ПО КРЕМЛЕВСКОМУ ВЕЛЕНИЮ

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сандр МИНКИН.

Г-н пре­зи­дент, уже штук два­дцать гу­бер­на­то­ров за­яви­ли об от­став­ке по соб­ствен­но­му же­ла­нию. Вы ве­ри­те? Мы — нет.

Нам го­во­ри­ли, что омо­ла­жи­ва­ют гу­бер­на­тор­ский кор­пус, но только что но­вость: ухо­дит Тур­чак, ко­то­ро­му все­го 41, не ста­рик, до пен­сии да­ле­ко.

Ухо­дя­щие из­вест­ны тем, что го­да­ми изо всех сил дер­жа­лись за свою долж­ность. В их гу­бер­ни­ях про­ис­хо­ди­ли ка­кие-то убий­ства, гра­бе­жи, рей­дер­ские за­хва­ты — прес­са об­ви­ня­ла хо­зя­ев ре­ги­о­на во всех смерт­ных гре­хах — хоть бы что.

В дру­гих стра­нах (ко­то­рые нам не указ) гу­бер­на­тор или ми­нистр немед­лен­но по­дал бы в от­став­ку, даже из-за ты­сяч­ной до­ли тех об­ви­не­ний, ко­то­рые на­шим — как с гу­ся во­да.

И вдруг — «сле­та­ют бур­ной че­ре­дой, как ли­стья осе­нью гни­лой» (Пуш­кин). Но нет, срав­не­ние хро­ма­ет; это же не ли­стья сле­та­ют, а вет­ви вла­сти; как ми­ни­мум — су­ки.

Мы, ко­неч­но, ве­рим, что же­ла­ние от­ста­вок есть. Но не ве­рим, что это имен­но гу­бер­на­тор­ское же­ла­ние. А по­че­му? Раз­ве не мо­жет го­су­дар­ствен­ный муж устать ис­пол­нять су­пру­же­ские обя­зан­но­сти по от­но­ше­нию к сво­ей гу­бер­нии?

Мо­жет. Но чтоб од­но­вре­мен­но два­дцать — нет.

По­хо­же, г-н пре­зи­дент, что это не их, а ва­ше соб­ствен­ное же­ла­ние. За­меть­те: про­ти­во­ре­чия тут нет. Бы­ло б — они б со­про­тив­ля­лись, да­ва­ли б пресс-кон­фе­рен­ции: мол, ме­ня го­нят, окле­ве­та­ли! вста­вай, на­род, за­сту­пись, ты ж ме­ня вы­брал!

К сча­стью, нет ни­ка­ких вол­не­ний, ма­ни­фе­ста­ций. На­род, ко­то­рый «вы­брал» гу­бер­на­то­ра, рав­но­душ­но на­блю­да­ет его вне­зап­ное де­зер­тир­ство. Да-да, ес­ли че­ло­век вдруг по соб­ствен­но­му же­ла­нию бро­са­ет фронт ра­бот, да еще в та­кой бо­е­вой мо­мент (до вы­бо­ров пол­го­да) — он, ко­неч­но, де­зер­тир.

Но про­ти­во­ре­чия опять-та­ки нет, г-н пре­зи­дент, ибо, как только вы вы­ра­жа­е­те свое соб­ствен­ное же­ла­ние, оно в тот же миг ста­но­вит­ся соб­ствен­ным же­ла­ни­ем гу­бер­на­то­ров. Это со­вер­шен­но ска­зоч­ное сли­я­ние: по щу­чье­му велению, по мо­е­му хо­те­нию.

Ко­неч­но, в сказ­ке (как все­гда) чест­нее, чем в жиз­ни: спер­ва у щу­ки по­яв­ля­ет­ся ве­ле­ние, а уж по­том у му­жи­ка хо­те­ние. А за это, за со­от­вет­ству­ю­щее и доб­ро­воль­ное мо­мен­таль­ное хо­те­ние по щу­чье­му велению, — награды. В сказ­ке — са­мо­ход­ная печь пред­ста­ви­тель­ско­го клас­са и цар­ская дочь. Но в жиз­ни воз­жаж­дав­ших от­став­ки гу­бер­на­то­ров столь­ко, что ни­ка­ких до­че­рей на них не на­па­сешь­ся (у нас не сул­та­нат, увы). По­это­му — ор­де­на. За за­слу­ги пе­ред Оте­че­ством под­хо­дя­щей сте­пе­ни…

И вот во­прос: ес­ли они все го­ды ра­бо­та­ли хо­ро­шо — за что ж их сдул ве­тер с вер­ти­ка­ли? А ес­ли вдруг ока­за­лось, что ра­бо­та­ли пло­хо (так пло­хо, что при­хо­дит­ся немед­лен­но гнать), — за что ж ор­ден? за что вы их при­стра­и­ва­е­те на теп­лые, сыт­ные по­лу­бес­смыс­лен­ные ме­ста?

На­ро­ду страш­но хо­чет­ся услы­шать от вас от­ве­ты на эти во­про­сы. Услы­шать муд­рое объ­яс­не­ние оте­че­ствен­ных па­ра­док­сов. Так что ес­ли у вас воз­ник­нет же­ла­ние объ­яс­нить — слу­шать будут с боль­шим ин­те­ре­сом. А нет — до­вер­чи­вый на­род и так обой­дёт­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.