СТУ­ДЕН­ТЫ ВЫСШИХ ЭШЕЛОНОВ ВЛА­СТИ

Как в уни­вер­си­те­тах ми­ра го­то­вят по­ли­ти­че­скую эли­ту

Moskovski Komsomolets - - ТАЙНЫ ХХ ВЕКА - Лю­бовь ГЛАЗУНОВА.

В сен­тяб­ре ву­зы все­го све­та вновь рас­па­хи­ва­ют свои две­ри. Хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние важ­но в лю­бой про­фес­сии, но для пред­ста­ви­те­лей ми­ро­вой эли­ты вы­бор учеб­но­го за­ве­де­ния опре­де­ля­ет всю даль­ней­шую ка­рье­ру. Да­же ан­ти­аме­ри­кан­ские дик­та­тор­ские ре­жи­мы не мо­гут усто­ять пе­ред тем, что­бы от­пра­вить «на­след­ни­ков пре­сто­ла» в пре­стиж­ный уни­вер­си­тет за гра­ни­цей. Что уж го­во­рить, на­при­мер, о США, где без ко­роч­ки Гар­вар­да или Йе­ля не сто­ит да­же на­чи­нать ка­раб­кать­ся на по­ли­ти­че­ский олимп. Да­же ес­ли в уче­бе бу­ду­щий вла­сти­тель ми­ра не бли­ста­ет, уни­вер­си­тет да­ет ему мас­су дру­гих пре­иму­ществ. На­при­мер, нефор­маль­ные свя­зи, ко­то­рые вы­стра­и­ва­ют­ся меж­ду сту­ден­та­ми, в том чис­ле в хо­де уча­стия в тай­ных об­ще­ствах со зло­ве­щи­ми на­зва­ни­я­ми «Че­реп и ко­сти», «Вол­чья го­ло­ва», «Сви­ток и ключ»... «МК» разо­брал­ся, как в пре­стиж­ных уни­вер­си­те­тах ми­ра ку­ет­ся ми­ро­вая эли­та.

Под зна­ком плю­ща

Объ­еди­не­ние са­мых ав­то­ри­тет­ных уни­вер­си­те­тов США при­ня­то на­зы­вать «Ли­гой плю­ща». В нее вхо­дят во­семь учеб­ных за­ве­де­ний: Бра­у­нов­ский, Гар­вард­ский, Йель­ский, Ко­лум­бий­ский, Кор­нелль­ский, Пен­силь­ван­ский, Прин­стон­ский уни­вер­си­те­ты и Дарт­мут­ский кол­ледж. Боль­шин­ство из них бы­ло ос­но­ва­но еще до про­воз­гла­ше­ния неза­ви­си­мо­сти Со­еди­нен­ных Шта­тов. В на­ши дни имен­но от­сю­да на­чи­на­ет­ся путь на по­ли­ти­че­ский олимп не толь­ко для аме­ри­кан­цев, но и для мно­гих пред­ста­ви­те­лей ми­ро­вой эли­ты. Хо­тя «Ли­гой плю­ща» се­год­ня на­зы­ва­ют са­ми учеб­ные за­ве­де­ния, из­на­чаль­но это на­зва­ние но­си­ли их сту­ден­че­ские спор­тив­ные ко­ман­ды.

По­че­му имен­но плющ? В XIX ве­ке в аме­ри­кан­ских уни­вер­си­те­тах рас­про­стра­ни­лась тра­ди­ция вы­са­жи­ва­ния плю­ща, ко­то­рый опле­тал ста­рин­ные зда­ния учеб­ных кор­пу­сов. В на­ча­ле XX ве­ка это рас­те­ние на­столь­ко проч­но ста­ло ас­со­ци­и­ро­вать­ся со ста­рей­ши­ми уни­вер­си­те­та­ми Во­сточ­но­го по­бе­ре­жья США, что пре­вра­ти­лось в их сим­вол.

Не­фор­маль­ное ли­дер­ство по ко­ли­че­ству вы­пуск­ни­ков-пре­зи­ден­тов при­над­ле­жит Гар­вар­ду. Сво­ей аль­ма-ма­тер его мог­ли наз­вать во­семь глав Бе­ло­го до­ма, сре­ди них и Ба­рак Оба­ма. Вто­рое ме­сто за Йе­лем — в нем учи­лись пять Чи­таль­ный зал в Йель­ском уни­вер­си­те­те.

