КАК УКРА­И­НА У РОС­СИИ ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ УГОНЯЛА

«Рус­ский ад» — фраг­мент из неопуб­ли­ко­ван­но­го то­ма

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Раз­вал та­кой огром­ной стра­ны, как СССР, был по­до­бен гло­баль­но­му взры­ву, ко­то­рый за­тро­нул тек­то­ни­че­ские слои, на ко­то­рых сто­я­ла жизнь раз­ных на­ро­дов и го­су­дарств. Про­цесс по­шел, и сколь­ко еще лет по­на­до­бит­ся, что­бы он на­чал за­ту­хать? И ни­кто не зна­ет, ко­гда от­зву­ки той ка­та­стро­фы обер­нут­ся но­вой бе­дой.

Се­го­дня мы пуб­ли­ку­ем от­ры­вок из вто­ро­го то­ма «Рус­ско­го ада» Ан­дрея Ка­ра­у­ло­ва. Кни­га ско­ро вы­хо­дит в свет.

ЧИ­ТАЙ­ТЕ:

как слу­чи­лось, что чет­верть ве­ка на­зад Рос­сия прак­ти­че­ски в од­но­ча­сье чуть не ли­ши­лась все­го Чер­но­мор­ско­го фло­та; кто смог взять на се­бя от­вет­ствен­ность и во­пре­ки по­ли­ти­че­ско­му ре­ше­нию спас флот и его ба­зы от ра­зо­ре­ния.

— По­слу­шай, Пен­кин! Этот Те­нюх, он кто?

В по­след­ние неде­ли Пен­кин стал очень бли­зок к Иго­рю Вла­ди­ми­ро­ви­чу, хо­тя Ка­са­то­нов не лю­бил по­лит­ру­ков, а Пен­кин — глав­ный по­лит­рук Чер­но­мор­ско­го фло­та.

— Адмирал Те­нюх — глав­ком укра­ин­ских во­ен­но-мор­ских сил, то­ва­рищ ко­ман­ду­ю­щий, — до­ло­жил Пен­кин.

— Не ва­ляй ду­ра­ка, Са­ша… — от­мах­нул­ся Ка­са­то­нов. — На­пом­ни, кем он был ме­сяц на­зад… — Ко­ман­дир траль­щи­ка. — Опе­рет­та, слу­шай… — Ка­пи­тан 3 ран­га. — Ей-бо­гу, опе­рет­ка! Пен­кин лю­бил му­зы­каль­ный те­атр, осо­бен­но — Та­тья­ну Шмы­гу.

— Так точ­но, то­ва­рищ ко­ман­ду­ю­щий! Ба­рен­кай, «Цы­ган­ский ба­рон». — Вот ведь как… Ка­са­то­нов ни­ко­гда не ру­гал­ся. Он не ру­гал­ся да­же то­гда, ко­гда нель­зя не ру­гать­ся.

По­че­му ге­не­рал-лей­те­нант Иван Бе­жан, быв­ший ко­ман­дир 17-го ар­мей­ско­го кор­пу­са, толь­ко что при­сяг­нул на вер­ность Укра­ине и Крав­чу­ку? А вслед за Бе­жа­ном — еще 15 ге­не­ра­лов? Ну хо­ро­шо: Бе­жан ро­дом из Вин­ни­цы, Бан­де­ра для него ге­рой, и Ва­силь Кук, пра­вая ру­ка Бан­де­ры, ко­ман­ду­ю­щий их Юж­ным фрон­том, то­же ге­рой: Бе­жан несколь­ко раз лич­но при­гла­шал де­да Ва­си­ля, то­гда толь­ко что вер­нув­ше­го­ся из ла­ге­рей, от­дох­нуть на Ис­сык-Ку­ле, где Бе­жан слу­жил до перевода в Моск­ву, в Ген­штаб.

А Мо­ро­зов? Но­вый ми­нистр обо­ро­ны? Рус­ский че­ло­век, ум­ни­ца, и он… вдруг… при­сяг­нул Укра­ине? Как по­нять? Долж­ность? Квар­ти­ра, госда­ча? Хо­ро­шо, что бу­дет че­рез год-пол­то­ра, ко­гда Крав­чук — это уже яс­но — по­ме­ня­ет Мо­ро­зо­ва на Бе­жа­на? Хо­тя бы по­то­му, что Бе­жан — укра­и­нец!

