РОД­НЫЕ НИ­ЧЕ­ГО НЕ ЗНАЛИ О ДЖАЛИЛОВЕ БОЛЬ­ШЕ ГО­ДА

Жур­на­лист Metro от­пра­вил­ся в кир­гиз­ский го­род Ош, где про­жи­ва­ет се­мья Ак­бар­жо­на Джа­ли­ло­ва, по­до­зре­ва­е­мо­го в со­вер­ше­нии тер­ак­та в пе­тер­бург­ском метро. Как вы­яс­ни­лось, он от­сут­ство­вал дома боль­ше го­да, род­ствен­ни­ки уве­ря­ют, что по­ня­тия не име­ли о его ме­стон

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - АЛЁНА БОБРОВИЧ www.metronews.ru

Жур­на­лист Metro встре­тил­ся с млад­шим бра­том Джа­ли­ло­ва. Ахрор вы­шел в ма­га­зин, ку­да его от­пра­ви­ли ро­ди­те­ли.

– Бра­та не бы­ло дома боль­ше го­да. И мы не знали, что с ним,

– рас­ска­зы­ва­ет 17-лет­ний Ахрор.

– До это­го Ак­бар при­ез­жал в Ош ещё в кон­це 2015 го­да. По­том про­пал. При­ле­тел снова уже в этом фев­ра­ле. Ска­зал нам, что слу­жил в рос­сий­ской ар­мии.

– И брат ни ра­зу не по­зво­нил за это вре­мя ни вам, ни ро­ди­те­лям?

– Нет. Где он слу­жил, мы то­же не зна­ем. Ни од­ной фо­то­гра­фии он нам не по­ка­зал. Ска­зал, что у него был но­вый те­ле­фон, и он не смог с на­ми свя­зать­ся. Мы ему по­ве­ри­ли. А сей­час по­яви­лась ин­фор­ма­ция, что Ак­бар был в Тур­ции и его от­ту­да де­пор­ти­ро­ва­ли. Он нам ни­че­го не рас­ска­зал.

– А рань­ше он как с ва­ми свя­зы­вал­ся?

– Зво­нил по те­ле­фо­ну ма­ме, папе или мне. При­мер­но раз в неде­лю.

– Что-то из­ме­ни­лось в нём после дол­го­го от­сут­ствия?

– Он ни­ко­гда рань­ше не жа­ло­вал­ся на зре­ние. А тут при­е­хал в оч­ках. Прав­да, по­том по­ло­жил их в кар­ман. Я не спра­ши­вал, зачем ему оч­ки. Рань­ше, ко­гда Ак­бар при­ез­жал, его труд­но бы­ло за­стать дома, он всё вре­мя ту­со­вал­ся с дру­зья­ми. Они хо­ди­ли по клу­бам, вы­пи­ва­ли. А эти две неде­ли ни­ку­да не вы­хо­дил, иг­рал в ком­пью­тер­ные иг­ры и всё вре­мя мол­чал. Ко­гда за­хо­ди­ли его дру­зья, от­ка­зы­вал­ся с ни­ми ку­да-ли­бо ид­ти. Го­во­рил, что устал и хо­чет от­дох­нуть. Мне ка­за­лось это всё стран­ным, но у нас не при­ня­то стар­шим за­да­вать лиш­ние вопросы. Де­лил­ся сво­и­ми пла­на­ми, что снова по­едет в Рос­сию, най­дёт хо­ро­шую ра­бо­ту, вер­нёт­ся до­мой с боль­ши­ми день­га­ми, по­стро­ит дом. Хо­тел най­ти де­вуш­ку и же­нить­ся на ней. Брат по­обе­щал, что, ко­гда устро­ит­ся на ра­бо­ту, обя­за­тель­но по­зво­нит ма­ме. Ска­зал, что в этот раз уез­жа­ет все­го на па­ру ме­ся­цев, не боль­ше. В на­ча­ле мар­та он уле­тел. Ни ра­зу не по­зво­нил. А по­том слу­чил­ся взрыв.

– Как вы узна­ли?

– На сле­ду­ю­щий день к нам при­шли из ми­ли­ции, за­бра­ли. До­про­си­ли ме­ня и ро­ди­те­лей, про­ве­ри­ли те­ле­фо­ны. А по­том всё рас­ска­за­ли… Ро­ди­те­ли уеха­ли в Пе­тер­бург. Мы ду­ма­ем, что Ак­ба­ра или под­ста­ви­ли, или вы­ну­ди­ли. Мы не зна­ем, как он жил по­след­нее вре­мя.

– Брат звал вас в Рос­сию?

