КО­МУ ТАЛАНТЫ, КО­МУ ПО­КЛОН­НИ­КИ, КО­МУ ДЕНЬ­ГИ

В Ма­лом вновь по­ста­ви­ли Ост­ров­ско­го

Moskovski Komsomolets - - ЮБИЛЕЙ - Ека­те­ри­на ПИСАРЕВА.

Од­на из по­след­них пьес Ост­ров­ско­го (год на­пи­са­ния 1881-й) впер­вые бы­ла по­став­ле­на в Ма­лом те­ат­ре бо­лее ве­ка на­зад, а глав­ную роль — Не­ги­ной — в ней сыг­ра­ла ве­ли­кая Ма­рия Ер­мо­ло­ва, к то­му мо­мен­ту уже бли­став­шая на сцене в об­ра­зах Ма­рии I Тю­дор и Ка­те­ри­ны. А в 2017-м ре­жис­сер Вла­ди­мир Дра­гу­нов в сво­ей вер­сии «Та­лан­тов и по­клон­ни­ков» сде­лал став­ку на по­чти де­бю­тант­ку — в но­вой по­ста­нов­ке на Ис­то­ри­че­ской сцене те­ат­ра (в про­шлом се­зоне от­кры­лась по­сле за­тяж­но­го ре­мон­та) мо­ло­дую ак­три­су Не­ги­ну иг­ра­ет Да­рья Но­во­сель­це­ва, для ко­то­рой эта роль — пер­вая важ­ная.

Пу­стой вок­зал, пер­рон, от­да­лен­ный пе­ре­стук ко­лес — звук ухо­дя­ще­го по­ез­да. Так мог­ла бы вы­гля­деть сце­на к спек­так­лю «Ан­на Ка­ре­ни­на», но ху­дож­ник-по­ста­нов­щик Ста­ни­слав Бе­не­дик­тов по­ме­стил в ре­шет­ча­тые де­ко­ра­ции Ост­ров­ско­го, од­ну из его са­мых по­пу­ляр­ных у те­ат­ров пьес. Зна­ко­мый со школь­ной про­грам­мы сю­жет об­ре­та­ет здесь иное зву­ча­ние — ка­за­лось бы, ко­ме­дия долж­на быть смеш­ной и по­учи­тель­ной, но в фи­на­ле она обо­ра­чи­ва­ет­ся дра­мой — кру­ше­ни­ем тео­рии счастливой чест­ной жиз­ни, ко­то­рую про­слав­ля­ет же­них Не­ги­ной Пе­тя Ме­лу­зов (хо­ро­шая ра­бо­та Ми­ха­и­ла Мартья­но­ва). Клю­че­вым об­ра­зом спек­так­ля ста­но­вит­ся вок­зал — как на­деж­да на бег­ство, как воз­мож­ность вы­бо­ра пу­ти.

Фи­гу­ра Ме­лу­зо­ва здесь раз­рас­та­ет­ся до по­ис­ти­не ге­ро­и­че­ских мас­шта­бов: вот, нелов­кий, он яв­ля­ет­ся в дом Не­ги­ной, вот го­во­рит нев­по­пад с важ­ны­ми го­стя­ми — и да­же немно­го непо­нят­но, что мог­ла раз­гля­деть в нем Не­ги­на, для ко­то­рой «уче­ная про­па­ган­да для ак­трис», ка­жет­ся, не бо­лее чем слу­чай­ная за­ба­ва. Жить по спра­вед­ли­во­сти, чест­ным тру­дом — имен­но это про­слав­ля­ет ге­рой Мартья­но­ва, че­ло­век с вы­со­ки­ми нрав­ствен­ны­ми уста­нов­ка­ми. Но смо­жет ли его неве­ста, кра­са­ви­ца ак­три­са, усто­ять пе­ред со­блаз­на­ми бо­га­той жиз­ни и сла­вы?

Не­ги­на — Да­рья Но­во­сель­це­ва, сдер­жан­но иг­ра­ю­щая роль мо­ло­дой ак­три­сы­де­бю­тант­ки, вы­ве­де­на в спек­так­ле как де­вуш­ка се­рьез­ная, бла­го­вос­пи­тан­ная, ис­крен­няя. В ней нет за­ман­чи­вой пре­ле­сти, бли­ста­тель­ной кра­со­ты, скры­то­го со­блаз­на, она не да­ет воз­мож­но­сти до­фан­та­зи­ро­вать по­клон­ни­кам ее бла­го­склон­ность. Един­ствен­ное, что от­ли­ча­ет ее от всех, — та­лант. Как выс­шее бо­гат­ство. Она, слов­но Та­тья­на Ла­ри­на, «нето­роп­ли­ва, не хо­лод­на, не го­вор­ли­ва, без взо­ра наг­ло­го для всех» — не оча­ро­ва­тель­ная пу­стыш­ка на­по­до­бие Смель­ской (Да­рья Мин­га­зет­ди­но­ва), а де­вуш­ка с до­сто­ин­ством. По­это­му неумест­ны­ми вы­гля­дят нелов­кие при­ста­ва­ния кня­зя (Алек­сандр Дри­вень), ста­но­вя­ще­го­ся по­сле рез­ко­го от­ка­за ее глав­ным ан­та­го­ни­стом.

