ВО­ДИ­ТЕЛЬ

В смер­ти из­вест­но­го оли­гар­ха об­ви­ни­ли его шо­фе­ра, что­бы при­ми­рить враж­ду­ю­щие кла­ны спец­служб

Moskovski Komsomolets - - РАССЛЕДОВАНИЕ - Ева МЕРКАЧЕВА.

В «вы­со­ко­свет­ских» се­мьях вре­мя от вре­ме­ни слу­ча­ют­ся скан­да­лы и да­же кри­ми­наль­ные тра­ге­дии. Сор из из­бы в них ста­ра­ют­ся не вы­но­сить до по­след­не­го. Но ес­ли все же до­хо­дит до воз­буж­де­ния уго­лов­но­го де­ла, то на­чи­на­ет­ся на­сто­я­щая вак­ха­на­лия. На след­ствие да­вят со всех сто­рон, в ито­ге суд­мед­экс­пер­ты буд­то схо­дят с ума, сви­де­те­ли да­ют фан­та­сти­че­ские по­ка­за­ния, ма­те­ри­а­лы те­ря­ют­ся. И во всей этой «бит­ве по­гон и свя­зей» за­бы­ва­ют об ис­тине. Так про­изо­шло и в этом слу­чае.

10 лет на­зад на по­лу сво­ей квар­ти­ры был най­ден мерт­вым из­вест­ный биз­нес­мен, ме­це­нат и близ­кий друг вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов ФСБ и МВД РФ Вла­ди­мир Мо­ке­ров. 10 лет дли­лось след­ствие. И вот толь­ко сей­час Са­ве­лов­ский суд Моск­вы при­го­во­рил к 10 го­дам (де­сят­ка в этом де­ле ка­кое-то ма­ги­че­ские чис­ло) лич­но­го во­ди­те­ля Мо­ке­ро­ва. В про­то­ко­лах до­про­сов и дру­гих ма­те­ри­а­лах де­ла вся­че­ски ста­ра­лись «под­чи­стить» де­та­ли вза­и­мо­от­но­ше­ний биз­не­сме­на, пря­мо ска­жем, с непо­след­ни­ми людь­ми в на­шей стране. Но как из пес­ни сло­ва не вы­ки­нешь, так и этих лю­дей невоз­мож­но убрать из жиз­ни Мо­ке­ро­ва. Жизнь и смерть оли­гар­ха«под­пол­ков­ни­ка» — в ма­те­ри­а­ле «МК».

По­че­му «ско­рую по­мощь» умер­ше­му вы­зы­ва­ла же­на быв­ше­го ми­ни­стра МВД Нур­га­ли­е­ва? По­че­му суд­мед­экс­пер­том по де­лу о его смер­ти вы­сту­па­ет род­ной брат экс-гла­вы ФМС Кон­стан­ти­на Ро­мо­да­нов­ско­го (сам ге­не­рал, кста­ти, близ­ко знал по­гиб­ше­го)? И за ка­кие за­слу­ги оли­гар­ху пе­ред смер­тью при­сво­и­ли зва­ние под­пол­ков­ни­ка ФСБ?

«На­пил­ся — упал — умер»

42-лет­ний Вла­ди­мир Мо­ке­ров умер днем 6 де­каб­ря 2006 го­да в квар­ти­ре в цен­тре Моск­вы. При­вез его сю­да и по­мог зай­ти в ком­на­ту 53-лет­ний во­ди­тель Ан­дрей Ка­ра­та­ев, ко­то­рый ра­бо­тал у него мно­го лет. Шо­фер уве­ря­ет: «Шеф был силь­но пьян». За­бе­гая впе­ред, ска­жу, что в кро­ви у тру­па дей­стви­тель­но на­шли при­лич­ную до­зу ал­ко­го­ля — 4,6 про­мил­ле. Во­ди­тель, по его сло­вам, да­же спе­ци­аль­но под­ни­мал бос­са в квар­ти­ру не на глав­ном, а на вто­ром лиф­те (что­бы со­се­ди не уви­де­ли, нас­коль­ко он пьян), но уже до­ма Мо­ке­ров еще вы­пил бу­тыл­ку су­хо­го ви­на из пив­ной круж­ки.

Ка­ра­та­ев оста­вил бос­са в спальне, а сам пил чай в го­сти­ной (в квар­ти­ре бы­ла еще ня­ня с ре­бен­ком), по­ка не услы­шал звук па­де­ния. При­бе­жал — на по­лу ле­жит Мо­ке­ров весь в кро­ви. При­быв­шая на ме­сто «ско­рая по­мощь» кон­ста­ти­ру­ет смерть «от острой сер­деч­ной недо­ста­точ­но­сти». По­том экс­пер­ты при­дут к вы­во­ду, что смерть на­сту­пи­ла от за­кры­той че­реп­но-моз­го­вой трав­мы, ослож­нив­шей­ся оте­ком го­лов­но­го моз­га. Об­на­ру­жи­лись еще мно­же­ствен­ные пе­ре­ло­мы ре­бер и ге­ма­то­мы.