– Да, го­во­рил, что по­мо--

«Сын боль­ше го­да не по­да­вал при­зна­ков жиз­ни. По­че­му отец не ис­кал его? Здесь что­то не то». Су­лей­ман, со­сед Джа­ли­ло­вых

жет най­ти ра­бо­ту. Я уже за­кон­чил шко­лу, ра­бо­таю в ав­то­сер­ви­се. Ду­мал по­ехать. Но те­перь не знаю. Ду­маю, что в Рос­сию ме­ня не пу­стят. А ес­ли и пу­стят, то вряд ли кто­то сей­час возь­мёт на ра­бо­ту че­ло­ве­ка с та­кой фа­ми­ли­ей. Со­се­ди В уз­бек­ском квар­та­ле фа­ми­лия Джа­ли­ло­вых у всех на устах. Се­мье не объ­яви­ли бой­кот, но ста­ра­ют­ся об­щать­ся по-ми­ни­му­му.

– Мы не зна­ем, что точ­но про­изо­шло в Пе­тер­бур­ге, – го­во­рит хо­зя­ин од­но­го из ка­фе Ориф. – Но нам очень жаль всех по­гиб­ших, мы вы­ра­жа­ем их род­ным свои со­бо­лез­но­ва­ния. У нас то­же в каж­дой се­мье кто-то ра­бо­та­ет в Рос­сии, в том чис­ле и в Пе­тер­бур­ге. На­ши род­ные то­же мог­ли ока­зать­ся в том ва­гоне метро…

Узна­вая но­вые по­дроб­но­сти тра­ге­дии, со­се­ди и жи­те­ли Оша удив­ля­ют­ся.

– Сын боль­ше го­да не по­да­вал при­зна­ков жиз­ни. По­че­му отец не стал его ис­кать? – рас­суж­да­ет мест­ный са­пож­ник Су­лей­ман. – У ме­ня де­ти ра­бо­та­ют в Рос­сии. Мы со­зва­ни­ва­ем­ся каж­дый день. Ес­ли вдруг они про­па­дут хо­тя бы на неде­лю, я всё бро­шу, зай­му де­нег и по­еду на по­ис­ки. Здесь что-то не то. Воз­мож­но, род­ствен­ни­ки что-то не до­го­ва­ри­ва­ют. Ти­хий маль­чик Ак­бар­жон Джа­ли­лов учил­ся в од­ной из луч­ших школ Оша, ко­то­рая спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на изу­че­нии уз­бек­ско­го и рус­ско­го язы­ков. 90% уче­ни­ков здесь – эт­ни­че­ские уз­бе­ки.

– Ни­ко­гда на­ша шко­ла не при­вле­ка­ла к се­бе столь­ко вни­ма­ния, – го­во­рит ди­рек­тор Рах­ма­тул­ла Мир­за­до­ев. – У нас хо­ро­шие уче­ни­ки, мно­гие по­сту­па­ют после

«Джа­ли­лов учил­ся ни­же сред­не­го, был ти­хим и неза­мет­ным маль­чи­ком». Рах­ма­тул­ла Мир­за­до­ев, ди­рек­тор шко­лы

окон­ча­ния в уни­вер­си­те­ты и кол­ле­джи. В том чис­ле и в рос­сий­ские. Бук­валь­но на днях вер­ну­лась из Биш­ке­ка на­ша уче­ни­ца, она за­ня­ла тре­тье ме­сто на рес­пуб­ли­кан­ской олим­пиа­де по рус­ско­му язы­ку. А Ак­бар­жон Джа­ли­лов учил­ся ни­же сред­не­го, был ти­хим, неза­мет­ным маль­чи­ком. Се­мья у него со­вер­шен­но обыч­ная, не та­кая уж ре­ли­ги­оз­ная. На ро­ди­тель­ские со­бра­ния при­хо­ди­ла его мать, от­ца в шко­ле мы не ви­де­ли. Джа­ли­лов у нас да­же непол­ное сред­нее об­ра­зо­ва­ние не по­лу­чил – после вось­мо­го клас­са ро­ди­те­ли за­бра­ли его из шко­лы и пе­ре­еха­ли в дру­гой квартал. На ве­че­ра вы­пуск­ни­ков не при­хо­дил, так что боль­ше мы его не ви­де­ли. Поз­же узна­ли, что Ак­бар­жон вме­сте с от­цом уехал в Пе­тер­бург на за­ра­бот­ки. Но это ни­ко­го не уди­ви­ло: у нас в каж­дой се­мье кто-то ра­бо­та­ет в Рос­сии.

Брат Джа­ли­ло­ва Ахрор уве­ря­ет, что в се­мье бо­лее го­да на знали, где на­хо­дит­ся Ак­бар­жон | ВСЕ ФО­ТО АЛЁНЫ БОБРОВИЧ

Свя­щен­ная го­ра Су­лей­ман-Тоо в цен­тре го­ро­да Ош яв­ля­ет­ся местом по­кло­не­ния для киргизов и узбеков

По сло­вам на­ше­го ис­точ­ни­ка, ча­ще все­го вер­бов­ка про­ис­хо­дит во­круг ме­че­тей. На тер­ри­то­рии Ош­ской об­ла­сти сей­час каж­дый год стро­ят но­вые ме­че­ти, в ос­нов­ном, в ме­стах про­жи­ва­ния узбеков

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.