ДЕ­ТИ В ДЕРЕВНЕ ИГРАЛИ В ПОРНУШКУ...

Сек­су­аль­ная ор­гия школь­ни­ков пе­ре­ссо­ри­ла це­лый ху­тор на Ку­ба­ни

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ири­на БОБРОВА.

На Ку­ба­ни раз­го­ра­ет­ся секс-скан­дал. Офи­ци­аль­ная вер­сия сл­де­ствия: трое школь­ни­ков со­вер­ши­ли на­силь­ствен­ные дей­ствия сек­су­аль­но­го ха­рак­те­ра в от­но­ше­нии 11-лет­ней де­воч­ки.

Вер­сия од­но­сель­чан: уче­ни­ца 5-го клас­са по доб­рой во­ле пред­ло­жи­ла ока­зать стар­ше­класс­ни­кам секс-услу­ги. Кри­ми­на­ла в сво­их дей­стви­ях ни­кто из них не за­ме­тил.

Пи­кант­ная де­таль: один из по­до­зре­ва­е­мых в пре­ступ­ле­нии — сын за­ву­ча. У вто­ро­го отец там же пре­по­да­ет физ­куль­ту­ру.

В пе­ри­пе­ти­ях гром­ко­го де­ла раз­би­рал­ся кор­ре­спон­дент «МК».

Ху­тор А. до недав­не­го вре­ме­ни счи­тал­ся од­ним из са­мых бла­го­по­луч­ных в ре­ги­оне. Лю­ди здесь хоть и вы­пи­ва­ли, но в це­лом жи­ли ти­хо-мир­но, ни­ко­го не тро­га­ли. Есть на ху­то­ре гра­до­об­ра­зу­ю­щее пред­при­я­тие, ко­то­рое спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на про­из­вод­стве зер­но­вых куль­тур и про­дук­ции жи­вот­но­вод­ства, две шко­лы, в ко­то­рых обу­ча­ет­ся чуть боль­ше 300 де­тей. Из раз­вле­че­ний — куль­тур­ный до­су­го­вый центр, биб­лио­те­ка, спор­тив­ный клуб, ста­ди­он. На сай­те ху­то­ра ска­за­но, что ос­нов­ной це­лью по­се­ле­ния яв­ля­ет­ся «Вы­со­кий уро­вень и ка­че­ство жиз­ни на­се­ле­ния». Вот в та­ком бла­го­че­сти­вом ме­стеч­ке и раз­го­рел­ся нешу­точ­ный скан­дал, ко­то­рый вы­шел да­ле­ко за пре­де­лы края.

— Ни­кто не хо­тел вы­но­сить сор из из­бы, как так по­лу­чи­лось, по­ня­тия не име­ем, — удив­ля­ют­ся ху­то­ряне. — Секс-исто­рия — яй­ца вы­еден­но­го не сто­ит. Ни­кто из участ­ни­ков это­го ин­ци­ден­та ни к ко­му пре­тен­зий не име­ет. Все при­част­ные к ЧП хо­те­ли за­мять де­ло, не по­лу­чи­лось.

По­пыт­ка «за­мять» пи­кант­ную ис­то­рию в ито­ге вы­ли­лась в гран­ди­оз­ный скан­дал.

Что, соб­ствен­но, про­изо­шло? При­во­дим рас­сказ мест­ных жи­те­лей. В се­ре­дине сен­тяб­ря уче­ни­ца 5-го клас­са Ан­на (имя из­ме­не­но. — Авт.) сде­ла­ла ин­тим­ное пред­ло­же­ние по­нра­вив­ше­му­ся пар­ню, от ко­то­ро­го ему труд­но бы­ло от­ка­зать­ся. На сви­да­ние он при­шел с дру­зья­ми. Вся друж­ная ком­па­ния ре­ши­ла ис­пы­тать на се­бе пре­ле­сти взрос­лой жиз­ни. В си­лу неж­но­го воз­рас­та под­рост­ки огра­ни­чи­лись ораль­ным сек­сом. Ор­гию сня­ли на мо­биль­ный те­ле­фон. Вы­ло­жи­ли в Сеть. Ви­ди­мо, ре­ши­ли по­хва­стать­ся пе­ред од­но­класс­ни­ка­ми. Хва­стов­ство вы­шло бо­ком — исто­рия по­лу­чи­ла оглас­ку и до­шла до со­труд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов. В от­но­ше­нии мо­ло­дых лю­дей за­ве­ли уго­лов­ное де­ло.

