НИК ПЕРУМОВ РАС­СКА­ЗАЛ, КА­КИЕ КНИ­ГИ НУЖ­НЫ РОС­СИИ

«Отец рус­ско­го фэн­те­зи», по­сто­ян­но про­жи­ва­ю­щий в США, во вре­мя ви­зи­та на свою ро­ди­ну в Пе­тер­бург рас­ска­зал Metro о том, как кни­ги о Рем­бо вы­ле­чи­ли Аме­ри­ку и как пи­са­те­ли со­би­ра­ют­ся за­ра­ба­ты­вать в усло­ви­ях па­де­ния ти­ра­жей

Metro Russia (St. Petersburg) - - FRONT PAGE - СВЯ­ТО­СЛАВ ТАРАСЕНКО money@metronews.ru

Рос­сия от­ме­ча­ет в этом го­ду сто­ле­тие ре­во­лю­ции. А у вас есть ро­ман в со­ав­тор­стве с Ве­рой Кам­шой – «Мла­ва Крас­ная» (2012), где глав­ный ге­рой по­па­да­ет из ны­неш­не­го вре­ме­ни в цар­ское – ни­ко­ла­ев­ское. При­ём, мяг­ко го­во­ря, не но­вый для фан­та­сти­ки. Вы­нес­ли ка­кие-то уро­ки из это­го экс­кур­са в ис­то­рию?

Имен­но в этой эпо­хе мы мо­жем отыс­кать кор­ни той са­мой ре­во­лю­ции и от­но­ше­ния к сво­ей стране в це­лом. В нём все­гда есть опре­де­лён­ный за­ряд са­мо­не­на­ви­сти. Мы та­кие, мы ся­кие, всё у нас не так в Рос­сии. Это от­но­ше­ние за­ро­ди­лось имен­но в XIX ве­ке, ко­гда вся про­све­щён­ная ин­тел­ли­ген­ция изощ­ря­лась в ост­ро­умии по по­во­ду по­ли­ти­че­ско­го строя, на­ро­да: спи­ва­ю­щий­ся Лев­ша, рав­но­душ­ная сол­дат­ская мас­са. Да­же сей­час ли­те­ра­то­рам труд­но пре­одо­леть инер­цию, из­ба­вить­ся от этих штам­пов. Мо­жет быть, нам са­мим уже хо­те­лось бы оста­но­вить­ся, но мы не мо­жем. И в Рос­сии это лю­ди в ос­нов­ном не за­ме­ча­ют. Но я, уехав во­лею су­деб в США в 90-е, ви­жу это на кон­тра­сте.

В США бы­ла по­хо­жая ис­то­рия?

Да, Вьет­нам. Стра­на пы­та­лась пре­одо­леть вьет­нам­ский син­дром и опра­вить­ся от шо­ка, вы­зван­но­го тем, что ма­лень­кая по­лу­ди­кая стра­на, вче­раш­няя ко­ло­ния, по­бе­ди­ла дер­жа­ву номер один. И Аме­ри­ка ле­чи­лась от это­го син­дро­ма дол­го и раз­ны­ми спо­со­ба­ми. В том чис­ле ли­те­ра­ту­рой – в част­но­сти, кни­га­ми про всем из­вест­но­го Рем­бо.

Фан­та­сти­ка мо­жет чем-то по­мочь?

Фан­та­сти­ка в этом смыс­ле бо­лее по­движ­ная, мо­биль­ная. И ес­ли го­во­рить вы­со­ко­пар­но, то пи­са­те­ли долж­ны ви­деть сво­ей мис­си­ей идею вы­ле­чить чи­та­те­ля от этой са­мо­не­на­ви­сти. И в «Мла­ве Крас­ной» мы по­пы­та­лись по­смот­реть на стра­ну под дру­гим уг­лом.

По­след­няя ва­ше про­из­ве­де­ние со­всем о дру­гом и для ра­ди­каль­но дру­гой ауди­то­рии. Три­ло­гия о Мол­ли Бл­эку­о­тер – пред­ста­ви­тель ред­ко­го для Рос­сии жан­ра юно­ше­ской фан­та­сти­ки. И ча­сто эти кни­ги ха­рак­те­ри­зу­ют как «непо­хо­же­го на се­бя Пе­ру­мо­ва». Вы с этим со­глас­ны?