По вер­сии след­ствия и те­перь уже со­глас­но вер­дик­ту пер­вой су­деб­ной ин­стан­ции, вот что слу­чи­лось в тот день. Ци­ти­рую об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние: «При­мер­но с 14 ч до 16 ч Ка­ра­та­ев по мо­ти­ву лич­ной непри­яз­ни к Мо­ке­ро­ву, воз­ник­шей на поч­ве на­хож­де­ния то­го в со­сто­я­нии силь­ной сте­пе­ни ал­ко­голь­но­го опья­не­ния, умыш­лен­но, с це­лью при­чи­не­ния тяж­ко­го вре­да здо­ро­вью по­тер­пев­ше­го пу­тем со­уда­ре­ния го­ло­вы Мо­ке­ро­ва В.В. с неуста­нов­лен­ным пред­ме­том, при­дал те­лу Мо­ке­ро­ва В.В. уско­ре­ние, уда­рив его не ме­нее двух раз те­мен­ной и лоб­но-те­мен­ной об­ла­стя­ми го­ло­вы сле­ва о неуста­нов­лен­ный след­стви­ем пред­мет», — и т.д.

Опу­стим неод­но­знач­ность и ко­ря­вость фраз ти­па «при­дал те­лу уско­ре­ние». Но вот пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за, — у во­ди­те­ля неожи­дан­но воз­ник­ла лич­ная непри­язнь к бос­су из-за то­го, что тот на­пил­ся. Вы в та­кое ве­ри­те? Ну ка­кой шо­фер у ка­ко­го оли­гар­ха вдруг ста­нет за­ди­рать нос и вы­ска­зы­вать ше­фу свое «фи», тем бо­лее бить его?!

При­мер­но то же са­мое за­яв­лял Ан­дрей Ка­ра­та­ев:

— То, что Вла­ди­мир по­след­ние го­ды стал зло­упо­треб­лять спирт­ным, это, ко­неч­но, бе­да и го­ре. Но в первую оче­редь — его род­ных. Для ме­ня все рав­но это бы­ла ра­бо­та — при­вез­ти его до­мой и до­ста­вить до квар­ти­ры, в ка­ком бы со­сто­я­нии он ни на­хо­дил­ся. Ес­ли бы я вы­ска­зал ему ка­кие-то пре­тен­зии, тем бо­лее под­нял на него ру­ку — был бы тут же уво­лен как ми­ни­мум! Я очень хо­ро­шо знал круг его зна­ко­мых в ФСБ и МВД (во­зил его ча­сто на Лу­бян­ку, на Жит­ную, на раз­ные да­чи). Ни­же ге­не­ра­лов там ни­ко­го не бы­ло. Уда­рить, из­бить Мо­ке­ро­ва — это под­пи­сать се­бе смерт­ный при­го­вор!

Ка­ра­та­ев уве­ря­ет, что пы­тал­ся спа­сти Мо­ке­ро­ва: де­лал ему ис­кус­ствен­ное ды­ха­ние, при­чем так ак­тив­но, что сло­мал реб­ра. Па­рал­лель­но он успел на­брать су­пру­ге ше­фа, ко­то­рой не ока­за­лось до­ма, а вот в «ско­рую» с мо­биль­ни­ка не до­зво­нил­ся — там бы­ло все вре­мя за­ня­то.

— Как я мо­гу объ­яс­нить те­лес­ные по­вре­жде­ния у Мо­ке­ро­ва?

— про­дол­жа­ет шо­фер. — Мо­ке­ров пья­ный упал в спальне, но как он па­дал, обо что уда­рял­ся — я не ви­дел. Я пы­тал­ся спа­сти Вла­ди­ми­ра, де­лал как мог мас­саж серд­ца, но, вид­но, бы­ло уже позд­но. В чем я толь­ко ви­ню се­бя, что упу­стил 10–15 ми­нут, ко­гда под­ло­жил Во­ло­де по­душ­ку под го­ло­ву и оста­вил его, ду­мал, мол, он про­спит­ся… За 10 лет ме­ня 15 раз до­пра­ши­ва­ли сле­до­ва­те­ли, три­жды про­ве­ря­ли по­ка­за­ния на ме­сте про­ис­ше­ствия, про­во­ди­ли оч­ные став­ки, до­пра­ши­ва­ли с ис­поль­зо­ва­ни­ем де­тек­то­ра лжи.

Я не су­пера­гент, про­шед­ший спец­под­го­тов­ку, что­бы об­ма­нуть по­ли­граф. Для ме­ня глу­пая, неле­пая смерть Вла­ди­ми­ра — тра­ге­дия не мень­шая, чем для его же­ны Ири­ны и ма­те­ри Юлии Алек­се­ев­ны.

А еще во­ди­тель рас­ска­зал, что по­ми­мо зар­пла­ты Мо­ке­ров пла­тил ему пре­мии, сни­мал квар­ти­ру. Так ка­кой-де ему был смысл из­би­вать или тем бо­лее уби­вать ку­ри­цу, ко­то­рая несет зо­ло­тые яй­ца?

Друж­ба креп­кая не сло­ма­ет­ся

Что­бы по­нять при­чи­ны смер­ти, как из­вест­но, нуж­но изу­чить ис­то­рию жиз­ни. Вся жизнь Вла­ди­ми­ра Мо­ке­ро­ва нераз­рыв­но свя­за­на с его ро­ди­те­ля­ми — они же глав­ные ини­ци­а­то­ры воз­буж­де­ния уго­лов­но­го де­ла по фак­ту ги­бе­ли сы­на.