пре­зи­ден­тов, вклю­чая пред­ста­ви­те­лей вли­я­тель­но­го кла­на Бу­шей. Аме­ри­кан­ские ана­ли­ти­ки шу­тят, что по­ли­ти­ка в США — это уже не спор де­мо­кра­тов с рес­пуб­ли­кан­ца­ми, а про­ти­во­сто­я­ние Гар­вар­да и Йе­ля. И они от­ча­сти пра­вы.

Во вре­мя из­би­ра­тель­ной кам­па­нии 1988 го­да Джордж Буш- стар­ший (вы­пуск­ник Йе­ля) вы­сме­ял внеш­не­по­ли­ти­че­ские взгля­ды сво­е­го со­пер­ни­ка Майк­ла Ду­ка­ки­са, на­звав их «рож­ден­ны­ми в са­ло­нах Гар­вар­да», то есть эли­тар­ны­ми и ото­рван­ны­ми от жиз­ни. Как мет­ко под­ме­ти­ли аме­ри­кан­ские жур­на­ли­сты, в дей­стви­тель­но­сти для боль­шин­ства из­би­ра­те­лей ни­ка­кой раз­ни­цы меж­ду Гар­вар­дом и Йе­лем нет, по­то­му что оба эти уни­вер­си­те­та счи­та­ют­ся оби­те­лью вы­со­ко­мер­ной, непри­лич­но бо­га­той и сно­бист­ской эли­ты. По­это­му об­ви­не­ния Бу­ша в ад­рес Ду­ка­ки­са вы­гля­де­ли так ко­мич­но, « буд­то за­ва­роч­ный чай­ник об­ви­ня­ет в эли­тиз­ме чай­ник для ки­пят­ка», на­пи­сал жур­на­лист Рас­сел Бей­кер.

Ре­пу­та­ция уни­вер­си­те­тов «Ли­ги плю­ща» ос­но­ва­на не на пу­стом ме­сте. Уче­ба в них сто­ит огром­ных де­нег, по­это­му их сту­ден­та­ми

ста­но­вят­ся, как пра­ви­ло, пред­ста­ви­те­ли выс­ше­го клас­са. Хо­тя си­сте­ма гран­тов на обу­че­ние и сти­пен­дий для са­мых та­лант­ли­вых (но небо­га­тых) сту­ден­тов несколь­ко «раз­ба­ви­ла» сре­ду «зо­ло­той мо­ло­де­жи» «Ли­ги плю­ща», она все рав­но оста­ет­ся по пре­иму­ще­ству эли­тар­ной. К при­ме­ру, в 2013 го­ду 46% сту­ден­тов Гар­вар­да бы­ли вы­ход­ца­ми из 3,8% бо­га­тей­ших до­мо­хо­зяйств Аме­ри­ки. Да­же цвет ко­жи по- преж­не­му иг­ра­ет роль: от 45 до 70% вы­пуск­ни­ков уни­вер­си­те­тов это­го объ­еди­не­ния — бе­лые ан­гло­сак­сон­ские про­те­стан­ты (в Аме­ри­ке этот тер­мин на­столь­ко рас­хож, что ча­сто упо­треб­ля­ет­ся в ви­де аб­бре­ви­а­ту­ры — WASP). И все­го око­ло 6% — чер­но­ко­жие.

«Иму­ще­ствен­ный ценз » на­чи­на­ет ра­бо­тать еще до по­ступ­ле­ния в вуз. Вы­дер­жать эк­за­ме­ны в пре­стиж­ный уни­вер­си­тет, про­учив­шись в го­су­дар­ствен­ной сред­ней шко­ле, крайне слож­но — не тот уро­вень под­го­тов­ки. По­это­му пер­вая сту­пень­ка на пу­ти в «Ли­гу плю­ща» — это част­ная шко­ла, в ко­то­рую не всем по кар­ма­ну опре­де­лить сво­их де­тей. За­то вло­же­ния на на­чаль­ном эта­пе, как пра­ви­ло, оку­па­ют­ся.