Ка­жет­ся, буд­то пе­ред зри­те­лем клас­си­че­ский лю­бов­ный тре­уголь­ник — Не­ги­на меж­ду Ме­лу­зо­вым и Ве­ли­ка­то­вым. Искрен­ние чув­ства к Пе­те за­сти­ла­ет вос­хи­ще­ние пе­ред раз­ма­хом ду­ши бо­га­то­го Ве­ли­ка­то­ва, спа­са­ю­ще­го ее бе­не­фис. И в ка­кой-то мо­мент ду­ма­ешь: что у Не­ги­ной за ха­рак­тер, ко­му из дво­их она от­да­ет пред­по­чте­ние? В фи­на­ле же это ста­но­вит­ся оче­вид­ным — сцене. По­чти трех­ча­со­вой спек­такль раз­ви­ва­ет­ся ди­на­мич­но, не да­ет за­ску­чать — дей­ствие идет плот­но, по на­рас­та­ю­щей. Зву­чит до­нель­зя ак­ту­аль­но и, ка­жет­ся, вскры­ва­ет вне­вре­мен­ные про­бле­мы за­ку­лис­ной жиз­ни, те­ат­ра и — ши­ре — об­ще­ства. В нем чет­ко по­ка­за­но, как выс­ший свет мо­жет пе­ре­крыть до­ро­гу та­лан­ту, а так­же как эф­фек­ти­вен бы­ва­ет чер­ный пи­ар.

Сла­жен­ный ан­самбль ар­ти­стов Ма­ло­го за­во­ра­жи­ва­ет, но нель­зя не от­ме­тить, что по­ми­мо ак­тер­ских до­сто­инств в спек­так­ле нема­ло и дру­гих: и изящ­ные одеж­ды (за моделирование ко­стю­мов и го­лов­ных убо­ров от­ве­ча­ют Та­тья­на Ко­но­ва­ло­ва, Еле­на Ев­стра­то­ва, Еле­на Ша­пи­ро и Га­ли­на Му­хо­мо­ро­ва), и му­зы­каль­ная ли­ния (ком­по­зи­тор Гри­го­рий Го­бер­ник), по­мо­га­ю­щие вы­стро­ить дей­ствие и кра­соч­но, и эмо­ци­о­наль­но.

Ес­ли го­во­рить о силь­ных, бью­щих на­от­машь сце­нах, то все­го их три, две из ко­то­рых — по­чти бе­не­фис­ные вы­хо­ды ак­те­ров: Ми­ха­и­ла Фо­мен­ко в ро­ли тра­ги­ка Гро­ми­ло­ва и Алек­сандра Ер­ма­ко­ва, иг­ра­ю­ще­го Мар­ты­на Про­ко­фьи­ча. Так, к при­ме­ру, Фо­мен­ко на про­тя­же­нии все­го спек­так­ля не толь­ко ста­ра­ет­ся ве­се­лить пуб­ли­ку и по­ка­зы­ва­ет го­ло­со­вые воз­мож­но­сти, слов­но у иери­хон­ской тру­бы, но и в цен­траль­ном мо­мен­те (ис­пол­не­ние ро­ман­са «Вам два­дцать лет») вы­хо­дит в под­лин­ный тра­гизм. А че­го сто­ят то­сты Мар­ты­на Про­ко­фьи­ча! А по­э­ти­че­ский вы­ход на вок­за­ле — паз­лы еди­ной тра­ге­дий­ной мо­за­и­ки.

Мощ­ней­шая куль­ми­на­ци­он­ная сце­на — про­ща­ние Не­ги­ной с Пе­тей. От­ча­я­ние люб­ви здесь дво­я­ко: с од­ной сто­ро­ны, это пре­дель­ный на­кал ис­крен­но­сти, с дру­гой — ка­жет­ся, буд­то это оправ­да­ние та­лант­ли­вой ак­три­сы, иг­ра­ю­щей ва-банк. Ко­гда Не­ги­на па­да­ет на ко­ле­ни пе­ред сво­им несо­сто­яв­шим­ся же­ни­хом и чи­та­ет (по­чти) мо­но­лог о том, что с ним бы­ли ее са­мые счаст­ли­вые дни в жиз­ни, ста­но­вит­ся горь­ко и страш­но — жерт­ва, ко­то­рую она при­но­сит... не на­прас­на ли? И ку­да ве­дет ее путь: не то к кра­си­вой без­бед­ной жиз­ни, не то к опре­де­лен­но­му тра­ги­че­ско­му фи­на­лу. Осо­бен­но под­креп­ля­ет со­мне­ния об­раз Ве­ли­ка­то­ва (Ва­си­лий Зо­тов), внешне до­нель­зя на­по­ми­на­ю­ще­го су­ма­сброд­но­го кра­сав­ца Рет­та Бат­ле­ра из «Уне­сен­ных вет­ром».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.