Се­го­дня, 2 ян­ва­ря 1992 го­да, Ка­са­то­нов по­лу­чил при­каз: сроч­но вы­ле­теть в Ки­ев, на со­ве­ща­ние к Крав­чу­ку. Пре­зи­дент Укра­и­ны со­би­рал ко­ман­ди­ров всех глав­ных под­раз­де­ле­ний быв­шей Со­вет­ской Ар­мии, дис­ло­ци­ро­ван­ных на тер­ри­то­рии Укра­и­ны: ко­ман­ду­ю­щие трех во­ен­ных окру­гов, ко­ман­ду­ю­щие воз­душ­ны­ми ар­ми­я­ми и, ко­неч­но, Ка­са­то­нов — ко­ман­ду­ю­щий Чер­но­мор­ским фло­том.

В Ки­е­ве бы­ло очень теп­ло, вез­де лу­жи, сне­га нет, так… од­ни ко­моч­ки… Как хо­ро­шо в Ки­е­ве, осо­бен­но на Дне­пре, ко­гда гре­ет сол­ныш­ко!

Крав­чук важ­но вос­се­дал во гла­ве сто­ла. Спра­ва от него рас­по­ло­жил­ся Фо­кин, пре­мьер Укра­и­ны, ря­дом с Фо­ки­ным опре­де­ли­ли крес­ло для Ка­са­то­но­ва, а на­про­тив Ка­са­то­но­ва был Мо­ро­зов, их ми­нистр обо­ро­ны.

Крав­чук за­дум­чи­во кру­тил в руках пустой гра­не­ный ста­кан. Со­ве­ща­ние ра­бо­чее, ми­нут на пять, не боль­ше, но он вол­но­вал­ся, а ко­гда Фо­кин, ви­дя, что пре­зи­дент сей­час как бы не в се­бе, осто­рож­но пред­ло­жил ему сде­лать со­об­ще­ние, «из-за ко­то­ро­го, соб­ствен­но го­во­ря, мы все здесь со­бра­лись», Крав­чук встал, за­быв по­ста­вить ста­кан:

— Объ­яв­ляю… участ­ни­кам со­ве­ща­ния. Гос­по­да, все Во­ору­жен­ные си­лы, на­хо­дя­щи­е­ся на тер­ри­то­рии Укра­и­ны, пид­ко­ря­ти­ся с се­го­дняш­не­го дню но­во­му… — здесь он кра­си­во, те­ат­раль­но сде­лал па­у­зу, — но­во­му… Вер­хов­но­му глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­му: пре­зи­ден­ту Укра­и­ны. С но­ля ча­сов я… как пре­зи­дент… при­нял на се­бя обя­зан­но­сти Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го Рес­пуб­ли­ки Укра­и­на.

Его речь бы­ла боль­ше по­хо­жа на тост. — Вы?.. — Ка­са­то­нов удив­лен­но под­нял гла­за.

— Я, — под­твер­дил Крав­чук. — Как пре­зи­дент.

И он усел­ся об­рат­но в крес­ло.

Все мол­ча­ли. Ти­ши­на бы­ла гро­бо­вой. «Дом ума­ли­шен­ных, — по­ду­мал Ка­са­то­нов. — При­е­ха­ли…» Он встал:

— Раз­ре­ши­те, то­ва­рищ пре­зи­дент? Рос­сий­ский Черноморский флот, бо­лее 800 бо­е­вых ко­раб­лей, 92 ты­ся­чи че­ло­век лич­ный со­став, 14 ты­сяч офи­це­ров и ад­ми­ра­лов под­чи­ня­ют­ся пре­зи­ден­ту… дру­гой стра­ны?.. А ее да­же на кар­те по­ка нет…

Ка­са­то­нов хо­тел ска­зать что-то очень рез­кое, но его тут же пе­ре­бил Мо­ро­зов:

— Раз­ре­ши­те, то… гос­по­дин Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий? Адмирал Ка­са­то­нов, вы не по­ня­ли! — от­че­ка­нил он. — Черноморский флот… с но­ля ча­сов… слу­жит Укра­ине. От­ныне Вер­хов­ный глав­но­ко­ман­ду­ю­щий — пре­зи­дент Крав­чук Лео­нид Ма­ка­ро­вич — и ми­нистр обо­ро­ны — ге­не­рал-пол­ков­ник Мо­ро­зов, то есть я… мы — ва­ши ко­ман­ди­ры. И глав­но­ко­ман­ду­ю­щий ВМС Укра­и­ны адмирал Те­нюх.