Ба­рак Оба­ма, на­при­мер, ро­дил­ся в со­вер­шен­но обыч­ной се­мье. Но ба­буш­ка с де­душ­кой не по­жа­ле­ли де­нег, что­бы пе­ре­ве­сти его из го­су­дар­ствен­ной шко­лы в част­ную, и это поз­во­ли­ло ему стать сту­ден­том сна­ча­ла Ко­лум­бий­ско­го уни­вер­си­те­та, а по­том и Гар­вар­да. Ко­неч­но, в оби­те­ли WASP Оба­ма вы­гля­дел бе­лой во­ро­ной. Но нехват­ку свя­зей и ро­до­слов­ной он ком­пен­си­ро­вал та­лан­том и тру­до­лю­би­ем. Так, бу­ду­щий пре­зи­дент стал пер­вым чер­но­ко­жим ре­дак­то­ром уни­вер­си­тет­ско­го жур­на­ла Harvard Law Review.

По­пасть в крес­ло гла­вы Бе­ло­го до­ма мож­но и околь­ны­ми пу­тя­ми. На­при­мер, че­рез военную ка­рье­ру: пре­зи­ден­ты Улисс Грант и Ду­айт Эй­зен­хау­эр окон­чи­ли элит­ную военную ака­де­мию Вест-Пойнт.

Страш­ная тай­на

Внут­ри пре­стиж­ных аме­ри­кан­ских уни­вер­си­те­тов су­ще­ству­ют и су­пер­пре­стиж­ные груп­пы — тай­ные об­ще­ства. Имен­но в них со­сто­я­ли са­мые вли­я­тель­ные вы­пуск­ни­ки «Ли­ги плю­ща», бу­ду­щие вла­сти­те­ли ми­ра. Что об­суж­да­ет­ся на со­бра­ни­ях по­доб­ных со­ю­зов, есте­ствен­но, тай­на на се­мью пе­ча­тя­ми. Са­мое из­вест­ное за­кры­тое уни­вер­си­тет­ское общество Аме­ри­ки — «Че­реп и ко­сти», оно ба­зи­ру­ет­ся в Йель­ском уни­вер­си­те­те. В раз­ное вре­мя его чле­на­ми бы­ли оба пре­зи­ден­та Бу­ша, гос­сек­ре­тарь Джон Кер­ри, а так­же мно­же­ство бу­ду­щих ми­ни­стров, гу­бер­на­то­ров и круп­ных биз­не­сме­нов.

Да­же по­сле вы­пус­ка из аль­ма-ма­тер чле­ны « брат­ства» не об­ры­ва­ют кон­так­ты друг с дру­гом и ре­гу­ляр­но со­би­ра­ют­ся. Од­ним из та­ких мест встреч слу­жит Оле­ний ост­ров на ре­ке Свя­то­го Ло­урен­са, ко­то­рый це­ли­ком при­над­ле­жит «Че­ре­пу и ко­стям ». На тер­ри­то­рии Йе­ля у об­ще­ства так­же есть свое зда­ние — ле­ген­дар­ная «Гроб­ни­ца», зло­ве­щая на вид и тя­же­ло­вес­ная по­строй­ка, воз­ве­ден­ная во вто­рой по­ло­вине XIX — на­ча­ле XX ве­ка на сред­ства участ­ни­ков об­ще­ства.

Стать чле­ном «Че­ре­па и ко­стей» мо­жет да­ле­ко не каж­дый. По­чти все участ­ни­ки об­ще­ства — муж­чи­ны, бе­лые ан­гло­сак­сон­ские про­те­стан­ты. Важ­но так­же про­ис­хо­дить из бо­га­той и вли­я­тель­ной се­мьи. Хо­тя про­рвать­ся в свя­тая свя­тых Йе­ля мож­но и че­рез спорт: в «Че­реп и ко­сти » при­ни­ма­ют вы­да­ю­щих­ся иг­ро­ков и ка­пи­та­нов уни­вер­си­тет­ских команд, да­же ес­ли они пред­став­ля­ют на­ци­о­наль­ные мень­шин­ства. Пер­вый чер­но­ко­жий — звез­да аме­ри­кан­ско­го фут­бо­ла Ле­ви Джек­сон — был при­гла­шен в это общество в 1950 го­ду. Жен­щин в со­юз ста­ли при­ни­мать толь­ко в 1992 го­ду по­сле оже­сто­чен­ных де­ба­тов, де­мар­шей несо­глас­ных и го­ло­со­ва­ния с ми­ни­маль­ным пе­ре­ве­сом.

