ГО­ША КУЦЕНКО:

«ХО­РО­ШО, ЧТО ДОЧЬ НЕ СО­ШЛА С УМА ОТ ПО­ПУ­ЛЯР­НО­СТИ СВО­ИХ РО­ДИ­ТЕ­ЛЕЙ»

MK-Bulvar - - Звездный Бульвар - Текст: Виталий БРОДЗКИЙ

МНО­ГИЕ СЧИ­ТА­ЮТ ГОШУ КУЦЕНКО АК­ТЕ­РОМ ИС­КЛЮ­ЧИ­ТЕЛЬ­НО КИНОШНЫМ. ОД­НА­КО САМ ОН СЕ­РЬЕЗ­НО ОТ­НО­СИТ­СЯ К СВО­ИМ РОЛЯМ В ТЕ­АТ­РЕ, СЧИ­ТАЯ, ЧТО ИМЕН­НО ТАМ И МОЖ­НО РАС­КРЫТЬ СВОЮ АК­ТЕР­СКУЮ СУЩ­НОСТЬ. ПОД ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИ­ЕМ ОТ РО­ЛИ КУЦЕНКО В СПЕК­ТАК­ЛЕ «ПРОДЕЛКИ ДОН ДЖО­ВАН­НИ» «МКБУЛЬВАР» ВСТРЕ­ТИЛ­СЯ С АК­ТЕ­РОМ И ОБСУДИЛ ПО­ЛЕТ НА ЛУ­НУ, УСПЕ­ХИ СТАР­ШЕЙ ДО­ЧЕ­РИ И МУ­ЗЫ­КАЛЬ­НУЮ КА­РЬЕ­РУ. — Го­ша, вы — ак­тер с име­нем. Что ста­ви­те во гла­ву уг­ла в вы­бо­ре ро­ли се­го­дня?

— Это долж­ны быть гар­мо­ния, сте­че­ние об­сто­я­тельств. Без­услов­но, имя пье­сы и ре­жис­сер для ме­ня очень важ­ны. По мо­ло­до­сти нуж­но про­сто иг­рать в хо­ро­шей, мод­ной ком­па­нии еди­но­мыш­лен­ни­ков. Но в ки­но я го­тов на экс­пе­ри­мен­ты, на­при­мер, быть ко­ман­ди­ром вой­ска. Хо­чет­ся, неза­ви­си­мо от воз­рас­та, сыг­рать в при­клю­чен­че­ском ки­но — про­бе­гусь го­лый и с пи­сто­ле­том, уле­чу на Лу­ну...

— И как, ре­жис­се­ры ви­дят вас го­лым и на Луне?

— Я пла­ни­рую столь­ко нере­а­ли­зо­ван­ных идей! Я был со­ав­то­ром несколь­ких пьес, и игра­ли их го­да­ми. Ак­тер с воз­рас­том все боль­ше лю­бит го­во­рить: «Я хо­чу те­ат­ра, из ко­то­ро­го слов не вы­ки­нешь».

— Сей­час об­суж­да­ют спек­такль с ва­шим уча­сти­ем «Проделки Дон Джо­ван­ни». Что из­ме­ни­лось в ны­неш­ней по­ста­нов­ке, ко­то­рую вы пе­ре­де­ла­ли? Не­нор­ма­тив­ная лек­си­ка оста­лась?

— Пье­са аме­ри­кан­ская и у се­бя на ро­дине поль­зо­ва­лась успе­хом за счет сво­ей лег­ко­сти и вне­зап­но­го под­хо­да к клас­си­че­ской те­ме. В ори­ги­на­ле и «фа­ков», и «ши­тов» бы­ло боль­ше, чем осталь­ных слов в пье­се. На мой взгляд,

ре­жис­сер Вик­тор Ша­ми­ров сде­лал тол­ко­вую адап­та­цию, при­дав тек­сту по­э­ти­че­ское зву­ча­ние, сти­ли­зо­вав его. Эта пье­са — моя от­ду­ши­на, я люб­лю та­кой те­атр. Убе­гаю в него из по­все­днев­но­го по­хо­да в ки­но. И я все­гда лю­бил та­кой те­атр, на­чи­ная с «Lady’s night». Для ме­ня те­атр все­гда был по­ис­ком иных форм, ху­ли­ган­ских. Все­гда панк-ро­ком.

— Вы очень кра­си­во го­во­ри­те о те­ат­ре, а не воз­ни­ка­ла мысль оста­вить ки­но и за­нять­ся только иг­рой на сцене?