— Игорь Ио­си­фо­вич, — об­ра­тил­ся он к Те­ню­ху. — Встань­те, по­жа­луй­ста.

Те­нюх встал. Быв­ше­му ка­пи­та­ну 3 ран­га еще не успе­ли сшить ад­ми­раль­ский мун­дир, его за­ка­за­ли в Москве, в Ки­е­ве ни­кто не ра­бо­тал с зо­ло­той нит­кой, по­это­му Те­нюх явил­ся в штат­ском.

Не мог же он прий­ти в фор­ме ка­пи­та­на 3 ран­га!

Фо­кин осто­рож­но, слов­но ми­не­рал­ка на Укра­ине — не­ве­ро­ят­ный де­фи­цит, на­ли­вал в свой ста­кан во­ду.

— Вы в кур­се, адмирал, — осто­рож­но об­ра­тил­ся он к Ка­са­то­но­ву, — что 30 де­каб­ря… про­шло­го го­да… все со­труд­ни­ки на­ше­го рес­пуб­ли­кан­ско­го КГБ, всех его об­ласт­ных управ­ле­ний, в том чис­ле и Крым, еди­но­глас­но при­сяг­ну­ли Укра­ине и ее пре­зи­ден­ту?

— Все как один, Игорь Вла­ди­ми­ро­вич, — под­черк­нул Фо­кин, — кро­ме, мо­жет быть, неко­то­рых… лич­но­стей… Ка­са­то­нов об этом не знал.

— Из-за квар­тир, яс­ное де­ло… — про­бор­мо­тал Вик­тор Ско­ков, ко­ман­ду­ю­щий При­кар­пат­ским окру­гом. — Всех пор­тит квар­тир­ный во­прос! Фо­кин усмех­нул­ся:

— Ва­шу ре­мар­ку, ге­не­рал, мы про­пус­ка­ем без ком­мен­та­ри­ев! Так вот, — он обернулся к Ка­са­то­но­ву, — по­ка вы, Игорь Вла­ди­ми­ро­вич, ле­те­ли из Моск­вы в Ки­ев, за­кон­чил­ся про­цесс раз­ре­ше­ния флот­ской судь­бы. И Черноморский флот те­перь наш, укра­ин­ский.

— Как… укра­ин­ский? — опе­шил Ка­са­то­нов. — По­че­му? Из че­го это сле­ду­ет?

— Из за­яв­ле­ния пре­зи­ден­та Укра­и­ны.

— Но ува­жа­е­мый пре­зи­дент Укра­и­ны, — Ка­са­то­нов от­крыл ле­жав­шую пе­ред ним пап­ку и до­стал ка­кие-то ли­сточ­ки, — не так дав­но, ле­том, вы­сту­пал у нас в До­ме офи­це­ров, в Се­ва­сто­по­ле, и ска­зал… я за­чи­таю…

— Не тре­ба чи­та­ти… — оста­но­вил его Крав­чук. — Вы не хви­люй­тесь, адмирал…

Ка­са­то­нов непло­хо по­ни­мал

— Да как же не бес­по­ко­ить­ся? — уди­вил­ся он. — Мы ж вам то­гда по­ве­ри­ли: «Укра­и­на… — чи­тал он, — вы­сту­па­ет за то, что­бы у нас бы­ло об­щее обо­рон­ное про­стран­ство во­ен­но-стра­те­ги­че­ско­го ха­рак­те­ра. То есть все… все, Лео­нид Ма­ка­ро­вич, под­черк­ну­ли вы, — во­ен­но-стра­те­ги­че­ские си­лы долж­ны быть кол­лек­тив­ны­ми и управ­лять­ся из еди­но­го цен­тра: Ми­ни­стер­ства обо­ро­ны и Ге­не­раль­но­го шта­ба…

