яц­ко

«ак­тер дол­жен иг­рать, это поз­во­ля­ет на­хо­дить­ся в Фор­ме»

MK-Bulvar - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ин­тер­вью: Ви­та­лий БРОДЗКИЙ

о ку­ми­рах, де­тях и жерт­вах ра­ди ро­ли

за три де­ся­ти­ле­тия Ка­рье­ры в те­ат­ре и Ки­но алек­сандр яц­ко сыг­рал в де­сят­ках спек­так­лей и бо­лее сот­ни Филь­мов и се­ри­а­лов. но да­же сей­час ак­тер не от­ка­зы­ва­ет­ся от ра­бо­ты и на­де­ет­ся, что еще сыг­ра­ет в на­сто­я­щем ше­дев­ре. «мк-буль­вар» об­су­дил с алек­сан­дром его Ку­ми­ров, де­тей и Жерт­вы ра­ди ро­ли.

— Вы ак­тер те­ат­ра и ки­но, ре­жис­сер, что вам из это­го бли­же?

— Близ­ко и то, и дру­гое. Мне до­став­ля­ет боль­шое удо­воль­ствие про­цесс со­чи­ни­тель­ства. Люб­лю со­чи­нять ро­ли, спек­так­ли. Ин­те­рес­нее все­го де­лать это в ком­па­нии еди­но­мыш­лен­ни­ков и при­ят­ных лю­дей.

— Что мо­жет раз­дра­жать вас на те­ат­раль­ной сцене или на съе­моч­ной пло­щад­ке?

— Глу­пость сце­на­рия, глу­пость парт­не­ра. Не­со­вер­шен­ства, ко­то­ры­ми мы окру­же­ны, вос­при­ни­ма­ют­ся мною как раз­дра­жи­тель. В том чис­ле и мои соб­ствен­ные не­со­вер­шен­ства, я с ни­ми бо­рюсь.

— Вы упо­мя­ну­ли о глу­по­сти сце­на­рия. Го­то­вы ли сни­мать­ся в се­ри­а­ле, пол­ном мет­ре, где сце­на­рий хро­ма­ет?

— Мно­гие сце­на­рии «хро­ма­ют», как вы вер­но за­ме­ти­ли. Но ше­дев­ров не бы­ва­ет без об­ще­го, сред­не­го уров­ня. Ше­девр не мо­жет воз­ник­нуть из ни­че­го, по­это­му и я, и мно­гие мои кол­ле­ги со­гла­ша­ют­ся на ра­бо­ту в этом об­щем, сред­нем уровне. Я не при­ве­ред­ни­чаю, я жду ше­дев­ра ра­бо­тая. И не люб­лю от­ка­зы­вать­ся от ро­лей, по­то­му что к каж­дой ра­бо­те, ко­то­рая те­бя на­хо­дит, нуж­но от­но­сить­ся с бла­го­дар­но­стью. Вы­чис­лить ше­девр невоз­мож­но, он воз­ни­ка­ет неза­ви­си­мо от мо­ей раз­бор­чи­во­сти или все­яд­но­сти.

— Чем при­влек­ла роль, ко­то­рую

вы ис­пол­ня­е­те в се­ри­а­ле «Пу­ля», ко­то­рый по­ка­жет ка­нал НТВ?

— Воз­мож­но­стью по­ра­бо­тать над до­воль­но боль­шой ро­лью. Это поз­во­ля­ет мне на­хо­дить­ся в фор­ме, ак­тер дол­жен иг­рать. И я, и мои кол­ле­ги по­лу­ча­ем удо­воль­ствие от про­цес­са, не все­гда за­ду­мы­ва­ясь о ре­зуль­та­те, ко­то­рый за­ви­сит не толь­ко от нас. Про­сто это моя ра­бо­та, ко­то­рую я люб­лю.

— А что ста­ви­те во гла­ву уг­ла — ин­те­рес­ный сце­на­рий, куль­то­во­го ре­жис­се­ра, день­ги?

