ЗАПИСКИ ПОНАЕХАВШИХ

Metro Russia (St. Petersburg) - - МНЕНИЯ -

Во­рвал­ся я в Ле­нин­град эта­ким д’Ар­та­нья­ном – мо­ло­дым, уве­рен­ным в се­бе, фи­зи­че­ски креп­ким и, го­во­рят, до­воль­но сим­па­тич­ным мо­ло­дым че­ло­ве­ком. Мне – сем­на­дцать лет, и в лю­би­мом ма­лень­ком, то­гда за­кры­том го­ро­де Се­ва­сто­по­ле бы­ло тес­но. Я при­е­хал по­сту­пать в Во­ен­мех.

Бы­ло ле­то 1959 го­да. На дру­гой день по­сле мо­е­го при­ез­да был празд­ник «Про­во­ды бе­лых но­чей». Я с дву­мя зем­ля­ка­ми (оба бы­ли старше ме­ня и уже учи­лись в Ле­нин­гра­де) от­пра­вил­ся в ЦПКиО. Празд­нич­но оде­тая мо­ло­дёжь, везде му­зы­ка, гро­мад­ный парк. Пред­вку­ше­ние пер­вой бе­лой но­чи, та­ин­ствен­ной и ми­сти­че­ской.

Мы за­шли в «По­пла­вок» (ка­жет­ся, так на­зы­вал­ся пла­ву­чий ре­сто­ран), за­ка­за­ли шаш­лык и бу­тыл­ку ко­нья­ка. Ко­неч­но, это бы­ло не моё пред­ло­же­ние, но от­каз пить не преду­смат­ри­вал­ся. На мой воз­раст офи­ци­ант­ка не об­ра­ти­ла вни­ма­ния. Ко­ньяк я пил впер­вые и не знал его ко­вар­но­го свой­ства – что опья­не­ние на­сту­па­ет че­рез ка­кое­то вре­мя, поз­же; по­это­му ли­хо, на­равне опро­ки­ды­вал рюм­ки. Взя­ли и при­кон­чи­ли вто­рую бу­тыл­ку. В пар­ке на пло­щад­ке бы­ли тан­цы. Мы по­шли в круг. Я как-то быст­ро по­зна­ко­мил­ся с ми­ло­вид­ной де­вуш­кой и тан­це­вал с ней. Вне­зап­но, я так и не по­нял как, вспых­ну­ла дра­ка. Двое мо­их зем­ля­ков бы­ли в са­мой гу­ще. От­дав пи­джак де­вуш­ке, я бро­сил­ся на по­мощь. Всё за­кру­ти­лось, откуда-то по­яви­лась кон­ная ми­ли­ция, круп­ные гне­дые ко­ни. Дра­ка рас­сы­па­лась, раз­бе­жа­лась. Ме­ня за ру­ку ку­да­то та­щи­ла девушка... Прос­нул­ся я от хо­ло­да, лё­жа на ска­мей­ке. Пи­джа­ка не бы­ло, я был в од­ной «бо­боч­ке» – ру­баш­ке с ко­рот­ким ру­ка­вом. В тре­во­ге мгно­вен­но про­трез­вел: пи­джак?! пас­порт?! все день­ги?! Но в этот же миг я по­чув­ство­вал, что го­ло­ва ле­жит на чем-то тёп­лом и мяг­ком. Под­няв гла­за, я уви­дел де­вуш­ку, она си­де­ла в мо­ём пи­джа­ке и вет­кой от­го­ня­ла ко­ма­ров.

– Я что, спал? – глу­по спро­сил я. – Да. Пой­дём, я за­мёрз­ла. – А где ре­бя­та? – Не знаю, все раз­бе­жа­лись.