Кон­цеп­ция стро­и­тель­ства Во­ору­жен­ных сил, ко­то­рую я… вы, Лео­нид Ма­ка­ро­вич, — Ка­са­то­нов вни­ма­тель­но смот­рел на Крав­чу­ка, — …я пред­ла­гаю, — ска­за­ли вы, — со­сто­ит в том, что во­ен­но-стра­те­ги­че­ские си­лы не при­над­ле­жат от­дель­ным рес­пуб­ли­кам, а по­укра­ин­ски. управ­ля­ют­ся ми­ни­стер­ством обо­ро­ны и Ге­не­раль­ным шта­бом…»

Ка­са­то­но­ва все, да­же Крав­чук, слу­ша­ли очень вни­ма­тель­но.

— Что из это­го, адмирал? — Мо­ро­зов нерв­ни­чал.

— А то, что то­ва­рищ Крав­чук… Лео­нид Ма­ка­ро­вич… яс­но ска­зал: «Мы не пре­тен­ду­ем на ру­ко­вод­ство ядер­ны­ми, ра­кет­ны­ми и дру­ги­ми стра­те­ги­че­ски­ми вой­ска­ми, рас­по­ло­жен­ны­ми

на тер­ри­то­рии Укра­и­ны».

— И что-о?.. — по­вы­сил го­лос Мо­ро­зов. — Здесь есть хо­тя бы сло­во про Черноморский флот?

— Ко­неч­но, — встре­пе­нул­ся Ка­са­то­нов. — «…И дру­ги­ми, — под­черк­нул он, — стра­те­ги­че­ски­ми вой­ска­ми». Раз­ве Черноморский флот, 833 ко­раб­ля, в том чис­ле 28 под­вод­ных ло­док, 2 про­ти­во­ло­доч­ных крей­се­ра, 6 ра­кет­ных крей­се­ров и боль­ших про­ти­во­ло­доч­ных ко­раб­лей 1 ран­га, а так­же эс­мин­цев, траль­щик, 59 де­сант­ных ко­раб­лей, 400 еди­ниц мор­ской авиа­ции, ди­ви­зия бе­ре­го­вой обо­ро­ны, де­сят­ки бри­гад и ди­ви­зи­о­нов, сре­ди­зем­но­мор­ская, ин­дий­ская и ат­лан­ти­че­ские эс­кад­ры — это… не стра­те­ги­че­ские вой­ска? С ра­ке­та­ми Че­ло­мея на бор­ту! Мы же за ночь можем ока­зать­ся где угод­но, в лю­бой точ­ке Мра­мор­но­го, Сре­ди­зем­но­го, Эгей­ско­го мо­рей и ря­да дру­гих вод­ных тер­ри­то­рий, можем вый­ти в лю­бой оке­ан...

— Здесь все хо­ро­шо зна­ют гео­гра­фию, Игорь Вла­ди­ми­ро­вич, — мяг­ко оста­но­вил его Фо­кин.

— По­ни­маю-по­ни­маю, — со­гла­сил­ся Ка­са­то­нов, — но раз­ве Укра­и­на мо­жет до­пол­ни­тель­но про­кор­мить еще 100 ты­сяч мо­ря­ков и обес­пе­чить всем ко­раб­лям фло­та над­ле­жа­щую бо­е­вую под­го­тов­ку?

Те­нюх за­сме­ял­ся.

— Кста­ти, ваш Ген­штаб с но­ля ча­сов, адмирал, спи­сал Черноморский флот со сво­их сче­тов и снял его со всех ви­дов до­воль­ствия, — со­об­щил Те­нюх.

Ка­са­то­нов изу­мил­ся:

— Пер­вый раз слы­шу!

— А вы ча­ще в Ки­ев при­ле­тай­те, — улыб­нул­ся Фо­кин.

— Я та­кой ди­рек­ти­вы не по­лу­чал, — от­ре­зал Ка­са­то­нов.

— Се­го­дня по­лу­чи­те, — за­ве­рил Мо­ро­зов, но тут под­нял го­ло­ву Крав­чук:

— С Бо­ри­сом Ни­ко­ла­е­ви­чем этот во­прос со­гла­со­ван, кол­ле­ги.