Чле­нов «Че­ре­па и ко­стей», ко­неч­но, об­ви­ня­ют в сно­биз­ме, и не без при­чи­ны. Они вы­стро­и­ли во­круг сво­е­го об­ще­ства та­кую ат­мо­сфе­ру зло­ве­щей тай­ны и кон­спи­ра­ции, что по­рой это да­же вы­гля­дит за­бав­но. В уни­вер­си­тет­ском брат­стве, на­при­мер, в хо­ду обы­чай по­хи­щать че­ре­па, ко­то­рые (пред­по­ло­жи­тель­но) при­над­ле­жа­ли из­вест­ным лю­дям, и в ка­че­стве тро­фея при­но­сить в «Гроб­ни­цу». Или да­вать каж­до­му чле­ну об­ще­ства про­зви­ща, взя­тые из ми­фов и ли­те­ра­ту­ры. А ко­стю­ми­ро­ван­ный об­ряд ини­ци­а­ции боль­ше по­хож на ри­ту­ал из книг про Гар­ри Пот­те­ра. По край­ней ме­ре, имен­но так на усло­ви­ях ано­ним­но­сти опи­сал его один из участ­ни­ков тай­но­го объ­еди­не­ния в ин­тер­вью из­да­нию The Atlantic.

Ат­мо­сфе­ра ис­клю­чи­тель­но­сти в об­ще­стве под­дер­жи­ва­ет­ся на всех уров­нях. Ле­то­ис­чис­ле­ние «Че­реп и ко­сти» ве­дет от 322 го­да до на­шей эры. По од­ной из вер­сий, эта да­та бы­ла вы­бра­на, по­то­му что в гре­че­ских Афи­нах в это вре­мя уста­но­ви­лась плу­то­кра­тия: граж­да­на­ми го­ро­да-го­су­дар­ства ста­ли счи­тать­ся толь­ко те, кто вла­дел по мень­шей ме­ре 2000 драхм. Ча­сы чле­нов об­ще­ства все­гда пе­ре­ве­де­ны на пять ми­нут впе­ред: об­ще­при­ня­тое вре­мя они счи­та­ют «вар­вар­ским». Впро­чем, не толь­ко вре­мя: «вар­ва­ра­ми» в сво­ем кру­гу они на­зы­ва­ют всех, кто к нему не при­над­ле­жит.

«Че­реп и ко­сти » не един­ствен­ное тай­ное общество в Йе­ле. Этот уни­вер­си­тет счи­та­ет­ся ре­корд­сме­ном по чис­лу « сек­рет­ней­ших со­ю­зов ». В трой­ку наи­бо­лее пре­стиж­ных на­ря­ду с «Че­ре­пом и ко­стя­ми » вхо­дят « Сви­ток и ключ » и «Вол­чья го­ло­ва». Хо­тя мно­же­ство ри­ту­а­лов и тра­ди­ций эти об­ще­ства взя­ли у их ста­рей­ше­го йель­ско­го ана­ло­га, на сло­вах их свя­зы­ва­ет лишь оже­сто­чен­ное со­пер­ни­че­ство меж­ду со­бой. И, несмот­ря на то что сре­ди сту­ден­тов Йе­ля дав­но уста­но­ви­лась тра­ди­ция кри­ти­ко­вать сек­рет­ные об­ще­ства, ма­ло кто из них от­ка­зы­ва­ет­ся при­кос­нуть­ся к тайне, ко­гда та­кая воз­мож­ность пред­став­ля­ет­ся.

Про­пуск во дво­рец

В Ве­ли­ко­бри­та­нии вы­бор учеб­ных за­ве­де­ний у эли­ты не та­кой боль­шой, как в Аме­ри­ке. Са­мое пре­стиж­ное об­ра­зо­ва­ние в стране уже ко­то­рую сот­ню лет да­ют уни­вер­си­те­ты Окс­фор­да и Кем­бри­джа, ко­то­рые объ­еди­не­ны под нефор­маль­ным на­зва­ни­ем Ок­сбридж. Вплоть до XIX ве­ка они оста­ва­лись един­ствен­ны­ми уни­вер­си­те­та­ми в Бри­та­нии, по­ка там не по­яви­лась ше­стер­ка ав­то­ри­тет­ных ву­зов, про­зван­ная « уни­вер­си­те­та­ми из крас­но­го кир­пи­ча».