Ко­неч­но. Это был рис­ко­ван­ный экс­пе­ри­мент. Мне пи­са­ли пись­ма и спра­ши­ва­ли, за­чем всё это, к че­му. Они, ра­зу­ме­ет­ся, пра­вы. Но, с дру­гой сто­ро­ны, пи­са­те­лю на­до­еда­ет ра­бо­тать в од­ном и том же клю­че. И кни­ги о Мол­ли – это по­пыт­ка вый­ти из обыч­но­го кру­га ве­щей, об­ра­тить­ся к бо­лее мо­ло­до­му чи­та­те­лю, за­го­во­рить с ним на его язы­ке. Кро­ме то­го, ме­ня уже просят пи­сать про­дол­же­ние. При­шёл но­вый чи­та­тель, ко­то­рый ра­нее не ин­те­ре­со­вал­ся мо­им твор­че­ством. В США юно­ше­ская ли­те­ра­ту­ра – это огром­ный пласт, мас­са ав­то­ров, блок­ба­сте­ры.

«Го­лод­ные иг­ры», кни­ги про Пер­си Джек­со­на и так да­лее. Это же не толь­ко раз­вле­ка­тель­ный кон­тент?

Нет, ко­неч­но. Эта ли­те­ра­ту­ра иг­ра­ет свою роль в вос­пи­та­нии – втя­ги­ва­ет мо­ло­дых лю­дей в чте­ние, рас­ска­зы­ва­ет

«Чи­та­те­ли на За­па­де всё­та­ки вос­пи­та­ны по-дру­го­му и ува­жа­ют пи­са­тель­ский труд». Ник Перумов, пи­са­тель

об уни­вер­саль­ных ве­щах про­стым, по­нят­ным язы­ком. В на­шей стране её яв­ный де­фи­цит. В СССР и Рос­сии это лишь еди­нич­ные про­из­ве­де­ния, не со­став­ляв­шие сре­ды. Это пло­хо. К при­ме­ру, моё по­ко­ле­ние бы­ло пе­ре­корм­ле­но па­мя­тью о Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне. И да­же хо­ро­шие, пра­виль­ные идеи – по­пыт­ка объ­яс­нить юно­му чи­та­те­лю цен­ность друж­бы, тру­да – мо­гут быть за­губ­ле­ны этой ка­зён­щи­ной.

Се­го­дня пи­са­те­лям очень непро­сто за­ра­ба­ты­вать на сво­ём твор­че­стве. Бу­маж­ные ти­ра­жи па­да­ют, элек­трон­ные по­ка неве­ли­ки. Но в Рос­сии от­дель­ные ав­то­ры до­ду­ма­лись мо­не­ти­зи­ро­вать ли­те­ра­ту­ру по под­пис­ке – как рань­ше в тол­стых жур­на­лах, толь­ко уже он­лайн.

Это очень пра­виль­ная вещь. Ду­маю, и мы бу­дем так де­лать, по­сколь­ку се­го­дня про­да­жа той са­мой ру­ко­пи­си тре­бу­ет от ав­то­ра ка­ких­то ко­лос­саль­ных уси­лий. Это од­на из про­блем на­шей куль­ту­ры, где кни­га счи­та­ет­ся чем-то апри­о­ри бес­плат­ным, а мно­гие по­ла­га­ют, что за ли­те­ра­ту­ру пла­тят толь­ко неудач­ни­ки. В этом смыс­ле на За­па­де вос­пи­та­ли чи­та­те­ля с бо­лее пра­виль­ным от­но­ше­ни­ем к твор­че­ству.

Ко­гда вас на­зы­ва­ют «от­цом рус­ско­го фэн­те­зи», с улыб­кой к это­му от­но­си­тесь?

Тре­бую над­бав­ки за ста­тус! (Сме­ёт­ся.) Ко­неч­но, с улыб­кой. Здесь нет ни­ка­ко­го по­во­да на­ду­вать щё­ки. И в прин­ци­пе, ни­ка­кой гор­до­сти за то, что сде­лал, я не ис­пы­ты­ваю.

| ИНТЕРПРЕСС | СЕР­ГЕЙ НИ­КО­ЛА­ЕВ

| ИНТЕРПРЕСС | ПЕТР КОВАЛЕВ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.