И опять — как при­ступ — на­сту­пи­ла страш­ная, гне­ту­щая ти­ши­на.

— Как со­гла­со­ван?.. — по­мед­лил Ка­са­то­нов. — Ко­гда?

— В Бе­ло­веж­ской пу­ще, гос­по­дин адмирал.

— А окру­га?

— И окру­га.

— Что окру­га?

— Пид­ко­ря­ти­ся Укра­ине, — кив­нул Крав­чук. Он был сей­час очень до­во­лен и сно­ва об­рел уве­рен­ность.

— 700 ты­сяч че­ло­век?

— 700 ты­сяч, — под­твер­дил Фо­кин. — Им бу­дет пред­ло­же­но при­нять при­ся­гу на вер­ность Укра­ине.

— Лео­нид Ма­ка­ро­вич, гос­по­да, толь­ко что по­ста­вил всех в из­вест­ность: Во­ору­жен­ные си­лы быв­ше­го Со­вет­ско­го Со­ю­за, на­хо­дя­щи­е­ся на тер­ри­то­рии на­шей стра­ны, те­перь укра­ин­ские. Тут вско­чил Ско­ков.

— Но у нас нет ни­ка­ких ди­рек­тив из Ген­шта­ба! Мы не можем ве­рить на сло­во. Дру­гие ге­не­ра­лы за­ки­ва­ли головами. — За­чем на сло­во?.. — уди­вил­ся Крав­чук. — По­зво­ни­те в Кремль и спро­си­те у Бо­ри­са Ни­ко­ла­е­ви­ча! Вам дать те­ле­фон­чик?

…Ка­са­то­нов бук­валь­но впил­ся гла­за­ми в Крав­чу­ка. По­ве­рить, что Ель­цин мо­жет так про­сто за один день от­дать… непо­нят­но ко­му… пять воз­душ­ных ар­мий, то есть бо­лее двух ты­сяч са­мо­ле­тов, 10 тан­ков, по­чти ты­ся­чу ко­раб­лей, а так­же все ча­сти внут­рен­них и же­лез­но­до­рож­ных войск, СПРН и по­гра­нич­ни­ков, — по­ве­рить в это бы­ло невоз­мож­но! Сре­ди бо­е­вой авиа­ции на­хо­ди­лись бом­бар­ди­ров­щи­ки Ту-160, зна­ме­ни­тый «Бе­лый ле­бедь», 20 ге­ни­аль­ных ма­шин, лет на сто, не мень­ше, опе­ре­див­ших свое вре­мя! Руц­кой, зво­нив­ший Ка­са­то­но­ву се­го­дня утром, кри­чал: — Ру­би кон­цы и ухо­ди в Но­во­рос­сийск! А Се­ва­сто­поль? И дру­гие ба­зы Чер­но­мор­ско­го фло­та: Из­ма­ил, Одес­са, До­нуз­ла­ва, Фе­одо­сия, Сим­фе­ро­поль, По­ти, Оча­ков, Хер­сон, Ба­ла­кла­ва?.. Это же де­сят­ки ты­сяч граж­дан­ских лиц, их се­мьи — Се­ва­сто­поль, кста­ти, ни­ко­гда не вхо­дил в со­став Укра­и­ны, фи­нан­си­ро­ва­ние Се­ва­сто­по­ля все­гда шло от­дель­ной стро­кой из все­со­юз­но­го бюд­же­та, и кон­троль (это же их день­ги!) за рас­хо­до­ва­ни­ем средств осу­ществ­лял­ся Со­ве­том Ми­ни­стров РСФСР.

— При­сядь­те, адмирал, — пред­ло­жил Фо­кин, но Ка­са­то­нов всем своим ви­дом по­ка­зы­вал, что его до­клад еще не за­кон­чен.