Отец биз­не­сме­на — Вла­ди­мир Мо­ке­ров­стар­ший — член-кор­ре­спон­дент РАН, ос­но­ва­тель це­ло­го на­уч­но­го на­прав­ле­ния, со­зда­тель Ин­сти­ту­та сверх­вы­со­ко­ча­стот­ной по­лу­про­вод­ни­ко­вой элек­тро­ни­ки РАН, про­фес­сор, ла­у­ре­ат гос­пре­мий, ос­но­ва­тель несколь­ких но­вых на­уч­ных ка­федр в ве­ду­щих ву­зах стра­ны и т.д. Ма­ма ни­ка­ких ре­га­лий не име­ет, но жен­щи­на она са­ма по се­бе бо­е­вая, за­ни­ма­ет­ся биз­не­сом.

По дол­гу сво­ей про­фес­сии Мо­ке­ров-стар­ший не раз встре­чал­ся с вы­со­ко­по­став­лен­ны­ми со­труд­ни­ка­ми спец­служб. Ка­кие-то его раз­ра­бот­ки они, ве­ро­ят­но, ку­ри­ро­ва­ли, но все это от­но­сит­ся к ка­те­го­рии го­стай­ны. Нас же боль­ше мо­жет за­ин­те­ре­со­вать то, что, бу­дучи че­ло­ве­ком ха­риз­ма­тич­ным и ком­па­ней­ским, Мо­ке­ров про­фес­си­о­наль­ные свя­зи пре­вра­щал в дру­же­ские. Вы­со­ко­по­став­лен­ных си­ло­ви­ков при­гла­шал к се­бе на да­чу: шаш­лы­чок, на­ли­воч­ки, ры­бал­ка... Сре­ди го­стей был Ра­шид Нур­га­ли­ев (в то вре­мя он еще не был ми­ни­стром, ра­бо­тал на Лу­бян­ке).

Ра­зу­ме­ет­ся, на да­че у ро­ди­те­лей ча­сто бы­вал сын, и он, что опять-та­ки ра­зу­ме­ет­ся, свел друж­бу с па­пи­ны­ми вы­со­ко­по­став­лен­ны­ми при­я­те­ля­ми. Мо­ке­ров про­явил недю­жин­ный та­лант пред­при­ни­ма­те­ля (мы мо­жем пред­по­ло­жить, что не без под­держ­ки все тех же дру­зей-ге­не­ра­лов его биз­нес так успеш­но раз­ви­вал­ся). За­ни­мал­ся фар­ма­цев­ти­кой, пар­фю­ме­ри­ей, хи­ми­ей, нефтью, та­мо­жен­ны­ми де­ла­ми — и вез­де огром­ные при­бы­ли. В бла­го­дар­ность за под­держ­ку дру­зей-ге­не­ра­лов Мо­ке­ров стал «по­мо­гать ро­дине». Он вы­сту­пал в ка­че­стве спон­со­ра ме­ро­при­я­тий, ко­то­рые про­во­ди­ли си­ло­вые струк­ту­ры, стал ви­це-пре­зи­ден­том На­ци­о­наль­но­го фон­да под­держ­ки со­труд­ни­ков ор­га­нов Фе­де­раль­ной служ­бы без­опас­но­сти.

Пе­ре­до мной мно­го­чис­лен­ные гра­мо­ты, бла­го­дар­ствен­ные пись­ма, вы­пис­ка из при­ка­за ФСБ о на­граж­де­нии ме­да­лью, под­пи­сан­ная то­гдаш­ним ди­рек­то­ром ФСБ Патру­ше­вым. Бу­дучи в то вре­мя на­чаль­ни­ком Управ­ле­ния соб­ствен­ной без­опас­но­сти МВД РФ, ге­не­рал Кон­стан­тин Ро­мо­да­нов­ский вы­ра­зил в пись­мен­ной фор­ме бла­го­дар­ность за, ци­ти­рую, «со­дей­ствие в обес­пе­че­нии де­я­тель­но­сти МВД». УСБ ФСБ ода­ри­ва­ло Мо­ке­ро­ва по­чет­ны­ми зна­ка­ми. Од­ним сло­вом, Мо­ке­ров-млад­ший был об­лас­кан спец­служ­ба­ми, и те да­же то ли в шут­ку, то ли все­рьез да­ли ему сна­ча­ла зва­ние под­пол­ков­ни­ка, по­том пол­ков­ни­ка (так он фи­гу­ри­ру­ет в до­ку­мен­тах о на­граж­де­нии).

— Он мно­го сде­лал не толь­ко для кон­крет­ных ге­не­ра­лов, но в це­лом для служб, — убеж­дал ме­ня со­труд­ник ор­га­нов, ко­то­рый лич­но знал Мо­ке­ро­ва. — Бы­ли вре­ме­на, ко­гда с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем воз­ни­ка­ли се­рьез­ные слож­но­сти. Ска­жем, нуж­но сроч­но ка­кую-то спе­цо­пе­ра­цию про­ве­сти, а «жи­вых» де­нег нет. Или есть же та­кие рас­хо­ды, ко­то­рые не про­ве­дешь офи­ци­аль­но. Ну, я уже не го­во­рю о том, что со­труд­ни­кам и их се­мьям нуж­ны ка­кие-то ма­те­ри­аль­ные по­ощ­ре­ния для под­ня­тия ду­ха.

