НАЙК БОРЗОВ ОТ­МЕ­ТИЛ 45-ЛЕТИЕ В METRO

В пред­две­рии юби­лея ле­ген­да оте­че­ствен­ной аль­тер­на­ти­вы за­гля­нул к нам на офис­ник и спел свои шля­ге­ры – «Вер­хом на звез­де» и «Ло­шад­ку»

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - ЛЮ­БОВЬ ЕГОРОВА Lyubov.egorova@gazetametro.ru

«В ар­мии по­ко­рил свою часть тем, что на­стро­ил ги­та­ру, а по­том и пес­ня­ми. Да­же са­мый лю­тый свар­щик, ко­то­ро­го все бо­я­лись, ува­жал ме­ня». Найк Борзов, пе­вец

23 мая рок-ге­рою стук­ну­ло 45 лет. Борзов не ве­рит в пло­хие при­ме­ты, по­это­му свой юби­лей на­чал от­ме­чать за­ра­нее: ар­тист уже пол­го­да ез­дит по стране с га­строль­ным ту­ром «45 лет в кос­мо­се». 26 мая он вы­сту­пит с этой про­грам­мой в клу­бе «Кос­мо­навт». Обе­ща­ет ис­пол­нить как ста­рые пес­ни, так и но­вые.

Борзов ста­ра­ет­ся не за­ду­мы­вать­ся о воз­расте, для него эта циф­ра – 45 – ни­че­го не зна­чит, он пред­по­чи­та­ет ни­че­го не ждать от дня рож­де­ния:

– А то зна­е­те – как с Но­вым го­дом по­лу­чит­ся. Ты го­то­вишь­ся: оли­вье на­ре­за­ешь, пи­во на­ли­ва­ешь, пель­ме­ни ле­пишь, а по­том при­хо­дит ка­кой-ни­будь друг и че­рез 10 ми­нут ли­цом в са­лат па­да­ет, брыз­ги по всей стене. Я пред­по­чи­таю не ждать ни­че­го и ра­до­вать­ся то­му, что есть здесь и сей­час.

Вы­яс­ни­лось, что ар­тист жи­вёт ря­дом с ре­дак­ци­ей Metro, по­это­му при­шёл к нам пеш­ком. При­чём один, сам при­нёс свой тя­жё­лый кофр с аку­сти­че­ской ги­та­рой, хо­тя обыч­но у звёзд це­лый во­рох со­про­вож­да­ю­щих: ас­си­стен­ты, пресс-аген­ты, во­ди­те­ли. Впро­чем, звез­да – это точ­но не то сло­во, ко­то­рым мож­но опи­сать Бор­зо­ва. Он ока­зал­ся пре­дель­но про­стым и скром­ным че­ло­ве­ком – ни­ка­ких ка­при­зов. Ко­гда по­сы­па­лись за­яв­ки спеть «Ло­шад­ку» и «Вер­хом на звез­де», сра­зу же за­тя­нул их, хо­тя по­нят­но, что эти пес­ни он ис­пол­ня­ет уже мно­го лет. Тер­пе­ли­во от­ве­чал на все во­про­сы чи­та­те­лей, да­же на до­воль­но стран­ные – на­при­мер, как его на са­мом де­ле зо­вут. Де­ло в том, что ста­тья в «Ви­ки­пе­дии» гла­сит: Ни­ко­лай Вла­ди­ми­ро­вич Ба­раш­ко. Бор­зо­ва уми­ля­ет эта вер­сия, но пе­вец не зна­ет, от­ку­да она взя­лась. Ар­тист рас­ска­зал, что ро­ди­те­ли не сра­зу да­ли ему имя:

– До трёх лет ме­ня зва­ли про­сто Ма­лыш. И в ка­кой-то мо­мент отец при­ду­мал имя: Найк. Ин­ду­сы го­во­ри­ли, что оно пе­ре­во­дит­ся как «звез­да». Кста­ти, в Ин­дии ме­ня очень лю­бят – не толь­ко за имя, но ещё и за го­лос. У них та­ких низ­ких го­ло­сов нет, по­это­му они всё вре­мя смот­рят на ме­ня с вос­хи­ще­ни­ем, как бан­дер­ло­ги. У ара­бов оно пе­ре­во­дит­ся ина­че, но то­же под­хо­дит мне. Что-то вро­де «че­ло­век, лю­бя­щий секс». По­это­му, ко­гда я на­зы­вал своё имя, они очень гром­ко сме­я­лись и крас­не­ли.

До­че­ри Вик­то­рии нра­вит­ся необыч­ное от­че­ство – Най­ков­на, че­го нель­зя ска­зать об име­ни, ко­то­рым хо­тел её на­гра­дить отец:

– У ме­ня был ва­ри­ант – Эм­би­ен­ция. Я то­гда увле­кал­ся му­зы­кой в сти­ле эм­би­ент (ат­мо­сфер­ная, ми­ни­ма­ли­стич­ная фо­но­вая му­зы­ка. – Прим. ред.). Но, сла­ва бо­гу, род­ствен­ни­ки от­го­во­ри­ли.

Кста­ти, имен­но доч­ка – глав­ный кри­тик Бор­зо­ва. Ко­гда к нему при­хо­дит вдох­но­ве­ние, он зво­нит ей и на­пе­ва­ет со­чи­нён­ную ме­ло­дию. Вик­то­рия по­шла по сто­пам от­ца – уже и са­ма вы­сту­па­ет на сцене. Прав­да, на кон­цер­те в «Кос­мо­нав­те» её не бу­дет, но всё впе­ре­ди, мо­жет, вско­ре они бу­дут петь вме­сте.

| ВАСИЛИЙ КУЗЬМИЧЁНОК

По мне­нию Бор­зо­ва, луч­ший спо­соб по­ра­зить де­вуш­ку – на­учить­ся иг­рать на ги­та­ре

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.