— Смот­ря как от­но­сить­ся к ки­но. Ес­ли как к се­ри­аль­но­му твор­че­ству, к ис­ку­ше­нию за­ра­бо­тать де­нег и сла­вы, то, как мне ка­жет­ся, ар­тист не вли­я­ет на этот про­цесс. Ты за­лож­ник рын­ка. Я это по­нял пять лет на­зад. Ты как буд­то на тор­гах, на бир­же при­сут­ству­ешь. На те­бя про­дю­се­ры, ко­то­рых се­го­дня так мно­го, смот­рят как на дол­лар, как на юань, на рубль. А те­ат­раль­ная по­пу­ляр­ность несколь­ко иная. Те­атр — это дли­тель­ный и си­сте­ма­тич­ный труд ду­ши. Ки­но и се­ри­а­лы поль­зу­ют­ся тем, что ар­тист за­ра­бо­тал за дол­гие ре­пе­ти­ции в те­ат­ре. И сни­ма­ют все эти слив­ки. В хо­ро­шем те­ат­ре есть ис­кус­ство пе­ре­во­пло­ще­ния, есть ро­ли на со­про­тив­ле­ние. В ки­но же ты ред­ко вый­дешь на экс­пе­ри­мент. По­это­му ес­ли к ки­но от­но­сить­ся с лю­бо­вью, все будет хо­ро­шо.

— Вы са­ми ис­пы­ты­ва­е­те по­треб­ность в по­хо­дах в те­атр, в ки­но?

— Ес­ли есть сво­бод­ное вре­мя, ко­неч­но. Недав­но схо­дил в МХТ на «Три сест­ры». Меч­таю сыг­рать Че­хо­ва. Хо­тел пе­ре­снять «Дя­дю Ва­ню», не успел этим ле­том. Меч­тал сыг­рать Аст­ро­ва, но моя дочь так чу­дес­но по­про­бо­ва­лась на Со­ню, что не смог иг­рать Аст­ро­ва.

— По­лу­ча­ет­ся, с до­че­рью По­ли­ной ра­бо­та­е­те вме­сте?

— Ко­неч­но. Она лю­бит со мной ра­бо­тать. Я хо­ро­ший пе­да­гог. Ес­ли ме­ня не очень нер­ви­ро­вать. Призна­юсь, я твор­че­ский вам­пир. Те ча­я­ния, ко­то­рые у мо­ло­дых ар­ти­стов в ду­шах, я ими за­ра­жа­юсь.

— Кста­ти, ва­шу дочь По­ли­ну не зо­вут «Го­шев­ной»?

— Ну, в сту­ден­че­стве, мо­жет, и бы­ло. Она ме­ня как-то в сто­роне дер­жа­ла от всех этих дел. Она жи­вет сво­ей жиз­нью, очень тол­ко­во и спо­кой­но. Глав­ное, По­ли­на не со­шла с ума от по­пу­ляр­но­сти сво­их ро­ди­те­лей. Оста­лась де­вуш­кой с лю­бя­щим серд­цем. Насла­жда­ет­ся жиз­нью. Я рад, что она не ушла в ис­кус­ство, в те­атр. Она не за­ло­жи­ла ду­шу. У нее есть лю­бовь. А по­ра­бо­тать с ней очень хо­чу. Я ведь ви­дел, ка­кая она зре­лая в ка­че­стве ар­тист­ки. Я хо­тел бы с ней по­об­щать­ся на язы­ке Че­хо­ва.

— А вас са­мо­го зо­вут по от­че­ству или только Го­ша?

— Ес­ли раньше по от­че­ству зва­ли только ор­га­ны вла­сти, то те­перь на­обо­рот. Мно­гие об­ра­ща­ют­ся ко мне как к Юрию Геор­ги­е­ви­чу. Мне это при­ят­но. Ко­гда те­бя на­зы­ва­ют по от­че­ству, зна­чит, те­бя точ­но ни с кем не пу­та­ют. Это важ­но. А ко­гда на­зы­ва­ют Го­шей, то это или Фе­дор Бон­дар­чук, или Мак­сим Су­ха­нов.

— Где вре­мя бе­ре­те: сни­ма­е­тесь, иг­ра­е­те в те­ат­ре, за­ни­ма­е­тесь про­дю­си­ро­ва­ни­ем, озву­чи­ва­ни­ем, дуб­ля­жом, а так­же пи­ше­те сце­на­рии и ре­жис­си­ру­е­те, по­е­те?

