КТО СТА­ВИТ РОС­СИЮ НА УШИ

Экс­пер­ты объ­яс­ни­ли, мож­но ли най­ти те­ле­фон­ных тер­ро­ри­стов

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ли­на ПАНЧЕНКО, Ева МЕРКАЧЕВА.

Вы на ра­бо­те. Сни­ма­е­те труб­ку. Муж­ской го­лос го­во­рит: « В зда­нии взрыв­ное устрой­ство. Эва­ку­и­руй­те лю­дей. Я пре­ду­пре­дил ». Вы зво­ни­те в по­ли­цию. Все бе­гут на ули­цу. Шко­лы, ма­га­зи­ны, аэро­пор­ты, вок­за­лы, го­сти­ни­цы па­ра­ли­зо­ва­ны. Так бы­ло уже по­чти во всех рос­сий­ских го­ро­дах.

Не­ко­то­рые экс­пер­ты за­ве­ря­ют, что рос­сий­ским спец­служ­бам вы­чис­лить те­ле­фон­но­го тер­ро­ри­ста — лишь де­ло вре­ме­ни. Ка­кие у них для это­го есть воз­мож­но­сти и что бу­дет зло­умыш­лен­ни­ку, ес­ли его вы­чис­лят, вы­яс­нил «МК».

Про­грам­ма рас­сыл­ки го­ло­со­вых со­об­ще­ний — тех­но­ло­гия вче­раш­не­го дня. К то­му же не слиш­ком до­ро­гая. Вво­дишь спи­сок нуж­ных но­ме­ров — и го­то­во. Су­дя по все­му, имен­но так и дей­ству­ют зло­умыш­лен­ни­ки. В чет­верг те­ле­фон­ные тер­ро­ри­сты «ми­ни­ро­ва­ли» Санкт-Пе­тер­бург. При этом ис­точ­ни­ки в пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нах уже со­об­щи­ли, что уста­нов­лен ряд лиц, со­вер­шив­ших

звон­ки с угро­за­ми, и они свя­за­ны с бо­е­ви­ка­ми ИГИЛ (груп­пи­ров­ка, за­пре­щен­ная в Рос­сии). Ис­точ­ник же «МК» в МВД Рос­сии со­об­щил, что звон­ки по­сту­па­ли с тер­ри­то­рии Укра­и­ны. В спец­служ­бах пред­по­ло­жи­ли, что ак­цию за­ду­ма­ли и про­ве­ли аме­ри­кан­ские тех­но­ло­ги, ко­то­рые, од­на­ко, ошиб­лись: не учли рос­сий­ско­го мен­та­ли­те­та.

— Все­го уже за­фик­си­ро­ва­но око­ло трех со­тен звон­ков, — го­во­рит ис­точ­ник в МВД. — Все они бы­ли со­вер­ше­ны не с те­ле­фо­нов, а с ком­пью­те­ра. Но го­ло­са жи­вые, не ком­пью­тер­ные, и при­над­ле­жат они раз­ным муж­чи­нам. Уда­лось уста­но­вить по IP-ад­ре­сам, что звон­ки со­вер­ше­ны с тер­ри­то­рии Укра­и­ны.

— Са­ма тех­но­ло­гия, по ко­то­рой за­пу­ще­на эта ак­ция, — шта­тов­ская, — го­во­рит дей­ству­ю­щий со­труд­ник ФСБ Ни­ко­лай (фа­ми­лию он про­сил не на­зы­вать). — По­то­му мож­но пред­по­ло­жить, что за ней сто­ят аме­ри­кан­цы. Тем бо­лее цель ак­ции яв­но за­ду­ма­на ино­стран­ца­ми, ни­че­го не по­ни­ма­ю­щи­ми в рус­ском мен­та­ли­те­те: на­ша стра­на боль­ше по­ло­ви­ны вре­ме­ни в ХХ ве­ке про­ве­ла в вой­нах и кон­флик­тах, а осталь­ную часть — в под­го­тов­ке к ним, вклю­чая бег в про­ти­во­га­зах, эва­ку­а­цию и т. д. То есть де­ста­би­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию та­кой ерун­дой, как лож­ная тре­во­га, невоз­мож­но. Ак­ция пре­вра­ти­лась, по су­ти, в фарс.

