«НЕТ ВРЕ­МЕ­НИ ПО­ДУ­МАТЬ ПРО НОВЫЙ ГОД»

29 де­каб­ря в ши­ро­кий про­кат вы­хо­дит вы­со­ко­бюд­жет­ная кар­ти­на «Ви­кинг», глав­ную роль в ко­то­рой – кня­зя Вла­ди­ми­ра – сыг­рал Козловский. Ак­тёр рас­ска­зал, как го­то­вил­ся к ро­ли, в ка­ком вре­ме­ни хо­тел бы ока­зать­ся и с кем со­би­ра­ет­ся встре­чать Новый год

Metro Russia (St. Petersburg) - - РАЗВЛЕЧЕНИЯ -

Как вы го­то­ви­лись к ро­ли?

Так как это ис­то­ри­че­ское кино и пер­со­наж, жив­ший в Х ве­ке, то един­ствен­ный ис­точ­ник вдох­но­ве­ния и ме­сто, где я мог до­стать ка­кую-ли­бо ин­фор­ма­цию, – это кни­ги, ар­хи­вы, «По­весть вре­мен­ных лет», кни­ги се­рии «Жизнь за­ме­ча­тель­ных лю­дей», нор­веж­ские, скан­ди­нав­ские пес­ни. Ну и са­мое главное, конечно, ре­жис­сёр Ан­дрей Крав­чук, ко­то­рый про­де­лал ко­лос­саль­ную ра­бо­ту, шесть лет го­то­вясь к это­му филь­му. Он узнал всю ин­фор­ма­цию, ко­то­рую во­об­ще воз­мож­но бы­ло узнать о кня­зе Вла­ди­ми­ре. И, конечно же, сце­на­рий, ко­то­рый для ме­ня яв­лял­ся хо­ро­шей дра­ма­тур­ги­ей и очень хо­ро­шей ли­те­ра­ту­рой и да­вал до­воль­но чёт­кое пред­став­ле­ние о том, кто та­кой князь Вла­ди­мир в на­шем филь­ме, в на­шем по­ни­ма­нии, в на­шей ис­то­рии.

Что в ис­то­ри­че­ском филь­ме пер­во­сте­пен­но? Некая по­э­зия или до­сто­вер­ность по­ка­зан­ных со­бы­тий?

Ес­ли вы сни­ма­е­те до­ку­мен­таль­ное кино, то, на­вер­ное, важ­нее до­сто­вер­ность со­бы­тий: ко­гда, где, что, да­та, вре­мя, ме­сто, ко­стю­мы, де­та­ли и так да­лее. Ес­ли вы сни­ма­е­те ху­до­же­ствен­ное кино, то главное – не до­ку­мен­таль­ная по­сле­до­ва­тель­ность со­бы­тий и фак­тов, а то, ка­ким вы­хо­дит зри­тель из за­ла. Важ­ны эмо­ции, при­ро­да чувств, важ­но то, что вы де­ла­е­те со зри­те­лем, ко­гда он смот­рит ва­ше кино. Это го­раз­до зна­чи­тель­нее. По­это­му в этом смыс­ле, чест­но го­во­ря, для ме­ня не та­кое боль­шое зна­че­ние име­ет по­сле­до­ва­тель­ность. Для ме­ня бо­лее су­ще­ствен­но эмо­ци­о­наль­ное воз­дей­ствие филь­ма на зри­те­ля.

Ав­тор­ская идея мо­жет оскор­бить чув­ства какой-ли­бо груп­пы лю­дей, как в слу­чае, на­при­мер, с филь­мом «Ма­тиль­да». Сто­ит ли об этом ду­мать пе­ред за­пус­ком про­ек­та?