Итак, по­ми­мо друж­бы с те­ми ге­не­ра­ла­ми, с ко­то­ры­ми его по­зна­ко­мил отец-про­фес­сор, Мо­ке­ров за­вел друж­бу со сво­и­ми соб­ствен­ны­ми.

За два го­да до ги­бе­ли биз­нес­мен офи­ци­аль­но за­ре­ги­стри­ро­вал брак (в граж­дан­ском он жил по­чти 10 лет), ро­дил­ся ре­бе­нок. Же­на Ири­на очень сдру­жи­лась с су­пру­гой уже став­ше­го ми­ни­стром МВД Нур­га­ли­е­ва Мар­га­ри­той. Жен­щи­ны прак­ти­че­ски не рас­ста­ва­лись, на­зы­ва­ли друг дру­га сест­ра­ми. Мар­га­ри­та ста­ла крест­ной ма­те­рью сы­на Мо­ке­ро­ва.

Как жил все по­след­нее вре­мя сам Мо­ке­ров? Разъ­ез­ды, встре­чи. «Муж был ни­ко­му не под­от­че­тен. По­то­му он ни­ко­го не пре­ду­пре­ждал, ку­да от­прав­ля­ет­ся и во сколь­ко при­е­дет, — ска­жет на до­про­се же­на Ири­на. — Ес­ли он ку­да-то со­би­рал­ся, то оста­но­вить его бы­ло невоз­мож­но. Го­во­рил: «У ме­ня встре­ча с парт­не­ра­ми». Про­ве­рить это я не мог­ла». Же­на уве­ря­ет, что он стал зло­упо­треб­лять спирт­ным, но до­ма при ней и сыне ста­рал­ся не пить. В га­ра­же у него все­гда сто­я­ло несколь­ко ящи­ков с крым­ским ви­ном и шам­пан­ским — по­да­рок дру­зей.

Лю­бовь — мор­ковь — све­кровь

Ес­ли про­изо­шло все-та­ки убий­ство (пусть непред­на­ме­рен­ное), то кто бы мог на та­кое ре­шить­ся и ко­му оно бы­ло вы­год­но?

Ири­на Мо­ке­ро­ва уве­ря­ет, что с му­жем у нее бы­ли от­лич­ные от­но­ше­ния. Это же го­во­рят мно­гие дру­зья. Вот ци­та­та до­про­са по­дру­ги, же­ны экс­ми­ни­стра внут­рен­них дел Нур­га­ли­е­вой: «На про­тя­же­нии 8 лет я зна­ко­ма с се­мьей Мо­ке­ро­вых. Мо­гу оха­рак­те­ри­зо­вать как от­лич­ную па­ру. Ири­на очень при­ят­ный, некон­фликт­ный че­ло­век».

Со­всем по­дру­го­му об­сто­ят де­ла, ес­ли ве­рить све­кро­ви. Во­об­ще ред­ко ка­кая све­кровь обо­жа­ет невест­ку. Но в дан­ном слу­чае мать Мо­ке­ро­ва Юлия Алек­се­ев­на фак­ти­че­ски об­ви­ня­ет ее во всем слу­чив­шем­ся. Она рас­ска­зы­ва­ет, что су­пру­ги жи­ли пло­хо, по­сто­ян­но ссо­ри­лись. За день до тра­ге­дии Ири­на яко­бы устро­и­ла му­жу оче­ред­ной скан­дал, со­би­ра­лась уехать к сво­е­му от­цу и за­брать ре­бен­ка. Мо­ке­ров вро­де как со­об­щил сво­им ро­ди­те­лям, что она по­тре­бо­ва­ла от него рас­тор­же­ния бра­ка и он дал свое со­гла­сие на это. Но Ири­на не успо­ка­и­ва­лась, про­дол­жа­ла скан­да­лить и за­яв­ля­ла, что за­бе­рет иму­ще­ство и недви­жи­мость, а так­же не раз­ре­шит встре­чать­ся с ре­бен­ком. «Я со­зва­ни­ва­лась с сы­ном, он ка­зал­ся груст­ным и жа­ло­вал­ся, что Ири­на бы­ла очень агрес­сив­на, бро­са­лась на него с ку­ла­ка­ми и угро­за­ми. При­мер­но в 12 ч 30 мин. 6 де­каб­ря 2006 го­да с сы­ном со­зва­ни­вал­ся муж, в хо­де раз­го­во­ра Вла­ди­мир был рас­стро­ен, по его го­ло­су бы­ло по­нят­но, что он трезв и ку­да-то ехал на ав­то­ма­шине. При­мер­но в 14 ч. со­об­щил, что он на­хо­дит­ся до­ма, ре­шил от­дох­нуть, так как из­за скан­да­ла с Ири­ной но­чью не спал. Я не ве­рю, что он на­хо­дил­ся в со­сто­я­нии силь­ной сте­пе­ни ал­ко­голь­но­го опья­не­ния, это экс­перт­ная ошиб­ка, по­сколь­ку в этот день в 18 или в 19 ч у него долж­на бы­ла со­сто­ять­ся встре­ча с ино­стран­ны­ми парт­не­ра­ми».