Но, по­сколь­ку не ре­а­ги­ро­вать на по­доб­ные сиг­на­лы си­ло­ви­ки не мо­гут, сей­час есть два пу­ти из­бе­жать пол­но­го кол­лап­са, свя­зан­но­го с та­ки­ми рас­сыл­ка­ми. Ли­бо их за­пре­тить окон­ча­тель­но и бес­по­во­рот­но, ли­бо най­ти и по пол­ной на­ка­зать те­ле­фон­ных тер­ро­ри­стов.

Один из экс­пер­тов «МК» в об­ла­сти те­ле­ком­му­ни­ка­ций рас­ска­зал, ка­кие у спец­служб есть для это­го воз­мож­но­сти.

— Это мог­ло быть сде­ла­но по­сред­ством IP-те­ле­фо­нии: есть ряд опе­ра­то­ров, предо­став­ля­ю­щих та­кую связь, их в ра­зы боль­ше, чем со­то­вых, — го­во­рит экс­перт. — Ес­ли бы­ло со­еди­не­ние, а его дли­тель­ность ро­ли не иг­ра­ет, то сра­зу по­нят­но, с ка­ко­го но­ме­ра оно уста­нов­ле­но, и сра­зу мож­но най­ти про­вай­де­ра, ко­то­ро­му этот но­мер при­над­ле­жит. Я уве­рен, что у спец­служб есть ба­за дан­ных всех та­ких опе­ра­то­ров. Со­от­вет­ствен­но, у про­вай­де­ра или по­став­щи­ка услуг мож­но за­про­сить кон­крет­ный но­мер те­ле­фо­на, ко­то­рый под­клю­чал­ся к его си­сте­ме. Но ес­ли это виртуальные про­вай­де­ры, то, как пра­ви­ло, ре­ги­стра­ция IP-но­ме­ров у них про­ис­хо­дит без кон­крет­ных пер­со­наль­ных дан­ных, у них нет се­рьез­ных тре­бо­ва­ний. Най­ти, ко­неч­но, че­ло­ве­ка все рав­но мож­но, но во­прос еще и в том, где он по­лу­чил IP-ад­рес. Пред­по­ло­жим, в Уруг­вае. Тео­ре­ти­че­ски на­ши спец­служ­бы мо­гут за­про­сить ин­фор­ма­цию на его вла­дель­ца у уруг­вай­ско­го опе­ра­то­ра. Но вот за­хо­чет ли опе­ра­тор в Уруг­вае от­ве­тить на этот за­прос и сколь­ко вре­ме­ни бу­дет от­ве­чать? То есть тео­ре­ти­че­ски это воз­мож­но, а на прак­ти­ке не все­гда уда­ет­ся. Ес­ли же рас­сыл­ка идет сра­зу че­рез несколь­ких опе­ра­то­ров из раз­ных стран, то это, ско­рее все­го, бу­дет со­всем не быст­ро. Я по­до­зре­ваю, ко­неч­но, что у спец­служб есть тех­но­ло­гии и бо­лее точ­но­го опре­де­ле­ния — не толь­ко по про­вай­де­рам, но и по дру­гим ба­зам дан­ных. Но и тут воз­ни­ка­ет во­прос: а за­хо­тят ли спец­служ­бы дру­гой стра­ны этим за­ни­мать­ся?

А вот что рас­ска­зал «МК» экс­перт по ки­бер­раз­вед­ке Ан­дрей Ма­са­ло­вич:

— Ес­ли идет го­ло­со­вое со­об­ще­ние, го­лос за­пи­сы­ва­ет­ся и по­том узна­ет­ся. И ес­ли где-то по­па­дет­ся че­ло­век с этим го­ло­сом, его иден­ти­фи­ци­ру­ют. На За­па­де есть боль­шие ба­зы го­ло­сов. Ес­ли пред­ста­вить, что ка­кая-то стра­на за­да­лась це­лью, это все мо­жет су­ще­ство­вать в од­ном ме­сте — «штам­пик» го­ло­са за­пи­сан, он, как от­пе­ча­ток паль­ца, ин­ди­ви­дуа­лен, по­том его срав­ни­ва­ют с ба­зой, че­ло­ве­ка на­хо­дят.

— Иден­ти­фи­ци­ро­вать го­лос — это один путь. Есть дру­гие?