Ес­ли те­бе по ка­ким-то при­чи­нам не нра­вит­ся кино или оно те­бя оскорб­ля­ет, то ты про­сто не смот­ри его, и всё. Вый­ди из за­ла, по­тре­буй, что­бы те­бе вернули день­ги. Но вот под­ни­мать все эти по­лу­и­сте­рич­ные, ли­це­мер­ные, бес­смыс­лен­ные вол­ны по по­во­ду то­го, что где-то ко­го-то что-то оскор­би­ло... Как пра­ви­ло, те, кто это де­ла­ют, пре­сле­ду­ют со­всем дру­гие це­ли. Я ни ра­зу не ви­дел лю­дей, ко­то­рых ре­аль­но что-то оскор­би­ло, что­бы они по­шли ку­да-то жа­ло­вать­ся. Ну не ви­дел я их. Я знаю лю­дей, ко­то­рым не нра­вит­ся кино, ко­то­рые счи­та­ют, что оно неправ­ди­вое, нечест­ное. Но что­бы они, сбив­шись в ка­кую-то ку­чу, по­шли ко­му-то жа­ло­вать­ся и ко­го-то ру­гать – я та­ких не ви­дел. И я уве­рен, что все, кто та­кое де­ла­ет, – это лю­ди, ко­то­рые не ви­де­ли фильм, ко­то­рым глу­бо­ко на­пле­вать, что в этом филь­ме про­ис­хо­дит. Из се­рии – как бы­ло с Пастер­на­ком: «Не чи­тал, но осуж­даю». Как то­гда пре­сле­до­ва­лись дру­гие це­ли, так и сей­час.

Есть ли ка­кая-то ис­то­ри­че­ская эпо­ха, ко­то­рую вы бы хо­те­ли од­ной из сво­их ро­лей осве­тить?

Мно­го на са­мом де­ле, но мне очень нра­вит­ся эпо­ха 40–50-х го­дов, при­чём как в Со­вет­ском Со­ю­зе, так и в Ев­ро­пе, и в Шта­тах. Ме­ня при­тя­ги­ва­ет эпо­ха Воз­рож­де­ния в Ита­лии, ска­жем, во Фло­рен­ции. Эсте­ти­че­ски, ис­то­ри­че­ски, как угод­но, конечно. Мне ин­те­рес­но, что про­ис­хо­ди­ло в своё вре­мя на Ку­бе, в Юж­ной Аме­ри­ке. Огром­ное ко­ли­че­ство со­бы­тий. Во­прос в сце­на­рии, в том, на­сколь­ко это хо­ро­шо на­пи­са­но. А так – вре­мён и эпох очень мно­го, о ко­то­рых я хо­тел бы рас­ска­зать сво­ей иг­рой, конечно... «Ве­ли­кий Гэтсби» – это во­об­ще од­на из та­ких книг, ко­то­рую я меч­таю по­ста­вить ли­бо на сцене, ли­бо в кино. В пер­вой по­ло­вине XX ве­ка бы­ло мно­го очень силь­но­го, то­го, что за­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния как на сцене, так и в кад­ре.

Фильм вы­хо­дит пе­ред празд­ни­ка­ми. Как со­би­ра­е­тесь встре­чать Новый год?

Я про­во­жу его с дру­зья­ми, близ­ки­ми, лю­би­мой де­вуш­кой, се­мьёй. Последние два Но­вых го­да я не на­хо­дил­ся в стране. А сей­час мы ду­ма­ем, как это сде­лать. Есть несколь­ко ва­ри­ан­тов, но по­ка ещё не ре­ши­ли. Сей­час, чест­но го­во­ря, не до это­го, очень мно­го дру­гих за­бот. Как все­гда по­лу­ча­ет­ся: «А, Новый год, по­том, по­том». При­хо­дит 31-е чис­ло, а у те­бя и са­ла­ты не на­ре­за­ны. Так что по­ка непо­нят­но… ДАВИД АБАБЕКОВ

«Ве­ли­кий Гэтсби» – это во­об­ще од­на из та­ких книг, ко­то­рую я меч­таю по­ста­вить ли­бо на сцене, ли­бо в кино». Данила Козловский ак­тёр

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.