ной – во­пло­ще­ние чи­стой люб­ви, ко­то­рую сейчас по­чти не встре­тишь в на­шем ми­ре. От­дель­ное удо­воль­ствие в «Де­моне Оне­ги­на» мне до­став­ля­ют вы­со­кая эс­те­ти­ка пуш­кин­ско­го тек­ста, кра­си­вые ко­стю­мы, ве­ли­ко­леп­ная му­зы­ка Ан­то­на Та­но­но­ва и Гле­ба Мат­вей­чу­ка. В по­ста­нов­ке так­же зву­чит му­зы­ка Пет­ра Ильи­ча Чай­ков­ско­го. У спек­так­ля есть опре­де­лён­ный стиль и шарм.

– Бул­га­ков­ский «Мастер и Мар­га­ри­та» то­же име­ет свои но­во­вве­де­ния?

– Да. Здесь надо от­дать долж­ное рис­ко­вой на­ту­ре Ири­ны Афа­на­сье­вой – про­дю­се­ра про­ек­та. Она чётко про­ри­со­ва­ла лю­бов­ный тре­уголь­ник, где Во­ланд име­ет опре­де­лён­ные чув­ства к Мар­га­ри­те, че­го у Бул­га­ко­ва не про­сле­жи­ва­ет­ся. Но это на­шло без­услов­ный от­клик у зри­те­ля, пред­став­ле­ние про­хо­дит с ан­шла­га­ми. В це­лом же спек­такль очень мною лю­би­мый. В ос­но­ве – ис­то­рия жерт­вен­ной, ис­крен­ней люб­ви зре­лой жен­щи­ны, ко­то­рая про­шла по жиз­нен­но­му пу­ти опре­де­лён­ный от­ре­зок и по­ня­ла, что её су­ще­ство­ва­ние без люб­ви пу­стое. Каж­дой, на­вер­ное, хо­те­лось бы ис­пы­тать по­доб­ные чув­ства и най­ти сво­е­го Ма­сте­ра. Очень силь­ный му­зы­каль­ный ма­те­ри­ал. Кра­си­вый и яр­кий вто­рой акт и, в част­но­сти, бал ста ко­ро­лей.

– Ка­кая из этих трёх ро­лей вам ин­те­рес­нее все­го?

– Каж­дая по-сво­е­му. На­при­мер, роль Му­ре­ны из «Чудо-Юдо» не слож­ная, но ин­те­рес­ная. Мне по­нра­ви­лось су­ще­ство­вать в сказ­ке. Для это­го пер­со­на­жа не надо вы­стра­и­вать слож­ный пси­хо­тип, как, на­при­мер, при ра­бо­те над бул­га­ков­ской Мар­га­ри­той. Там нет та­ких слож­ных дра­ма­ти­че­ских мо­мен­тов, от­ча­я­ния, как у Та­тья­ны в «Де­моне Оне­ги­на». Каж­дый из мю­зик­лов за­став­ля­ет о чём-то за­ду­мать­ся.

«МУРЕНА ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ МАЛЕФИСЕНТЫ ДЖО­ЛИ»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.