— Вто­рой путь — на­коп­ле­ние ин­фор­ма­ции и срав­не­ние. Как ра­бо­та­ют аме­ри­кан­цы по ха­ке­рам? По од­ной ата­ке они не мо­гут ни­ко­го пой­мать, но очень ста­ра­тель­но за­пи­сы­ва­ют все об­сто­я­тель­ства и при­сва­и­ва­ют эпи­зо­ду но­мер. Он у них на­зы­ва­ет­ся APT — про­дви­ну­тая по­сто­ян­ная угро­за, ко­то­рой они при­сва­и­ва­ют но­ме­ра. И по­лу­ча­ет­ся, что вот эту ата­ку сде­ла­ла, к при­ме­ру, груп­па APТ-12, а эту — APT-15. По­том, ес­ли они ви­де­ли та­кую же ата­ку, они го­во­ри­ли: это опять APT-15. И все это на­кап­ли­ва­ет­ся в рас­че­те на то, что ка­кая-то из групп ко­гда- ни­будь се­бя про­явит. И то­гда их мож­но бу­дет вы­чис­лить и при­пи­сать к ним все преды­ду­щие ата­ки. Есть и тре­тий путь — ана­лиз марш­ру­тов. Но ес­ли это гра­мот­ная груп­па и в осо­бен­но­сти ес­ли ата­ка ди­ри­жи­ро­ва­лась на уровне ка­ко­го-то го­су­дар­ства, то марш­ру­ти­за­тор с боль­шой ве­ро­ят­но­стью бу­дет за­ра­жен, и ни­че­го не уви­дишь. То есть ес­ли это идет с тер­ри­то­рии дру­гих стран, путь тра­фи­ка про­сле­дить бу­дет тех­ни­че­ски невоз­мож­но.

Дру­гое де­ло, ес­ли ис­точ­ник и объ­ект ата­ки на­хо­дят­ся на тер­ри­то­рии од­ной стра­ны, тут воз­мож­но­сти служб в Ин­тер­не­те рез­ко по­вы­ша­ют­ся, по­то­му что мож­но от­сле­жи­вать син­хрон­ность появления — ата­ка на­ча­лась вот в эту мил­ли­се­кун­ду, и в эту же мил­ли­се­кун­ду кто-то на­чал дей­ствия, по­хо­жие на эту ата­ку. То есть я хо­чу ска­зать, что тех­ни­че­ских воз­мож­но­стей вы­чис­лять та­кие ата­ки в ми­ре мно­го.

— А есть ли они у на­ших спец­служб?

— В ка­ком со­ста­ве они при­сут­ству­ют у на­ших спец­служб, я не знаю, а ес­ли бы знал, не ска­зал бы.

— Вы­ра­бо­та­на ли уже где-то в ми­ре так­ти­ка про­ти­во­сто­я­ния та­ким те­ле­фон­ным ата­кам?

— В США и дру­гих стра­нах су­ще­ству­ет план дей­ствий на слу­чай чрез­вы­чай­ных си­ту­а­ций. И та­ко­го ро­да дей­ствия — один из сце­на­ри­ев. Ес­ли его как сле­ду­ет рас­пи­сать, то ло­каль­ный ущерб бу­дет неболь­шим. То есть по ка­ким-то при­зна­кам вы­яв­ля­ет­ся, что до­нос лож­ный, то­таль­ной эва­ку­а­ции не про­ис­хо­дит, со­от­вет­ствен­но, ин­те­рес у зло­умыш­лен­ни­ков че­рез неко­то­рое вре­мя па­да­ет. Од­ни­ми орг­ме­ра­ми мож­но сни­зить ущерб от те­ле­фон­ных атак и ин­те­рес на­па­да­ю­щих. Это важ­но: сей­час очень мно­го атак по­ли­ти­че­ски мо­ти­ви­ро­ван­ных, мо­шен­ни­че­ских. И мно­го из них ко­рот­ко­жи­ву­щих — при­ду­ма­ли схе­му и пы­та­ют­ся на ней за­ра­бо­тать, по­ка она дей­ству­ет. По­то­му что че­рез не­де­лю с ней на­учат­ся бо­роть­ся.

Меж­ду тем в чет­верг ста­ло из­вест­но, что по фак­ту ано­ним­ных звон­ков в ря­де ре­ги­о­нов Рос­сии, в том чис­ле Москве и Санкт-Пе­тер­бур­ге, воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло по ста­тье 207 УК РФ «За­ве­до­мо лож­ное со­об­ще­ние об ак­те тер­ро­риз­ма».

Ад­во­кат Ок­са­на Ми­хал­ки­на про­ком­мен­ти­ро­ва­ла «МК» юри­ди­че­скую сто­ро­ну про­ис­хо­дя­ще­го.