Но до­ста­точ­но взгля­нуть на ста­ти­сти­ку, что­бы по­нять, кто на Ту­ман­ном Аль­бионе все еще глав­ный. 27 бри­тан­ских пре­мье­ров окон­чи­ли Окс­форд, 15 — Кем­бридж. В Окс­фор­де учи­лись по­чти все гла­вы пра­ви­тельств Ве­ли­ко­бри­та­нии по­след­них лет, вклю­чая То­ни Бл­э­ра, Дэ­ви­да Кэме­ро­на и Те­ре­зу Мэй. В об­щей слож­но­сти из Ок­сбри­джа вы­шли око­ло 70 за­ру­беж­ных ли­де­ров, вклю­чая мо­нар­хов. Как пра­ви­ло, бри­тан­ское об­ра­зо­ва­ние вы­би­ра­ют пред­ста­ви­те­ли элит из быв­ших ко­ло­ний Со­еди­нен­но­го Ко­ро­лев­ства — Ин­дии, Па­ки­ста­на и Ка­на­ды.

Во Фран­ции су­ще­ству­ет своя куз­ни­ца кад­ров для го­су­дар­ствен­но­го ап­па­ра­та — На­ци­о­наль­ная шко­ла ад­ми­ни­стра­ции. Слож­но наз­вать ее тра­ди­ци­он­ным ву­зом, по­то­му что ее сту­ден­ты обыч­но уже име­ют од­но выс­шее об­ра­зо­ва­ние. Сра­зу по­сле за­чис­ле­ния в ЭНА (фран­цуз­ская аб­бре­ви­а­ту­ра на­зва­ния На­ци­о­наль­ной шко­лы ад­ми­ни­стра­ции) они по­лу­ча­ют чи­нов­ни­чью долж­ность, ес­ли у них до сих пор ее нет.

Так как уче­бу в этом ву­зе опла­чи­ва­ет го­су­дар­ство, вы­пуск­ни­ки обя­за­ны от­ра­бо­тать свое об­ра­зо­ва­ние на гос­служ­бе в те­че­ние 10 лет. Ес­ли же но­во­ис­пе­чен­ный чи­нов­ник ухо­дит с го­су­дар­ствен­но­го по­ста рань­ше по­ло­жен­но­го сро­ка, ему при­хо­дит­ся воз­ме­щать казне сто­и­мость обу­че­ния — 50– 60 ты­сяч ев­ро. Имен­но так при­шлось по­сту­пить ны­неш­не­му пре­зи­ден­ту Фран­ции Эм­ма­ну­э­лю Ма­кро­ну, ко­то­рый ушел в круп­ную фи­нан­со­во-хол­дин­го­вую ком­па­нию по­сле че­ты­рех лет на долж­но­сти фи­нан­со­во­го ин­спек­то­ра в ми­ни­стер­стве эко­но­ми­ки.

На­ци­о­наль­ная шко­ла ад­ми­ни­стра­ции бы­ла со­зда­на по ини­ци­а­ти­ве Шар­ля де Гол­ля, что­бы сде­лать про­цесс под­бо­ра го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих во Фран­ции мак­си­маль­но про­зрач­ным. В ЭНА дей­стви­тель­но нет тай­ных об­ществ, как в Йель­ском уни­вер­си­те­те, а бес­плат­ное об­ра­зо­ва­ние де­ла­ет по­ступ­ле­ние в нее до­ступ­ным для лю­бо­го та­лант­ли­во­го и ам­би­ци­оз­но­го че­ло­ве­ка. Од­на­ко не всем фран­цу­зам нра­вит­ся та­кая си­сте­ма. Счи­та­ет­ся, что шко­ла спо­соб­ству­ет фор­ми­ро­ва­нию уз­кой про­слой­ки эли­ты, ко­то­рая кон­тро­ли­ру­ет всю по­ли­ти­ку в стране, но ото­рва­на от про­сто­го на­ро­да.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.