Есть один че­ло­век, ко­то­рый пол­но­стью под­твер­жда­ет сло­ва ма­те­ри умер­ше­го. Это во­ди­те­льо­хран­ник То­ка­рев. Он за­яв­ля­ет, что слы­шал, как Ири­на не раз тре­бо­ва­ла от му­жа пе­ре­офор­мить на нее недви­жи­мость его ро­ди­те­лей: «Ес­ли слу­ча­лось, что Мо­ке­ров позд­но воз­вра­щал­ся до­мой, Ири­на встре­ча­ла его толь­ко со скан­да­ла­ми, я ви­дел несколь­ко раз, как она его пи­на­ла но­га­ми и ма­те­ри­лась, оскорб­ля­ла его. Ес­ли я пы­тал­ся всту­пить­ся за Мо­ке­ро­ва и объ­яс­нить, что они бы­ли не на от­ды­хе (Мо­ке­ро­ва очень рев­ни­ва и мсти­тель­на), а на ра­бо­чей встре­че, Мо­ке­ро­ва ха­ми­ла. Кро­ме то­го, лич­но ви­дел, что Мо­ке­ро­ва би­ла Мо­ке­ро­ва ру­ка­ми в грудь, в об­ласть серд­ца, про­из­но­си­ла фра­зы «чтоб ты сдох» и т.п., пи­на­ла но­га­ми».

— Ка­кие скан­да­лы, ка­кой раз­вод? — воз­му­ща­ет­ся Ири­на. — Мы пря­мо пе­ред слу­чив­шим­ся вме­сте с ним ез­ди­ли в ко­ман­ди­ров­ку в Ни­дер­лан­ды. Он на­сто­ял, что­бы я и сын по­еха­ли. Ес­ли бы у нас бы­ли пло­хие от­но­ше­ния, раз­ве это бы про­изо­шло? То, что у нас де­ло до­хо­ди­ло до раз­во­да, — гру­бый вы­мы­сел!

На мо­мент тра­ге­дии Ири­ны не бы­ло до­ма (от­пра­ви­лась по ма­га­зи­нам) — толь­ко ня­ня с ре­бен­ком. В ком­на­те с умер­шим был толь­ко во­ди­тель Ка­ра­та­ев. И вот, уди­ви­тель­ное де­ло, мать биз­не­сме­на и дру­гой во­ди­тель о нем от­зы­ва­ют­ся ед­ва ли не как о кон­че­ном че­ло­ве­ке. На­зы­ва­ют его неда­ле­ким, неря­хой, ко­то­рый пло­хо оде­вал­ся и не мог нор­маль­но изъ­яс­нять­ся с людь­ми. На­ме­ка­ют на кра­жу им де­нег, хо­тя де­ла­ют ого­вор­ку: ни­кто с по­лич­ным его ни­ко­гда не ло­вил.

А вот те­перь са­мое ин­те­рес­ное. Вы­яс­ня­ет­ся, что во­ди­тель То­ка­рев, так ска­зать, «ра­бо­тал» на ма­му, а Ка­ра­та­ев — вро­де как на же­ну биз­не­сме­на. То есть обе жен­щи­ны пы­та­лись кон­тро­ли­ро­вать Вла­ди­ми­ра че­рез его шо­фе­ров.

«В пе­ри­од ра­бо­ты во­ди­те­лем-охран­ни­ком Мо­ке­ро­ва я по прось­бе ма­те­ри осу­ществ­лял на­блю­де­ние за же­ной Ири­ной. Вы­зва­но это бы­ло тем, что у Мо­ке­ро­ва с кре­дит­ной кар­точ­ки про­па­да­ли де­неж­ные сред­ства. В хо­де этой «слеж­ки» я ви­дел, как она за­хо­ди­ла в кре­дит­ные учре­жде­ния и сни­ма­ла де­неж­ные сред­ства с бан­ков­ских кар­то­чек», — го­во­рил То­ка­рев и по­шел еще даль­ше. Он не по­стес­нял­ся рас­ска­зать след­ствию о том, что Ири­на яко­бы... при­ста­ва­ла к нему. Од­на­жды она вро­де как по­до­шла к нему и ска­за­ла: «Что ты тут си­дишь, пой­дем, я те­бя на­корм­лю и при­грею, а то муж уже пол­го­да не ис­пол­ня­ет свой су­пру­же­ский долг».

