ФАНАТЕЛ ОТ ЖУКОВА

Бру­таль­ный швед, ис­пол­ни­тель ро­ли са­мо­го из­вест­но­го вра­га Рок­ки Ива­на Дра­го, при­е­хал в Моск­ву на кон­вент Wargaming Fest. Ре­пор­тёр Metro встре­тил­ся с Доль­фом, что­бы по­го­во­рить о его увле­че­нии Крас­ной ар­ми­ей, су­ро­вых швед­ских фе­ми­нист­ках и ро­ман­ти­че­ской нат

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE -

Мно­гие ва­ши пер­со­на­жи бы­ли рус­ски­ми. А что ещё вас свя­зы­ва­ет с на­шей стра­ной?

В первую оче­редь мой отец. Он офи­цер, слу­жил в швед­ской ар­мии, и он очень ин­те­ре­со­вал­ся Крас­ной ар­ми­ей, со­вет­ской так­ти­кой и рус­ски­ми во­е­на­чаль­ни­ка­ми – Жу­ко­вым, Ро­кос­сов­ским, Ко­не­вым. И когда я был ма­лень­ким, лет 12 мне бы­ло, он мно­го рас­ска­зы­вал мне о них, и в ито­ге я то­же за­ин­те­ре­со­вал­ся во­ен­ной ис­то­ри­ей.

Когда вы сыг­ра­ли Ива­на Дра­го и дру­гих зло­де­ев из СССР, не обид­но бы­ло, что лю­ди на ули­це вос­при­ни­ма­ли вас как этих ге­ро­ев?

Ну, это до­ка­зы­ва­ло, что я от­лич­но спра­вил­ся со сво­ей ра­бо­той как актёр! В США то­гда очень ак­тив­но про­дви­га­ли образ СССР как вра­га, и мне при­хо­ди­лось с этим ми­рить­ся. Прав­да, сей­час лю­ди уже зна­ют ме­ня как ме­ня, как Доль­фа, и от­де­ля­ют ме­ня от мо­их пер­со­на­жей. Недав­но я сыг­рал рус­ско­го в се­ри­а­ле «Стре­ла» и, по-мо­е­му, по­лу­чи­лось здо­ро­во. Рус­ские пер­со­на­жи очень ко­ло­рит­ные, их можно сде­лать од­но­вре­мен­но оча­ро­ва­тель­ны­ми и опас­ны­ми. Это при­мер­но как иг­рать ита­льян­ско­го ганг­сте­ра.

Вы когда-ни­будь про­бо­ва­ли иг­рать неж­но­го, ро­ман­ти­че­ско­го ге­роя?

Я в этом не пре­успел. Ты же зна­ешь, я в ос­нов­ном иг­раю та­ких су­ро­вых пар­ней в бо­е­ви­ках. Мо­жет быть, это потому, что я в жиз­ни неж­ный и ро­ман­тич­ный. Я не люб­лю драть­ся, не люб­лю вли­пать в не­при­ят­но­сти – и по­это­му мне ин­те­рес­но иг­рать свою про­ти­во­по­лож­ность в ки­но.

Ка­кой был ваш са­мый безум­ный ро­ман­ти­че­ский по­сту­пок?

Я учил­ся в Ав­стра­лии, у ме­ня был пе­ре­рыв на неде­лю. Я рва­нул из Сид­нея в Лос-Ан­дже­лес, по­том в Май­а­ми, от­ту­да на Ба­га­мы, что­бы про­ве­сти со сво­ей теперь уже быв­шей де­вуш­кой Грейс Джонс два дня.

Сей­час в США и в Шве­ции очень по­пу­ляр­на те­ма фе­ми­низ­ма, не на­па­да­ли ли на вас ра­ди­каль­ные фе­ми­нист­ки с об­ви­не­ни­я­ми?

Не то что­бы это про­ис­хо­дит очень ча­сто, я ста­ра­юсь быть ми­лым с жен­щи­на­ми. В Шве­ции дей­стви­тель­но мно­го фе­ми­ни­сток, но, когда они с то­бой на­чи­на­ют жёст­ко раз­го­ва­ри­вать, а ты жёст­ко им от­ве­ча­ешь, они пу­га­ют­ся. Но ча­ще все­го я ста­ра­юсь не раз­ви­вать кон­фликт.

По­ни­ма­ешь, Шве­ция это та стра­на, ко­то­рая не участ­во­ва­ла в вой­нах боль­ше двух­сот лет, и у муж­чин не бы­ло воз­мож­но­сти по­ка­зать се­бя. Потому что ес­ли при­хо­дит враг, ко­то­рый на­си­лу­ет тво­их жен­щин и сжи­га­ет твои го­ро­да, кто бу­дет им про­ти­во­сто­ять? Точ­но не жен­щи­ны. Да­же ес­ли они за­хо­тят, они про­сто не со­зда­ны для это­го, не для то­го, что­бы биться с вра­гом в –40 под Ста­лин­гра­дом. Они мо­гут по­мо­гать, но в убий­ствах они не так хо­ро­ши. Мне ка­жет­ся, что жен­щи­ны в Шве­ции недо­оце­ни­ва­ют муж­чин, потому что по-на­сто­я­ще­му в них ни­ко­гда не нуж­да­лись. Муж­чи­ны им не нуж­ны. Но при этом всё рав­но оста­ют­ся жен­щи­ны, ко­то­рые хо­тят, что­бы их спас силь­ный муж­чи­на, за­щи­щал их, за­бо­тил­ся о них, что­бы они ни о чём не бес­по­ко­и­лись.

«В ОБЫЧ­НОЙ ЖИЗ­НИ Я НЕЖ­НЫЙ» «Есть две сто­ро­ны у му­же­ствен­но­сти: пер­вая – это власть, ты дол­жен брать на се­бя ре­ше­ния. А вто­рая – это при­зна­вать свои ошиб­ки и уметь го­во­рить «про­сти ме­ня». Дольф Лундгрен актёр, сце­на­рист, про­дю­сер

/ ФО­ТО: WARGAMING/ТАСС

Ге­рой бо­е­ви­ков пу­те­ше­ству­ет по тер­ри­то­рии быв­ше­го СССР. Из Бе­ло­рус­сии он от­пра­вил­ся в Моск­ву, где в ин­тер­вью Metro при­знал­ся в люб­ви к Крас­ной ар­мии и зна­ме­ни­тым во­е­на­чаль­ни­кам. С. 6

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.