Игорь Са­ру­ха­нов

Из­вест­ный му­зы­кант, пре­крас­ный се­мья­нин, а еще, как вы­яс­ня­ет­ся, фи­ло­соф. Игорь от­ве­тил на во­про­сы ан­ке­ты «Мк-буль­ва­ра».

MK-Bulvar - - АНКЕТА НА БУЛЬВАРЕ -

— Ка­ким вы бы­ли в дет­стве?

— Я не пом­ню се­бя, не бу­ду врать. Пел пес­ни, ма­ма го­во­ри­ла. Про­сил, что­бы ме­ня слу­ша­ли.

— Как вы за­ра­бо­та­ли пер­вые день­ги и на что по­тра­ти­ли?

— Иг­рал на тан­цах, ко­гда учил­ся еще в шко­ле. Мне бы­ло лет 16. По­тра­ти­ли на стру­ны для ги­та­ры. Ко­неч­но, я был са­мым счаст­ли­вым че­ло­ве­ком. Иг­рал, как мне то­гда ка­за­лось, в су­пер­груп­пе в шко­ле го­ро­да Дол­го­пруд­но­го.

— Ча­сто ли вам при­хо­дит­ся слы­шать шут­ки про муж­чин на кухне?

— Ес­ли муж­чи­на за свою жизнь ни ра­зу кар­тош­ки не по­чи­стил, по­то­му что все за него де­ла­ли, то­гда, на­вер­ное, это про него шут­ка. У нас в се­мье бы­ло все по-дру­го­му. Нас два бра­та, не бы­ло де­во­чек. Мы всю ра­бо­ту де­ла­ли по до­му и ма­ме по­мо­га­ли. По­это­му мы вир­ту­о­зы на кухне.

— Луч­ший со­вет, ко­то­ро­му вы по­сле­до­ва­ли?

— Мой отец ска­зал: «Ты бу­дешь всю жизнь ра­бо­тать на свою ре­пу­та­цию, хо­чешь ты это­го или нет. И по­том это бу­дет ра­бо­тать на те­бя. Но за­пом­ни, ты мо­жешь по­те­рять ее за од­ну се­кун­ду». Я с этим на­став­ле­ни­ем жи­ву и убеж­да­юсь, что оно пра­виль­ное.

— С ка­ким жен­ским ка­че­ством вы ни за что не сми­ри­тесь?

— Не­на­ви­жу жен­ский ал­ко­го­лизм. Мне хо­чет­ся убе­жать, что­бы не ви­деть это­го кош­ма­ра.

— Ра­ди че­го вы го­то­вы от­ка­зать­ся от пра­виль­но­го пи­та­ния?

— Я ста­ра­юсь не есть слад­кое. Как го­во­рит­ся, му­жик ска­зал — му­жик сде­лал. Все. Ино­гда хо­чет­ся мо­ро­же­но­го. По­это­му пью чай зе­ле­ный ман­го­вый с об­ле­пи­хой и им­би­рем или гру­шей. Ши­кар­но. — Одеж­да, в ко­то­рой вы ощу­ща­е­те се­бя неот­ра­зи­мым?

— Я ино­гда на­де­ваю ко­стюм стиль­ный, мо­жет, да­же с ба­боч­кой и бе­лы­ми крос­сов­ка­ми, ко­то­рые сто­ят как пол­ма­ши­ны. Вот это класс. — Лег­ко ли вас об­ма­нуть?

— На­вер­ное, да, ес­ли силь­но по­ста­рать­ся. Па­ра во­про­сов —и я пой­му, что об­ма­ны­ва­ют. — А са­ми вы уме­е­те об­ма­ны­вать?

— Лю­ди долж­ны де­лить­ся зна­ни­я­ми, а не об­ма­ны­вать.

— Что та­кое ка­приз в ва­шем ис­пол­не­нии?

— Я не ка­приз­ни­чаю, это в про­шлом.

— Пу­те­ше­ствие, ко­то­рое вы за­пом­ни­ли на­все­гда?

— Од­на­жды огром­ное ко­ли­че­ство раз­ных ар­ти­стов при­зем­ли­лись на Те­не­ри­фе и плы­ли на Гран-ка­на­рию на па­ро­ме. И все по­то­му, что не бы­ло авиа­би­ле­тов. Огром­ный ат­лан­ти­че­ский лай­нер пе­ре­во­зил нас с од­но­го ост­ро­ва на дру­гой. Бы­ло все­го два бал­ла, не шторм да­же. И вот эта ма­хи­на на­ча­ла дви­гать­ся во всех плос­ко­стях. И ни­ку­да не деть­ся. Мы вы­пи­ли весь вис­ки, что на­шли на этом судне. Не по­мог­ло. Ста­ло еще ху­же. (Сме­ет­ся.) Оче­редь в туа­лет уве­ли­чи­лась. Это был кош­мар.

— Как вы пред­став­ля­е­те луч­шую ра­бо­ту в ми­ре?

— Са­мая кру­тая ра­бо­та в ми­ре — это ма­те­рин­ство. И ко­гда ты по­ни­ма­ешь, что та­кое ма­те­рин­ство, и с ува­же­ни­ем к это­му от­но­сишь­ся, то го­во­ришь жене: «До­ро­гая, те­бе мож­но все. Не из­ви­няй­ся, ты пра­ва».

— Зна­е­те ли вы, что ле­жит в бар­дач­ке ва­ше­го ав­то­мо­би­ля?

— Да, ко­неч­но. Я знаю, что мне по­ра уже про­ве­сти ре­ви­зию и по­ло­ви­ну убрать, по­то­му что там есть ве­щи не по на­зна­че­нию. Но это по­ка моя меч­та. Я все вре­мя за­нят.

— Сча­стье — это...

— Сча­стье — это сей­час. Сей­час — это уже осу­ществ­ле­ние мо­ей дет­ской меч­ты, а по­том и меч­ты, ко­то­рая по­яви­лась у ме­ня в бо­лее взрос­лом воз­расте, — де­ти, дом и все осталь­ное. Это и есть сча­стье.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.