То­ка­рев пря­мо спус­ка­ет всех со­бак на нее и на сво­е­го «кон­ку­рен­та» — во­ди­те­ля Ка­ра­та­е­ва. Впро­чем, как и мать Мо­ке­ро­ва. Она за­яв­ля­ет, что Ка­ра­та­ев боль­ше «слу­жил» жене Ирине, вы­пол­нял ее ука­за­ния, до­кла­ды­вал обо всех дей­стви­ях Мо­ке­ро­ва, а вот с ней, род­ной ма­те­рью хозяина, не об­щал­ся. Был слу­чай, ко­гда мать оли­гар­ха вле­пи­ла во­ди­те­лю Ка­ра­та­е­ву по­ще­чи­ну. «Мо­гу оха­рак­те­ри­зо­вать его как мрач­но­го, лжи­во­го, за­вист­ли­во­го че­ло­ве­ка, во­ро­ва­то­го, хит­ро­го, иг­ра­ю­ще­го на дру­же­ских от­но­ше­ни­ях и жа­ло­сти» — это ее сло­ва на до­про­се. Был еще слу­чай, ко­гда Ка­ра­та­е­ву по­ру­чи­ли сто­ро­жить да­чу, в ко­то­рой про­из­во­дил­ся ре­монт. В один из при­ез­дов, по сло­вам ма­те­ри Мо­ке­ро­ва, она за­ста­ла его там пья­ным с ка­кой-то жен­щи­ной, про­гна­ла. По­том он яко­бы раз­бил ее ма­ши­ну. Еще Юлия Алек­се­ев­на и То­ка­рев уве­ря­ют, что сам Вла­ди­мир не раз хо­тел уво­лить Ка­ра­та­е­ва, но за­сту­па­лась же­на, и он со­гла­шал­ся его оста­вить. В это не осо­бен­но ве­рит­ся, тем бо­лее ес­ли про­чи­тать по­ка­за­ния парт­не­ров Мо­ке­ро­ва. Они рас­ска­зы­ва­ют, что Мо­ке­ров очень хо­ро­шо от­но­сил­ся к Ка­ра­та­е­ву, «брал с со­бой на от­дых, на ры­бал­ку, при­чем не как во­ди­те­ля, а как чле­на ком­па­нии», а тот от­ве­чал ему на это огром­ной бла­го­дар­но­стью.

В об­щем, ес­ли про­ана­ли­зи­ро­вать все, о чем го­во­рят мать и вто­рой во­ди­тель, вы­ри­со­вы­ва­ет­ся та­кая кар­ти­на: же­на Ири­на яко­бы му­жа тер­ро­ри­зи­ро­ва­ла, го­то­ва бы­ла ему из­ме­нять, меч­та­ла все отобрать, ис­поль­зо­ва­ла шо­фе­ра Ка­ра­та­е­ва для сво­их це­лей, а сам Ка­ра­та­ев все­гда Мо­ке­ро­ву за­ви­до­вал, нена­ви­дел и т.д. Так что вполне ло­гич­но смо­рит­ся вер­сия: Ка­ра­та­ев (мо­жет быть, да­же по по­ру­че­нию Ири­ны?) из­бил бос­са до по­лу­смер­ти.

След­ствие 11 раз от­ка­зы­ва­лось воз­буж­дать уго­лов­ное де­ло, и все же оно по­яви­лось. По слу­хам, мать Мо­ке­ро­ва при­ло­жи­ла к это­му мак­си­мум уси­лий: она на­пом­ни­ла о се­бе всем ге­не­ра­лам, с ко­то­ры­ми дру­жил ее по­кой­ный муж Мо­ке­ров­стар­ший, тре­бо­ва­ла от­мще­ния. На­до ду­мать, те за­пус­ка­ли «мсти­тель­ные» ме­ха­низ­мы. Но в то же вре­мя Ири­на, ко­то­рая хо­те­ла, что­бы все слу­чив­ше­е­ся бы­ло при­зна­но про­сто несчаст­ным слу­ча­ем, точ­но так же свя­зы­ва­лась с ге­не­ра­ла­ми, с ко­то­ры­ми дру­жил по­кой­ный Мо­ке­ров-млад­ший. И те, ве­ро­ят­но, за­пус­ка­ли ме­ха­низ­мы «тор­мо­зи­тель­ные». Не удив­люсь, ес­ли жен­щи­ны об­ра­ща­лись в ито­ге в том чис­ле к од­ним и тем же ге­не­ра­лам.

Де­ся­ти­лет­няя исто­рия рас­сле­до­ва­ния

Но есть же сви­де­те­ли, есть же экс­пер­ти­за (а со­вре­мен­ные спе­ци­а­ли­сты спо­соб­ны по фо­то тру­па опре­де­лить, сам ли он упал или ему кто-то по­мог!). В чем же про­бле­ма?