— По со­гла­ше­нию в Бе­ло­веж­ской пу­ще, то­ва­ри­щи, у нас те­перь еди­ная ар­мия, — на­пом­нил он. — Ар­мия СНГ. Во гла­ве с мар­ша­лом авиа­ции Ев­ге­ни­ем Ша­пош­ни­ко­вым. У Рос­сии сво­ей ар­мии по­ка нет, ее пра­во­вая ба­за не определена. Так что на­ша ар­мия сей­час — это ар­мия СНГ, ес­ли я, ко­неч­но… все пра­виль­но по­ни­маю…

Пе­ред Но­вым го­дом на крем­лев­ском при­е­ме Ель­цин за­явил: все во­ен­но-мор­ские ба­зы на Бал­ти­ке Рос­сия бе­рет в арен­ду. «А Укра­и­на, Крав­чук, — го­во­рил Ель­цин, — это близ­кие нам лю­ди, мы с ни­ми все­гда до­го­во­рим­ся, здесь про­блем не бу­дет…»

— Вы непра­виль­но по­ни­ма­е­те, — мяг­ко улыб­нул­ся Фо­кин.

— Непра­виль­но?!

— Непра­виль­но. Все вой­ска на тер­ри­то­рии Укра­и­ны нын­че укра­ин­ские. А про со­дер­жа­ние — не бес­по­кой­тесь, у нас все про­счи­та­но, все до ко­пей­ки…

— Но это на­ци­о­наль­ное уни­же­ние! — взо­рвал­ся Ка­са­то­нов. — Рос­сия — пра­во­пре­ем­ник СССР! Пе­ре­при­ся­га­ние невоз­мож­но! Та­ко­го еще не бы­ло… в ис­то­рии че­ло­ве­че­ства!

— Не бы­ло, зна­чит, бу­дет! — ве­се­ло ска­зал Крав­чук. Он не со­би­рал­ся ве­сти дис­кус­сию.

— Мы здесь все пра­во­пре­ем­ни­ки, — вста­вил Фо­кин. — Рос­сия, Укра­и­на, Бе­ла­русь… Трое нас. Яс­но?

Те­нюх не сдержался, хо­хот­нул, смеш­но ведь, ко­гда на тро­их, но Мо­ро­зов так на него по­смот­рел, что Те­нюх мог про­ва­лить­ся под стол.

— То есть ар­мия, — вздох­нул Ско­ков, — как яблоко, ко­то­рое все хо­тят… над­ку­сить? Крав­чук встал:

— Ре­ше­ние при­ня­то, гос­по­да. Со­ве­ща­ние за­кон­че­но.

— Как за­кон­че­но? — обо­млел Ка­са­то­нов. — Всё?

— А что еще?.. — уди­вил­ся Мо­ро­зов. — При­ка­зы­ваю всем со­еди­не­ни­ям при­нять при­ся­гу в те­че­ние 48 ча­сов.

Все, да­же Крав­чук, си­де­ли как оглу­шен­ные.

— 31 де­каб­ря, то­ва­ри­щи, один из на­ших сто­ро­же­ви­ков уже хо­тел бы­ло при­сяг­нуть Укра­ине. Но мо­ря­ки рас­те­ря­лись, они не зна­ли, как пра­виль­но по­ве­сить укра­ин­ский флаг. Ка­кой цвет дол­жен быть свер­ху, жел­тый или си­ний... Крав­чук усмех­нул­ся:

— Хо­чу на­па­мья­та­ти, адмирал! Ле­том 91-го 72% тво­их мо­ря­ков про­гу­та­ри­ли в Кры­му за неза­леж­ность Укра­и­ны. Пом­нишь, Игорь, под­сум­ки го­лу­со­ва­ния? Хо­ро­шая вы­шла ци­фирь. Лю­бо — як гу­та­рят ка­за­ки. 48% бы­ли за Крав­чу­ка. 50 ты­сяч мо­ря­ков. Плю­са­ни еще ци­виль­них… то есть граж­дан­ских, да?

Так что, — он по­бед­но по­вы­сил го­лос, — них­то не вид­нимэ у чер­но­мор­ско­го на­ро­ду право слу­жи­ти там, де вин хо­че…

— Поз­воль­те анек­дот, то­ва­рищ пре­зи­дент? — усмех­нул­ся Ско­ков.

— Шо?.. — не по­нял Крав­чук.

— Анек­дот.

— Анек­дот?

— Ну да, анек­дот...