— Без­услов­но, все услов­но. У ме­ня есть один та­лант, ко­то­рый до­стал­ся от па­пы. Он был ру­ко­во­ди­те­лем боль­шо­го пред­при­я­тия ра­дио­элек­трон­но­го в со­вет­ское вре­мя. Там де­ла­ли маг­ни­то­фо­ны «Вес­на», «Юпи­тер», «Ма­як». И в то же вре­мя он управ­лял кос­ми­че­ской свя­зью и за­пус­кал спут­ни­ки. Он был ме­не­дже­ром. И ес­ли от­крыть в се­бе, да­же в за­ро­ды­ше, ме­не­джер­ские на­вы­ки — а они необ­хо­ди­мы че­ло­ве­ку, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся ре­жис­су­рой, — вре­мя най­дет­ся на все. Глав­ное – до­ве­рять та­лант­ли­вым лю­дям, с ко­то­ры­ми ты ра­бо­та­ешь, ко­то­рые зна­ют, как пра­виль­но до­не­сти ин­фор­ма­цию, и с ко­то­ры­ми ты жи­вешь на од­ной волне; то­гда мож­но со­че­тать не­со­че­та­е­мые ве­щи — та­кие, как те­атр, ки­но и му­зы­ка. Лег­ко.

— До­ве­рие сей­час воз­мож­но?

— Да, а как же. Все де­ла­ет­ся ра­ди до­ве­рия. Пом­ни­те, у Юлия Це­за­ря был по­вар. Они дру­жи­ли. А то­гда все тра­ви­ли друг дру­га. И кто-то ска­зал Це­за­рю: «Не ешь се­го­дня, тво­е­го по­ва­ра под­ку­пи­ли. Он те­бя отра­вит». И пер­вое, что он сде­лал, по­про­бо­вал стряп­ню дру­га. И ска­зал, что луч­ше уме­реть, чем по­те­рять дру­га. Лю­ди жи­вы бла­го­да­ря до­ве­рию. У че­ло­ве­ка гла­за только спе­ре­ди. А твою спи­ну за­щи­ща­ют те, кому ты до­ве­ря­ешь. А я хо­чу сни­мать. Ес­ли бу­ду жив и здо­ров, то хо­ро­ше­му раз­го­вор­но­му те­ат­ру я от­дам­ся. Ко­гда бу­ду вы­хо­дить на сце­ну, са­дить­ся на стул, вы­пи­вать пять­де­сят и ве­сти свой твор­че­ский ве­чер от ли­ца ка­ко­го-ни­будь шекс­пи­ров­ско­го ге­роя. По­ка есть си­лы, я иг­раю в по­движ­ном те­ат­ре. Ко­то­рый мне при­но­сит огром­ное удо­воль­ствие и под­карм­ли­ва­ет ре­бят-му­зы­кан­тов.

— У вас груп­па «Ба­ра­ни­на» по­яви­лась в се­ре­дине 90-х?

— Да, в 96–97 го­дах. То­гда мы бы­ли мо­ло­ды, и на­чи­на­лось все с ху­ли­ган­ства. Как мы только вы­жи­ли, я не по­ни­маю. То­гда и пе­ли о том, что: «мы до зав­тра не до­жи­вем, го­ри все ог­нем». Те, кто нас зна­ет, вос­при­ни­ма­ют нас как му­зы­каль­ный кол­лек­тив, а кто слу­ша­ет впер­вые, вос­при­ни­ма­ет стран­но. Ду­ма­ют, что Куценко со­шел с ума. Но все твор­че­ские лю­ди схо­дят с ума к пя­ти­де­ся­ти го­дам на сто про­цен­тов. Кто-то увле­ка­ет­ся биз­не­сом, сыг­рав несколь­ких биз­не­сме­нов, кто-то ухо­дит в по­ли­ти­ку и чи­та­ет всем мо­ра­ли. Я ни­ко­гда не иг­рал му­зы­кан­та, про­сто при­ду­мы­вал пес­ни на фор­те­пи­а­но и ги­та­ре по мо­ло­до­сти. Мне до­став­ля­ет удо­воль­ствие при­ду­мы­вать тек­сты пе­сен, ко­гда у ме­ня хо­ро­шее на­стро­е­ние. Так же и ки­но­ди­а­ло­ги. Ко­гда я при­ду­мы­ваю, я са­мый счаст­ли­вый че­ло­век.

— Как се­го­дня на­зы­ва­ет­ся ва­ша му­зы­каль­ная груп­па?

— От­вра­ти­тель­но — «ГК». Луч­ше бы «Гай­кой» на­звал. Не мо­гу при­ду­мать назва­ние для груп­пы. Сей­час за­кон­чим пла­стин­ку

чет­вер­тую. Обо­жаю хип-хоп. Это тре­нинг в мо­ей ак­тер­ской дик­ции. Я как во­ка­лист не осо­бо си­лен. А ве­ду­щим я нена­ви­жу быть, это та оско­ми­на, ко­то­рая ме­ня и толк­ну­ла к му­зы­ке пят­на­дцать лет на­зад. Не люб­лю ве­сти ме­ро­при­я­тия. А ме­ня при­гла­ша­ют. Я умею го­во­рить с людь­ми.