Нач­нем со сви­де­те­лей. В квар­ти­ре в мо­мент тра­ге­дии бы­ли ня­ня с ре­бен­ком, и вот она го­во­рит, что, ко­гда раз­дал­ся гро­хот в спальне, они услы­ша­ли его все вме­сте и Ка­ра­та­ев по­шел по­смот­реть, что слу­чи­лось. То есть или ня­ня врет, или оли­гарх упал точ­но без уча­стия Ка­ра­та­е­ва. Пер­вой, ко­му со­об­щил о слу­чив­шем­ся во­ди­тель, бы­ла су­пру­га Ири­на. В «ско­рую» он яко­бы не до­зво­нил­ся. Та сра­зу по­еха­ла до­мой, по до­ро­ге пы­та­ясь свя­зать­ся со «ско­рой», но опять-та­ки ни­че­го не вы­шло. В этом, по­жа­луй, по­ка един­ствен­ная стран­ность. В ито­ге Ири­на по­зво­ни­ла по­дру­ге Мар­га­ри­те Нур­га­ли­е­вой, а та смогла сра­зу же свя­зать­ся с ме­ди­ка­ми. — Ко­гда я за­шла до­мой, то уви­де­ла, как муж ле­жит на по­лу, а Ка­ра­та­ев де­ла­ет ему ис­кус­ствен­ное ды­ха­ние, — рас­ска­зы­ва­ет Ири­на. — Он пе­ри­о­ди­че­ски бе­гал в ван­ную, что­бы спле­вы­вать кровь, ко­то­рая бы­ла во рту у му­жа. Я то­же ста­ла де­лать мас­саж серд­ца и ды­ха­ние рот в рот... Я уве­ре­на, что эта смерть бы­ла нена­силь­ствен­ной, муж встал с кро­ва­ти и по­скольз­нул­ся на пар­кет­ном по­лу. Не­ле­пый тра­ги­че­ский слу­чай...

«Я подъ­е­ха­ла к до­му Мо­ке­ро­вых па­рал­лель­но со «ско­рой по­мо­щью», — это по­ка­за­ния Мар­га­ри­ты Нур­га­ли­е­вой. — Ко­гда мы за­шли в спаль­ню, там бы­ли Ири­на и во­ди­тель. Во­ло­дя ле­жал на по­лу в тру­сах, по цве­ту ко­жи я по­ня­ла, что он уже мерт­вый».

Но ня­ня, Ири­на и ее вы­со­ко­по­став­лен­ная по­дру­га — лю­ди за­ин­те­ре­со­ван­ные. Свет мог­ли бы про­лить по­ка­за­ния участ­ко­во­го, зам. на­чаль­ни­ка ОМВД по рай­о­ну Бе­го­вой и дру­гих со­труд­ни­ков по­ли­ции, вра­чей. Все они еди­ны в од­ном: ни­че­го по­до­зри­тель­но­го в квар­ти­ре не бы­ло, ве­щи сто­я­ли на сво­их ме­стах, ка­ких-ли­бо сле­дов борь­бы нет, ка­ких-ли­бо ссор и кон­флик­тов меж­ду род­ствен­ни­ка­ми и при­сут­ству­ю­щи­ми в квар­ти­ре не про­ис­хо­ди­ло. Прав­да, мать Мо­ке­ро­ва ру­га­ла во­ди­те­ля за то, что тот не усмот­рел за ее сы­ном.

Что ка­са­ет­ся экс­пер­тиз, их бы­ло мно­го, про­во­ди­лись они дол­го и в са­мых раз­ных угол­ках стра­ны (Москве, Санкт-Пе­тер­бур­ге и да­же на Ал­тае!). Экс­пер­ты по­че­му-то оши­ба­лись в эле­мен­тар­ных рас­че­тах, про­ти­во­ре­чи­ли друг дру­гу. Про­фес­сор Па­вел Ро­мо­да­нов­ский на­пи­сал, мол, трав­ма го­ло­вы вы­зва­на не ме­нее чем тре­мя уда­ра­ми и не мог­ла быть по­лу­че­на от про­сто­го па­де­ния.

— Ро­мо­да­нов­ский яв­ля­ет­ся род­ным бра­том Кон­стан­ти­на Оле­го­ви­ча Ро­мо­да­нов­ско­го, близ­ко зна­ко­мо­го с се­мьей Мо­ке­ро­вых, — рас­ска­зы­ва­ет за­щит­ник Вла­ди­мир Кир­са­нов. — В ма­те­ри­а­лах де­ла име­ют­ся до­ка­за­тель­ства дру­же­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду ни­ми. Так что экс­перт Ро­мо­да­нов­ский мог быть лич­но пря­мо или кос­вен­но за­ин­те­ре­со­ван в ис­хо­де дан­но­го уго­лов­но­го де­ла. В свя­зи с этим к его вы­во­дам над­ле­жит от­но­сить­ся кри­ти­че­ски. А вот «Ал­тай­ское кра­е­вое бю­ро СМЭ » и ка­фед­ра су­деб­ной ме­ди­ци­ны Ал­тай­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ме­ди­цин­ско­го уни­вер­си­те­та (ос­нов­ным на­прав­ле­ни­ем их на­уч­ных ис­сле­до­ва­ний яв­ля­ет­ся ме­ха­низм об­ра­зо­ва­ния и мор­фо ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти пе­ре­ло­мов ко­стей ске­ле­та в за­ви­си­мо­сти от ви­да уда­ра и т.д.) счи­та­ют, что ан­ти­ко­а­гу­лянт «Вар­фа­рин», ко­то­рый упо­треб­лял Мо­ке­ров, не мог не ока­зать вли­я­ния на объ­ем раз­ру­ше­ния кост­ной тка­ни, а на фоне зло­упо­треб­ле­ния ал­ко­го­лем спо­соб­ство­вал уве­ли­че­нию кро­во­то­чи­во­сти. Пе­ре­ло­мы ре­бер мог­ли воз­ник­нуть в ре­зуль­та­те несколь­ких воз­дей­ствий (удар, сдав­ли­ва­ние) на груд­ную клет­ку в од­ном и том же на­прав­ле­нии, и не ис­клю­ча­ет­ся воз­мож­ность их об­ра­зо­ва­ния во вре­мя про­ве­де­ния непря­мо­го мас­са­жа серд­ца, в том чис­ле непро­фес­си­о­наль­но­го.

