АЛЕК­СЕЙ ИВА­НОВ НЕ БО­ИТ­СЯ ИСТОРИКОВ

Из­вест­ный рос­сий­ский пи­са­тель, ви­зит­ная кар­точ­ка ко­то­ро­го – ро­ман «Гео­граф гло­бус про­пил», пред­ста­вит в рам­ках Книж­но­го са­ло­на в Пе­тер­бур­ге (25-28 мая) кни­гу об осво­е­нии Си­би­ри – «Деб­ри». Она идёт в па­ру к ху­до­же­ствен­но­му про­из­ве­де­нию «То­бол» – о пет­ровск

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - СВЯТОСЛАВ ТАРАСЕНКО money@metronews.ru

«То­бол. Мно­го зва­ных» (2017) – пер­вый том ди­ло­гии, ко­то­рая рас­ска­зы­ва­ет о пре­вра­ще­нии Си­би­ри из сред­не­ве­ко­вой в им­пер­скую. Зачем к ней по­на­до­би­лась до­ку­мен­таль­ная про­за – «Деб­ри»?

У чи­та­те­лей есть нехо­ро­шая склон­ность изу­чать ис­то­рию по ро­ма­нам, хо­тя в этом слу­чае сле­ду­ет об­ра­щать­ся к спе­ци­аль­ной ли­те­ра­ту­ре. Кни­га «Деб­ри» рас­ска­зы­ва­ет о том же, о чём и «То­бол», но уже без вся­ко­го ав­тор­ско­го вы­мыс­ла, а стро­го по фак­там.

В мар­те стар­то­ва­ли съём­ки се­ри­а­ла по «То­бо­лу». Но вы убра­ли своё имя из тит­ров...

Для это­го филь­ма я пи­сал сце­на­рий, а ре­жис­сёр пе­ре­де­лал его по-сво­е­му. В ито­ге оста­лось слиш­ком ма­ло Си­би­ри. История про пер­во­го гу­бер­на­то­ра, пуш­ни­ну и вой­ну со степ­ня­ка­ми пре­вра­ще­на в лав­сто­ри про вы­мыш­лен­но­го офи­це­ри­ка. Вме­сто та­ёж­но­го эпо­са – ка­кие-то двор­цо­вые ин­три­ги. А са­мое глав­ное в том, что в этом сю­же­те от­сут­ству­ет ло­ги­ка в по­ступ­ках пер­со­на­жей. Ша­б­лон на шаб­лоне и ба­наль­щи­на на ба­наль­щине. Клюк­ва. Пар­кет­ный эк­шен.

Кто-то из кри­ти­ков на­звал ваш ро­ман «То­бол» «Игрой пре­сто­лов» об осво­е­нии Си­би­ри. Не сму­ща­ют та­кие штам­пы?

Ко­неч­но, не луч­ший спо­соб рас­ска­зы­вать о про­из­ве­де­нии, но что по­де­лать? Куль­тур­ная си­ту­а­ция та­ко­ва, что жур­на­ли­стам или кри­ти­кам нуж­но непре­мен­но с чем-то срав­нить, по­ста­вить на ка­кую-то пол­ку. Эта­кий мер­чен­дай­зинг от куль­ту­ры.

Вы го­во­ри­ли, что от­сле­жи­ва­е­те по­бе­ди­те­лей се­ри­аль­ных и ки­нош­ных пре­мий – в част­но­сти, «Эм­ми». Зачем?

Фор­мат дра­ма­ти­че­ско­го се­ри­а­ла яв­ля­ет­ся неким ана­ло­гом ро­ма­на в ки­не­ма­то­гра­фе. По­сколь­ку трен­ды в куль­ту­ре сей­час за­да­ёт кино, но­вый со­вре­мен­ный ро­ман рож­да­ет­ся в гор­ни­ле ки­не­ма­то­гра­фа, при­чём ев­ро­пей­ско­го или аме­ри­кан­ско­го. И я по се­ри­а­лам смот­рю, в ка­кую сто­ро­ну на­прав­ля­ет­ся про­цесс раз­ви­тия ли­те­ра­ту­ры. Ра­зу­ме­ет­ся, не всей ли­те­ра­ту­ры, а мейн­стри­ма, но мне мейн­стрим ин­те­ре­сен боль­ше арт­ха­у­са или ка­ких-ли­бо иных фор­маль­ных экс­пе­ри­мен­тов.