— При­лич­ный? — под­нял гла­за Фо­кин. — Еще бы! Бог при­звал му­жи­ка, го­во­рит: «У те­бя неде­ля, бра­тец. Ку­да хо­чешь? В рай или в ад?» За­ду­мал­ся му­жик: «Да­вай, — го­во­рит, — в ад. С ада нач­нем». Ну, с ада — так с ада, а в аду шал­ман: гу­лян­ки-пьян­ки, дев­ки, го­рил­ка, гар­монь…

Крав­чук на­сто­ро­жил­ся: — И шо?

Он все­гда, еще с ра­бо­ты в ЦК, бо­ял­ся анек­до­тов.

— Про­хо­дит неде­ля, му­жик го­во­рит: «Бог, я хо­чу в аду остаться!» — «Хо­ро­шо, — го­во­рит Бог, — жи­ви!» Возвращается му­жик в ад, а там уже черт те что: ко­ле­са ог­нен­ные, зем­ля хо­ду­ном, ужас за ужа­сом, ко­ро­че го­во­ря, все, как Дан­те опи­сал.

— Шо опи­сал?

— Му­ки. Му­жик, зна­чит, об­рат­но к Бо­гу: «А где ж, — го­во­рит, — дев­ки, гар­монь и го­рил­ка? Ку­да де­лись?!»

«Э… — от­ве­ча­ет Бог, — ты не пу­тай, брат, ту­ризм и эми­гра­цию…»

Крав­чук встал.

— Все?

— Все, Лео­нид Ма­ка­ро­вич!

Ни­кто не за­сме­ял­ся.

— Ну и до по­ба­че­ния, кол­ле­ги! Спа­си­бо, шо по­сми­ши­ли… — бро­сил Крав­чук и раз­вер­нул­ся к вы­хо­ду, но тут вско­чил Ка­са­то­нов.

— По­го­ди­те, Лео­нид Ма­ка­ро­вич! У нас же 48 на­ци­о­наль­но­стей! Моск­ви­чи, ле­нин­град­цы, даль­не­во­сточ­ни­ки… есть, то­ва­ри­щи, да­же та­ба­са­ран­цы и ка­ро­и­ны. Кто-ни­будь слы­шал в Ки­е­ве слы­шал о ка­ро­и­нах? Они все раз­бе­гут­ся! Крав­чук обернулся:

— Ка­ро­и­ны?

— И ка­ро­и­ны!

— Так пусть! Но­вых на­бе­рем. Хлоп­цев нет, что ли?!

— От­ку­да? — изу­мил­ся Ка­са­то­нов. — Из де­ре­вень? Все учи­ли­ща — в Рос­сии!

— И из де­ре­вень то­же, — от­ре­зал Крав­чук. — Я ведь сам, Игорь, с ху­то­ра…

Он с та­кой си­лой хлоп­нул две­рью, что на стене по­ко­сил­ся порт­рет Гор­ба­че­ва.

На­до же, не сня­ли! За­бы­ли, что ли?.. Не до то­го?

Гор­ба­чев, Гор­ба­чев… Го­су­дарь Ми­ша... Что же ты на­де­лал, царь, как же ты это все до­пу­стил?

Ка­са­то­нов бро­сил­ся в штаб Ки­ев­ско­го во­ен­но­го окру­га — к те­ле­фо­нам. Первым де­лом на­брал Ша­пош­ни­ко­ва:

— То­ва­рищ ми­нистр! Про­шу объ­яс­нить, что сей­час про­ис­хо­дит!

Ша­пош­ни­ков тя­же­ло, как-то уны­ло, что ли, мол­чал в труб­ку.

— Вве­рен­ный мне Черноморский флот на гра­ни вос­ста­ния, то­ва­рищ ми­нистр! — до­ло­жил Ка­са­то­нов.

— Не на­до… вос­ста­ния, Игорь… — ти­хо по­про­сил Ша­пош­ни­ков.

— А что го­во­рить мо­ря­кам? Что у них те­перь дру­гая Ро­ди­на? И Ген­штаб на бе­ре­гу Дне­пра?! То­гда по­че­му Укра­и­на? А не Гру­зия? По­ти? Или Тур­ция? Она то­же гор­дит­ся Чер­ным мо­рем и счи­та­ет его своим!

Связь бы­ла чу­до­вищ­ной, од­на трес­кот­ня. — Ал­ло! То­ва­рищ ми­нистр! Вы ме­ня слы­ши­те?!

— Слы­шу.