— В ос­но­ве все­го ле­жит сце­на­рий. Хо­ро­шее ки­но по пло­хо­му сце­на­рию снять невоз­мож­но. По-мо­е­му, мы жи­вем в то вре­мя, ко­гда пре­уве­ли­че­на роль ре­жис­се­ра, а сце­на­ри­сты, дра­ма­тур­ги ушли на вто­рой план, это непра­виль­но. По­это­му боль­ше все­го я ува­жаю ре­жис­се­ров, ко­то­рые са­ми пи­шут сце­на­рии и са­ми сни­ма­ют, на­при­мер, как мой лю­би­мый Ву­ди Ал­лен.

— На что вы мо­же­те пой­ти ра­ди ро­ли?

— На ка­кие-то жерт­вы мож­но ид­ти, ес­ли роль то­го за­слу­жи­ва­ет. Я по­ка та­ких ро­лей не по­лу­чал. Мо­гу толь­ко за­ви­до­вать тем, ко­му за­ви­дую. Лю­дям вро­де Кри­сти­а­на Бей­ла, Ро­бер­та Де Ни­ро. Ну о ком еще ду­мать? На ко­го ори­ен­ти­ро­вать­ся? Толь­ко на та­ких, ко­го я на­звал, и, на­при­мер, на Ев­ге­ния Алек­сан­дро­ви­ча Ев­стиг­не­е­ва, на Оле­га Ни­ко­ла­е­ви­ча Еф­ре­мо­ва. Я счаст­лив, что их знал. И пом­ню их до сих пор.

— Ка­ки­ми пом­ни­те их се­год­ня?

— Са­мы­ми луч­ши­ми. Пер­вы­ми во всем.

— То есть пер­вое впе­чат­ле­ние не из­ме­ни­лось с го­да­ми?

— На­обо­рот, с те­че­ни­ем вре­ме­ни эти пер­вые впе­чат­ле­ния иде­а­ли­зи­ру­ют­ся, па­мять ведь ла­ки­ров­щик очень хо­ро­ший. Они обо­жеств­ля­ют­ся как-то. Но это свой­ство лю­бой па­мя­ти, на­вер­ное, лю­бо­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый о чем-то вспо­ми­на­ет. А я ви­дел этих лю­дей. Та­ких, как Олег Ни­ко­ла­е­вич Еф­ре­мов, как Ана­то­лий Ва­си­лье­вич Эф­рос, вот они с те­че­ни­ем вре­ме­ни при­об­ре­та­ют чер­ты свя­то­сти. (Улы­ба­ет­ся.)

— Вам сей­час нра­вит­ся боль­ше сни­мать­ся в со­вре­мен­ных или ко­стю­ми­ро­ван­ных, ис­то­ри­че­ских про­ек­тах?

— Ко­неч­но, ко­гда по­яв­ля­ет­ся что-то из «пла­ща и шпа­ги» — это кру­то! Это при­вле­ка­ет. Все это ин­те­рес­но, но это­го, к со­жа­ле­нию, ма­ло.

— Вы вос­тре­бо­ван­ный ар­тист…

— По­ка не жа­лу­юсь.

— Вре­ме­ни хва­та­ет на се­мью, близ­ких лю­дей?

— Хва­та­ет. У ме­ня двое де­тей, они уже боль­шие.

— Слы­шал, что Ва­си­лий не по­шел по ва­шим сто­пам, по­че­му?

— Ва­си­лий по­шел по мо­им сто­пам, он учит­ся на тре­тьем кур­се Ар­хи­тек­тур­но­го ин­сти­ту­та, а я по пер­во­му об­ра­зо­ва­нию ар­хи­тек­тор.

— А Ма­рия ду­ма­ет о те­ат­раль­ном?

— Нет, ни к че­му та­ко­му она по­ка не скло­ня­ет­ся. По­смот­рим. Ей по­ка все­го пят­на­дцать.

— Вы как-то на­прав­ля­е­те сво­их де­тей?

— Нет, я про­сто люб­лю их. Вот и все.

ма­рии, до­че­ри алек­сандра яц­ко, сей­час 15 лет. по сло­вам от­ца, о ка­рье­ре ак­три­сы ма­ша по­ка не ду­ма­ет.

за вре­мя сво­е­го бра­ка кол­ле­ги алек­сандр яц­ко и ва­лен­ти­на ва­люш­ки­на два­жды ста­ли ро­ди­те­ля­ми.

алек­сандр яц­ко в се­ри­а­ле «пу­ля».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.