— 207-я ста­тья преду­смат­ри­ва­ет в слу­чае при­чи­не­ния круп­но­го ущер­ба на­ка­за­ние до пя­ти лет ли­ше­ния сво­бо­ды. Но ес­ли зло­умыш­лен­ник на­хо­дит­ся за пре­де­ла­ми Рос­сии, мож­но ли­бо на­пра­вить ма­те­ри­а­лы след­ствия ту­да, где на­хо­дит­ся граж­да­нин, что­бы там ре­ши­ли во­прос о при­вле­че­нии его к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти, ли­бо про­ве­сти след­ствие в Рос­сии в от­сут­ствие об­ви­ня­е­мо­го, неза­ви­си­мо от то­го, где он на­хо­дит­ся. Та­кой че­ло­век еще на ста­дии пред­ва­ри­тель­но­го след­ствия объ­яв­ля­ет­ся в ро­зыск. Ес­ли его не удаст­ся за­дер­жать, су­деб­ный про­цесс про­во­дит­ся в его от­сут­ствие. А по­сле вы­не­се­ния при­го­во­ра по ли­нии Ин­тер­по­ла объ­яв­ля­ет­ся о том, что дан­ный че­ло­век осуж­ден по за­ко­ну РФ. Срок на­ка­за­ния на­чи­на­ет свой от­счет с мо­мен­та его за­дер­жа­ния. — Нам его мо­гут вы­дать?

— Толь­ко в слу­чае, ес­ли он не граж­да­нин этой стра­ны, по­то­му что ни од­на стра­на не вы­да­ет сво­их граж­дан.

— Мо­жет в дан­ном слу­чае к об­ви­не­нию в лож­ном со­об­ще­нии при­со­еди­нить­ся, на­при­мер, об­ви­не­ние в де­ста­би­ли­за­ции об­ста­нов­ки или под­ры­ве кон­сти­ту­ци­он­но­го строя?

— Что­бы до­ка­зать умы­сел, необ­хо­ди­мо че­ло­ве­ка до­про­сить, по­нять, чем он ру­ко­вод­ство­вал­ся. По за­ко­ну при­го­вор су­да не мо­жет быть ос­но­ван на до­мыс­лах.

— Как по­стра­дав­шие лю­ди мо­гут за­явить о при­чи­нен­ном им ущер­бе?

— Это воз­мож­но бу­дет толь­ко то­гда, ко­гда бу­дет уста­нов­ле­но ли­цо, ко­то­ро­му предъ­явят об­ви­не­ние, пусть да­же за­оч­но. То­гда у по­тер­пев­ше­го по­яв­ля­ет­ся пра­во о предъ­яв­ле­нии граж­дан­ско­го ис­ка. Весь ущерб — ма­те­ри­аль­ный и мо­раль­ный, ес­ли это физ­ли­цо, — мож­но из­ло­жить в ис­ке, ко­то­рый рас­смат­ри­ва­ет­ся в хо­де рас­смот­ре­ния де­ла в су­де. Гос­по­шли­ной та­кой иск не об­ла­га­ет­ся. То есть, ес­ли че­ло­век, к при­ме­ру, опоз­дал на са­мо­лет и из-за это­го не успел на сты­ков­ку рей­сов, он то­же име­ет пра­во быть при­знан­ным по­тер­пев­шим.

— Ку­да сле­ду­ет об­ра­щать­ся?

— Рас­сле­до­ва­ни­ем уго­лов­ных дел по ста­тье 207 за­ни­ма­ет­ся по­ли­ция. В за­яв­ле­нии нуж­но ука­зать, ка­кой имен­но ущерб был при­чи­нен, и под­твер­дить его — на­при­мер, предъ­явить би­ле­ты на от­ме­нен­ный рейс. Под­твер­ждать при­дет­ся и при­чи­не­ние мо­раль­но­го вре­да — че­ло­век дол­жен предъ­явить ка­кие-то до­ку­мен­ты в обос­но­ва­ние сво­е­го за­яв­ле­ния. На­при­мер, до­ку­мен­ты о том, что у него ухуд­ши­лось со­сто­я­ние здо­ро­вья и он был гос­пи­та­ли­зи­ро­ван. Раз­мер мо­раль­но­го вре­да он опре­де­ля­ет сам — де­сять ты­сяч руб­лей или сто, в за­ви­си­мо­сти от то­го, как он оце­ни­ва­ет свои мо­раль­ные стра­да­ния.

Эва­ку­а­ция из ТЦ «Га­ле­рея » в Санкт-Пе­тер­бур­ге.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.