Прин­цес­са по­мог­ла стать ху­дож­ни­ком

Ху­дож­ни­ца из Ни­дер­лан­дов при­вез­ла в Пе­тер­бург своё ро­до­вое де­ре­во, в ко­то­ром ока­за­лись пред­ста­ви­те­ли им­пе­ра­тор­ской фа­ми­лии и зна­ме­ни­тый пи­са­тель Вла­ди­мир На­бо­ков

Metro Russia (St. Petersburg) - - NEWS - АЛЁ­НА БОБРОВИЧ alena.bobrovich@metronews.ru

«Я слиш­ком ле­ни­вая, так и не вы­учи­ла рус­ский язык. По­это­му Набокова чи­таю толь­ко на ан­глий­ском». На­деж­да ван Ит­тер­сум, ху­дож­ни­ца

Скуль­птор На­деж­да ван Ит­тер­сум со­зда­ёт ра­бо­ты в брон­зе и ке­ра­ми­ке и из дру­гих – са­мых раз­но­об­раз­ных – ма­те­ри­а­лов. Вдох­но­ве­ние для твор­че­ства чер­па­ет в ис­то­рии сво­ей се­мьи. На­зва­ли в честь прин­цес­сы В фа­миль­ной ле­то­пи­си ху­дож­ни­цы из Ни­дер­лан­дов очень мно­го стра­ниц, свя­зан­ных с Рос­си­ей.

– Мой дед Дмит­рий де Пе­тер­сон был по­след­ним кон­су­лом цар­ской им­пе­рии в Рот­тер­да­ме, – рас­ска­зы­ва­ет На­деж­да Metro. – Кро­ме то­го, он яв­лял­ся дво­ю­род­ным бра­том пи­са­те­ля Вла­ди­ми­ра Набокова. Пра­ба­буш­ка На­та­лия Набокова и её че­ты­ре сест­ры бы­ли фрей­ли­на­ми ца­риц Ма­рии Фё­до­ров­ны и Алек­сан­дры Фё­до­ров­ны Ро­ма­но­вых. Од­на из се­стёр, На­деж­да, поз­же ста­ла прин­цес­сой фон Сайн-Вит­ген­штейн. Ме­ня на­зва­ли в её честь. В дет­стве над мо­ей кро­ва­тью ви­сел порт­рет прин­цес­сы, я смот­ре­ла на него каж­дый день. Мне хо­те­лось её на­ри­со­вать, мо­жет быть, по­это­му я ста­ла ху­дож­ни­цей. Сде­ла­ла ме­да­льон с её изоб­ра­же­ни­ем, те­перь он мой та­лис­ман.

Поз­же На­деж­да со­ста­ви­ла ге­не­а­ло­ги­че­ское де­ре­во на­чи­ная с XIII ве­ка. Ока­за­лось, в её ро­ду не толь­ко фрей­ли­ны и кон­су­лы, но и са­ми Ро­ма­но­вы.

– Па­вел I был мо­им пра­пра-пра­де­душ­кой, – го­во­рит На­деж­да. Ца­ри­цы и пи­са­те­ли Вдох­нов­лён­ная сво­ей био­гра­фи­ей, ху­дож­ни­ца На­деж­да ван Ит­тер­сум пред­ста­ви­ла в Пе­тер­бур­ге кол­лек­цию скульп­тур «Ца­ри­цы» и на­бор ме­да­льо­нов с изоб­ра­же­ни­ем прин­цес­сы На­деж­ды фон Сайн-Вит­ген­штейн – дво­ю­род­ной пра­ба­буш­ки. Кро­ме то­го, со­зда­ла фа­миль­ное де­ре­во с фо­то­гра­фи­я­ми пред­ков и по­том­ков.

Та­к­же в Пе­тер­бург На­деж­да при­вез­ла скульп­ту­ры Ан­ны Ах­ма­то­вой и На­деж­ды Ман­дель­штам.

– С рус­ской ли­те­ра­ту­рой я зна­ко­ми­лась по­сте­пен­но, – рас­ска­зы­ва­ет ху­дож­ни­ца. – Сна­ча­ла про­чи­та­ла кни­ги сво­е­го пред­ка Набокова, по­том вос­по­ми­на­ния На­деж­ды Ман­дель­штам и Ан­ны Ах­ма­то­вой. Это уди­ви­тель­ные жен­щи­ны, я про­сто обя­за­на бы­ла вы­ле­пить их из гли­ны. По­этес­су Ах­ма­то­ву ча­сто изоб­ра­жа­ют в чёр­ном, для мно­гих она жен­щи­на с тра­ги­че­ской судь­бой. У ме­ня Ан­на в яр­ко-зе­лё­ном че­шуй­ча­том пла­тье, яр­кая, бли­ста­ю­щая и неза­ви­си­мая.

Свои ра­бо­ты На­деж­да ван Ит­тер­сум по­ка­за­ла в му­зее «Рус­ский Лев­ша». Скульп­ту­ра Ах­ма­то­вой пе­ре­еха­ла в Фон­тан­ный дом, где «по­го­стит» до 23 июня – дня рож­де­ния по­этес­сы. Воз­мож­но, ху­дож­ни­ца по­да­рит свою ра­бо­ту му­зею.

| АЛЁ­НА БОБРОВИЧ

На­деж­да ван Ит­тер­сум со сво­им ро­до­вым де­ре­вом. Скульп­ту­ра Ах­ма­то­вой (на фо­то спра­ва), воз­мож­но, оста­нет­ся в Фон­тан­ном до­ме

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.