И все-та­ки след­ствие (де­ло в ито­ге по­па­ло в ГСУ СК по Москве) в 2016 го­ду при­шло к вы­во­ду о ви­нов­но­сти Ка­ра­та­е­ва. Но мос­ков­ская про­ку­ра­ту­ра вер­ну­ла де­ло на до­сле­до­ва­ние. Сле­до­ва­тель по осо­бо важ­ным де­лам с этим не со­гла­сил­ся и по­дал жа­ло­бу Ген­про­ку­ро­ру РФ Юрию Чай­ке. Тот ему от­ка­зал, по­яс­нив, ци­ти­рую: «По ито­гам рас­сле­до­ва­ния вер­сия Ка­ра­та­е­ва об об­сто­я­тель­ствах по­лу­че­ния травм след­стви­ем не опро­верг­ну­та. Про­ве­ден­ны­ми ком­плекс­ны­ми суд­мед­экс­пер­ти­за­ми раз­но­гла­сия от­но­си­тель­но ме­ха­низ­ма об­ра­зо­ва­ния че­реп­но-моз­го­вой трав­мы не устра­не­ны. При осмот­ре ме­ста про­ис­ше­ствия ка­ких-ли­бо сле­дов борь­бы, пред­ме­тов, ис­поль­зу­е­мых в ка­че­стве ору­дия пре­ступ­ле­ния, не уста­нов­ле­но, об­ста­нов­ка не на­ру­ше­на. На те­ле, ру­ках и одеж­де об­ви­ня­е­мо­го сле­дов борь­бы не об­на­ру­же­но. Опро­вер­га­ют­ся ма­те­ри­а­ла­ми де­ла и вы­во­ды след­ствия о вне­зап­но воз­ник­шей лич­ной непри­яз­ни к Мо­ке­ро­ву». В кон­це ге­не­раль­ный про­ку­рор пря­мо го­во­рит, что сле­до­ва­тель не име­ет пра­ва стро­ить об­ви­не­ние на пред­по­ло­же­ни­ях.

Мне­ние Чай­ки, ви­ди­мо, не возы­ме­ло ни­ка­ко­го дей­ствия. Де­ло фак­ти­че­ски в та­ком же ви­де до­шло до су­да, тот на днях при­го­во­рил Ка­ра­та­е­ва к 10 го­дам ко­ло­нии. Аре­сто­ва­ли его пря­мо в за­ле (до это­го он был под под­пис­кой о невы­ез­де), сей­час он на­хо­дит­ся в СИЗО №4. Кста­ти, в при­го­во­ре ска­за­но, что Ка­ра­та­ев не имел умыс­ла кон­крет­но на убий­ство, что все вы­шло слу­чай­но.

Отец осуж­ден­но­го умер, узнав об аре­сте сы­на.

По­лу­ча­ет­ся, что вер­дикт вро­де как со­ло­мо­но­во ре­ше­ние — ви­нов­ный в смер­ти най­ден, он на­ка­зан. Ни­ка­кой те­ни на же­ну при­го­вор не бро­са­ет. Те ге­не­ра­лы, ко­то­рые зна­ли и лю­би­ли Мо­ке­ро­ва-стар­ше­го, вро­де как вы­пол­ни­ли свой долг. Те, ко­то­рые зна­ют и лю­бят су­пру­гу Мо­ке­ро­ва, то­же мо­гут ска­зать, мол, огра­ди­ли ее от лю­бых до­мыс­лов. Но где же в ито­ге ис­ти­на? Есть ли до нее и до судь­бы про­сто­го шо­фе­ра ко­му-то де­ло? Бо­юсь, что нет. Мать и же­на умер­ше­го не об­ща­ют­ся. Да­же встре­чи ба­буш­ки с вну­ком стро­го ре­гла­мен­ти­ро­ва­ны су­дом. В ма­те­ри­а­лах де­ла так и оста­нут­ся некра­си­вые по­ка­за­ния ро­ди­те­лей Ири­ны и ро­ди­те­лей Вла­ди­ми­ра, где зву­чат оскорб­ле­ния, «раз­об­ла­че­ния» в ду­хе «кто был в се­мье ис­тин­ным при­хле­ба­лой» и т.д.

Во­ди­тель Ка­ра­та­ев на след­ствен­ном экс­пе­ри­мен­те в квар­ти­ре умер­ше­го оли­гар­ха.

Та­ких до­ку­мен­тов о на­граж­де­нии биз­не­сме­на« че­ки­ста» в де­ле ве­ли­кое мно­же­ство.

Же­на Мо­ке­ро­вам­лад­ше­го Ири­на (свер­ху) и ее по­дру­га Мар­га­ри­та Нур­га­ли­е­ва. Жен­щи­ны на­зы­ва­ют се­бя сест­ра­ми.

Мо­ке­ров с ма­те­рью и сы­ном неза­дол­го до сво­ей смер­ти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.