— Ка­кой бу­дет при­каз?

— При­каз?

— При­каз.

— При­каз та­кой: дер­жись, Игорь! — и Ша­пош­ни­ков по­ве­сил труб­ку.

Ря­дом сто­ял Ско­ков.

— Ну что?

— Сда­ли, Ви­тя…

— Сда­ли?

— Сда­ли.

— А Ель­цин?

— Так он и сдал! Су­дя по все­му, по­ли­ти­че­ское ре­ше­ние дей­стви­тель­но есть.

— Я слы­шал, что Ша­пош­ни­ков се­го­дня утром ра­порт по­дал…

Ка­са­то­нов усмех­нул­ся:

— Ко­щей ду­мал, что он бес­смерт­ный, по­ка не встре­тил гоп­ни­ков!

— Ве­зет, те­бе, Игорь… Ты еще шу­тить мо­жешь…

Ко­ман­ду­ю­щий во­ен­но-мор­ски­ми си­ла­ми СНГ адмирал Чер­на­вин к те­ле­фо­ну не по­до­шел, ска­зал­ся боль­ным: миг­рень.

Рос­сия, ты зна­ешь — по име­нам — сво­их пре­да­те­лей? Сда­вать ар­мию фло­та­ми и окру­га­ми… Ко­гда та­кое бы­ло, Рос­сия?..

На сле­ду­ю­щий день, ра­но утром, Ка­са­то­нов вер­нул­ся в Се­ва­сто­поль.

Каж­дые пол­ча­са он зво­нил на спец­ком­му­та­тор Ель­ци­ну, но де­жур­ный от­ве­чал од­но и то же: пре­зи­дент вне свя­зи, пре­зи­дент вне свя­зи…

Пьет, что ли? Но­вый год? Или Крав­чук все ска­зал за дво­их?

— …Те­нюх — это же про­сто ни о чем, — та­ра­то­рил Пен­кин. Они с Ка­са­то­но­вым нето­роп­ли­во шли по па­лу­бе «Моск­вы», лю­бу­ясь пе­ни­стым мо­рем вокруг. Да­же здесь, в га­ва­ни, бы­ло неспо­кой­но: шторм семь бал­лов, но си­ноп­ти­ки го­во­рят, к но­чи утих­нет.

— Ка­кой у них флот, Игорь Вла­ди­ми­ро­вич? Ес­ли не мы? Дне­пров­ская фло­ти­лия? Это ж… как ар­мия в Сан-Ма­ри­но!

Флаг­ман Чер­но­мор­ско­го фло­та, зна­ме­ни­тый крей­сер «Москва», ра­бо­тал под фла­гом ад­ми­ра­ла Ка­са­то­но­ва.

—А в Сан-Ма­ри­но есть ар­мия?

— 80 че­ло­век, то­ва­рищ ко­ман­ду­ю­щий! При же­ла­нии их за­хва­тит лю­бая рус­ская сва­дьба!

До раз­го­во­ра с Ель­ци­ным (или хоть с кем-то, хо­тя… с кем?) Ка­са­то­нов хо­тел по­вре­ме­нить: он ни­ко­му, да­же Пен­ки­ну, не рас­ска­зы­вал о со­ве­ща­нии у Крав­чу­ка, но мо­ря­ки, по­хо­же, всё уже зна­ли! До Бе­ло­веж­ской пу­щи в Се­ва­сто­по­ле по­лу­под­поль­но дей­ство­вал Со­юз офи­це­ров Укра­и­ны во гла­ве с ка­пи­та­ном 3 ран­га Пля­шеч­ни­ко­вым. Сре­ди чле­нов Во­ен­но­го со­ве­та бы­ли фло­то­вод­цы, сра­зу, еще в де­каб­ре, до Но­во­го го­да, рвав­ши­е­ся при­сяг­нуть Укра­ине, а в ка­ют-ком­па­нии крей­се­ра «Ку­ту­зов» вдруг по­явил­ся боль­шой порт­рет Крав­чу­ка в по­зо­ло­чен­ной ра­ме.

(Окон­ча­ние в сле­ду­ю­щем номере).

Адмирал Игорь Ка­са­то­нов.

Ель­цин и Крав­чук: то­гда ка­за­лось, что все про­сто.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.