— Пла­стин­ки за­пи­сы­ва­е­те?

— У ме­ня вы­шла пла­стин­ка ду­э­тов. Но мне не хва­та­ет ни сил, ни де­нег на­нять хо­ро­ших ме­не­дже­ров, ко­то­рые лоб­би­ро­ва­ли бы ме­ня на тер­ри­то­рии ра­дио и Ин­тер­не­та. Это ста­ло осо­бой от­рас­лью. Да­же Игорь Кру­той ска­зал: «Что­бы за­не­сти пес­ню на ра­дио, нуж­но пе­ре­вер­нуть Зем­лю». Это за­хва­чен­ный ры­нок. Тер­ри­то­рия, на ко­то­рой по­ста­ви­ли шлаг­баум. И там, где мы раньше хо­ди­ли пеш­ком, те­перь не прой­дешь. Но му­зы­ка — моя от­ду­ши­на. Я мо­гу сни­мать­ся весь день, отыг­рать спек­такль, а по­том сыг­рать кон­церт. И выйти от­дох­нув­шим имен­но по­сле него. Там я на сво­ем ме­сте. Там я в ла­дах с са­мим со­бой.

— Вы ска­за­ли про воз­раст. По-ва­ше­му, по­сле пя­ти­де­ся­ти жизнь только на­чи­на­ет­ся?

— Все за­ви­сит от те­бя. Кто хо­чет на­чать упа­ко­вы­вать ве­щи, пусть на­чи­на­ет. У ме­ня та­кое ощу­ще­ние, что жизнь — это ко­гда ле­тишь на са­мо­ле­те, и на­сту­па­ет мо­мент, ко­гда по­ни­ма­ешь, что по­ра воз­вра­щать­ся на­зад. Про­шло то вре­мя, ко­гда ле­тишь впе­ред. И все за­ви­сит от то­го, как ты хо­чешь до­ле­теть: на­жать на газ, из­рас­хо­до­вать остат­ки топ­ли­ва, сго­реть, сло­мать­ся и рух­нуть, или хо­чешь кра­си­во по­лу­чить удо­воль­ствие. Есть же еще ве­тер. Мож­но и по­пла­ни­ро­вать до­ста­точ­но дол­го. Нуж­но по­ни­мать, что ре­сур­сы твои ко­неч­ны. Я по­лу­чаю си­лы от то­го, что мне при­но­сит удо­воль­ствие. Ино­гда я брал­ся за ра­бо­ты, ко­то­рые мне не при­но­си­ли удо­воль­ствия, но я ве­рил в пер­спек­ти­ву, знал, что мне еще ле­теть и ле­теть. Но, как ни кру­ти, по­сле пя­ти­де­ся­ти ты уже ле­тишь на ба­зу. По­это­му и ста­ра­юсь.

В 2014 го­ду ак­тер при­вел свою стар­шую дочь По­ли­ну на свет­ский бал.

По­ли­на Куценко и ее звезд­ные ро­ди­те­ли: Ма­рия По­ро­ши­на и Го­ша Куценко.

Од­ной из но­вых те­ле­ра­бот ак­те­ра стал се­ри­ал «Ско­рая по­мощь».

Роль в спек­так­ле «Проделки Дон Джо­ва­ни» Го­ша Куценко на­зы­ва­ет сво­ей ак­тер­ской от­ду­ши­ной.

Го­ша Куценко уже несколь­ко лет про­дви­га­ет свою му­зы­каль­ную ка­рье­ру, но по­ка выступает на клуб­ном уровне. Впро­чем, не так дав­но ак­те­ра и му­зы­кан­та вме­сте с кол­лек­ти­вом при­гла­си­ли вы­сту­пить на фе­сти­ва­ле «На­ше­ствие» (на фо­то). На ве­че­ре в честь пя­ти­де­ся­ти­ле­тия Го­ши сре­ди по­здрав­ля­ю­щих бы­ла и сред­няя дочь ак­те­ра — Ев­ге­ния.

В бра­ке с фо­то­мо­де­лью и ак­три­сой Ири­ной Скри­ни­чен­ко ак­тер уже стал от­цом двух до­че­рей: Ев­ге­нии (ро­ди­лась в 2014 го­ду) и Свет­ла­ны (2017).

Вре­ме­ни для от­ды­ха у Го­ши не так мно­го, как ему хо­те­лось бы. Но ес­ли вы­да­ет­ся от­пуск, то ак­тер пред­по­чи­та­ет его про­во­дить ак­тив­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.