Я вско­чил на но­ги, под­нял со ска­мей­ки де­вуш­ку. Бы­ло ти­хо. Вот она – бе­лая ночь. Я по­смот­рел на ча­сы – по­ло­ви­на тре­тье­го. По­том мы дол­го шли. По­чти без­люд­ная Боль­шая Зе­ле­ни­на – ка­ньон сре­ди за­га­доч­ных тём­но-се­рых зда­ний. Мо­сты. Ва­си­льев­ский ост­ров. Не­ва в рас­свет­ном по­кое. Пло­щадь Труда. Ма­ри­ин­ский те­атр и Глин­ка, уко­риз­нен­но гля­дя­щий на ме­ня. Фон­тан­ка. И я по­лю­бил этот го­род, эту де­вуш­ку, ко­то­рая бе­рег­ла мой непу­тё­вый сон. По­ка­зав, как мне ид­ти даль­ше, она спро­си­ла: «Ты за­пом­нил?» И по­вто­ри­ла но­мер сво­ей квар­ти­ры.

«А дом из­вест­ный, здесь жи­вёт Ва­си­лий Пав­ло­вич Со­ло­вьёв-Се­дой. При­хо­ди».

Про­спал я дол­го, за­тем на­ча­лись аби­ту­ри­ент­ские буд­ни: по­да­ча до­ку­мен­тов, зна­ком­ство с ву­зом, пе­ре­езд в об­ще­жи­тие, кон­суль­та­ции, эк­за­ме­ны, за­чис­ле­ние в Во­ен­мех, отъ­езд «на кар­тош­ку», но­вые зна­ком­ства, на­ча­ло учё­бы. И я на­чи­сто за­был но­мер квар­ти­ры, а по­том об­лик и имя де­вуш­ки, ко­то­рую ни ра­зу не по­це­ло­вал, но ко­то­рую пом­ню всю жизнь.

По­том бы­ли на­пря­жён­ная учё­ба, ра­бо­та, брак, де­ти, ожи­да­ние квар­ти­ры, квар­ти­ра, по­куп­ка «Жи­гу­лей», са­до­вод­ство – в об­щем, как у боль­шин­ства мо­их сверст­ни­ков. На­ши от­цы по­гиб­ли на фрон­те, и мы са­ми про­кла­ды­ва­ли се­бе путь.

Мне по­вез­ло участ­во­вать в на­шей лун­ной про­грам­ме: пол­то­ра го­да я ра­бо­тал на стар­то­вом ком­плек­се Н-1. Ви­дел кра­са­ви­цу 110-мет­ро­вую ра­ке­ту, был сви­де­те­лем пер­во­го, к со­жа­ле­нию, неудач­но­го, за­пус­ка, ко­гда она, ото­рвав­шись от стар­та, мощ­но по­шла вверх и вдруг из­ме­ни­ла на­прав­ле­ние по­лё­та, ста­ла па­дать и бы­ла лик­ви­ди­ро­ва­на.

Той же осе­нью 1968 го­да при­ни­мал уча­стие в ис­пы­та­ни­ях прин­ци­пи­аль­но но­во­го за­ря­да ядер­но­го ору­жия на Се­ми­па­ла­тин­ском по­ли­гоне под ко­до­вым на­зва­ни­ем «Ар­гон-2». Пом­ню, как то­гда ти­ши­ну сна­ча­ла разо­рва­ло тре­вож­ное мы­ча­ние под­опыт­ных жи­вот­ных, при­вя­зан­ных бли­же к эпи­цен­тру. Ора­ли ослы, бле­я­ли ко­зы, но всё пе­ре­крыл тя­же­лый, утроб­ный рёв зем­ли, ко­то­рая со­дро­га­лась в му­чи­тель­ных су­до­ро­гах. Та­кое не за­бы­ва­ет­ся. Под­зем­ный взрыв про­шёл успеш­но, о по­след­стви­ях мы узна­ли на­мно­го поз­же. Ве­те­ран под­раз­де­ле­ний осо­бо­го рис­ка.

Я при­е­хал в Ле­нин­град один, а сей­час нас, Ильи­ных, уже три­на­дцать че­ло­век: жё­ны, пя­те­ро де­тей, чет­ве­ро вну­ков. И все лю­бят два го­ро­да: Санкт-Пе­тер­бург, в ко­то­ром жи­вём, и Се­ва­сто­поль, в ко­то­ром бы­ва­ем каж­дый год.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.