На­ши се­ри­а­лы по­ка не до­тя­ги­ва­ют до за­пад­ных. В чём при­чи­на?

Не в куль­тур­ном от­ста­ва­нии, ко­неч­но, а в ор­га­ни­за­ции про­из­вод­ства. Се­ри­ал – слож­ная и гро­мозд­кая ма­хи­на. На За­па­де ав­то­ром се­ри­а­ла счи­та­ет­ся про­фес­си­о­нал, ко­то­рый на­зы­ва­ет­ся шо­уран­нер. Он осу­ществ­ля­ет ху­до­же­ствен­ное ру­ко­вод­ство про­ек­том. А рос­сий­ское кино – ре­жис­сёр­ское. И ре­жис­сёр пе­ре­тя­ги­ва­ет оде­я­ло на се­бя. Он сам сни­ма­ет все се­рии и сам пе­ре­де­лы­ва­ет сце­на­рий так, что­бы кар­тин­ка смот­ре­лась кра­си­во, и при­но­сит в жерт­ву кар­тин­ке всё осталь­ное. В ре­зуль­та­те дра­ма­тур­гия ле­тит к чёр­ту, ис­то­рию за­ме­ня­ют до­мыс­ла­ми, а ха­рак­те­ры пре­вра­ща­ют­ся в на­бор штам­пов.

По­сле вы­хо­да ис­то­ри­че­ских ро­ма­нов и се­ри­а­лов, ко­то­рых се­го­дня очень мно­го, их раз­би­ра­ют по кир­пи­чи­кам и кри­ти­ку­ют за яко­бы ис­то­ри­че­скую недо­сто­вер­ность ...

Та­кая по­зи­ция до­ста­точ­но на­ив­на. Ис­то­рик опе­ри­ру­ет фак­та­ми, а пи­са­тель – об­ра­за­ми. По­рой для вы­ра­зи­тель­но­сти об­ра­за необ­хо­ди­мо немного от­сту­пить от фак­та – но немного. И вы­став­лять ро­ма­ну, да­же ис­то­ри­че­ско­му, оцен­ку по его со­от­вет­ствию ис­то­ри­че­ским дан­ным невер­но. Это то же са­мое, как ес­ли бы учё­ный-био­лог по­смот­рел муль­тик про Мик­ки-Ма­у­са и рас­кри­ти­ко­вал его, по­сколь­ку мы­ши на са­мом де­ле не хо­дят на двух но­гах и не но­сят шта­ны.

У вас бо­лее де­сят­ка ро­ма­нов из раз­ных эпох, но зна­ют вас в первую оче­редь по кни­ге «Гео­граф гло­бус про­пил»...

– Ме­ня это не за­де­ва­ет. «Гео­граф» наи­бо­лее по­пу­ля­рен, по­сколь­ку был экра­ни­зи­ро­ван. Появятся дру­гие экра­ни­за­ции – бу­дут дру­гие про­из­ве­де­ния, по ко­то­рым ме­ня нач­нут пред­став­лять. Про­фес­си­о­наль­ный читатель зна­ет, что у пи­са­те­ля Ива­но­ва «Гео­граф» – ещё не всё.

«Ис­то­ри­че­ский ро­ман и ис­то­ри­че­ский труд – близ­кие, но не тож­де­ствен­ные яв­ле­ния. Это как фо­то­гра­фия и жи­во­пись». Алек­сей Ива­нов, пи­са­тель, сце­на­рист

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.