«При­хо­ди­те ве­че­ром. Сде­лаю вам «при­ят­ное»

В шко­ле, где про­изо­шло ЧП, на­счи­ты­ва­ет­ся чуть боль­ше сот­ни че­ло­век. Лю­бов­ное по­хож­де­ние несо­вер­шен­но­лет­них уже не первую неде­лю об­суж­да­ют все уча­щи­е­ся и пе­да­го­ги.

— Ко­гда про­шла ин­фор­ма­ция, будто по­ли­ция уста­но­ви­ла факт из­на­си­ло­ва­ния, то все бы­ли в шо­ке. Ка­кое из­на­си­ло­ва­ние? Ни­че­го по­доб­но­го близ­ко не бы­ло, — де­лит­ся од­на из од­но­класс­ниц про­ви­нив­ших­ся. — У нас ма­лень­кий ху­тор, где та­кие ве­щи не скро­ешь. Все де­та­ли это­го де­ла мы зна­ем из первых уст.

Из­вест­но, что по­тер­пев­шей 11 лет, в этом го­ду де­воч­ка пе­ре­шла в 5-й класс. По­до­зре­ва­е­мые не на­мно­го стар­ше. Один учит­ся в 7-м клас­се, дру­гой в 8-м, са­мый стар­ший — в 9-м.

— Аня влю­би­лась в са­мо­го стар­ше­го из ком­па­нии, Ва­си­лия (имя из­ме­не­но. — Авт.). Она ча­сто хо­ди­ла за ком­па­ни­ей это­го пар­ня, но ре­бя­та к ней се­рьез­но не от­но­си­лись, — про­дол­жа­ет со­бе­сед­ни­ца. — Что­бы при­влечь к се­бе вни­ма­ние, она ре­ши­ла при­гла­сить Ва­сю с дру­зья­ми к се­бе до­мой в вы­ход­ной день. От­пра­ви­ла со­об­ще­ние: «При­хо­ди­те ве­че­ром ко мне, я сде­лаю вам «при­ят­ное». Тем ста­ло лю­бо­пыт­но, что же за та­кое «при­ят­ное» она мог­ла пред­ло­жить?

Лю­бо­пыт­ство сыг­ра­ло с пар­ня­ми злую шут­ку. По сло­вам од­но­сель­чан, «при­ят­ное» де­воч­ка сде­ла­ла всем тро­им пар­ням. И вро­де как все участ­ни­ки ве­че­рин­ки оста­лись до­воль­ны. Разо­шлись по до­мам мир­но.

— Не знаю, что при­шло в го­ло­ву Ане? Мо­жет, она ре­ши­ла по­иг­рать во вз­рос­лые иг­ры? Маль­чиш­ки ее под­дер­жа­ли. Бо­лее то­го, всю ор­гию ре­бя­та сни­ма­ли на ка­ме­ру. За­тем по сво­ей ду­ро­сти ви­део вы­ло­жи­ли в Сеть. Прав­да, ско­ро уда­ли­ли. Но, на их бе­ду, кто-то успел сделать ко­пию. Вро­де это взрос­лое кино сле­до­ва­те­ли и при­об­щи­ли к делу, — до­бав­ля­ет од­но­класс­ни­ца ге­ро­ев пор­но­ро­ли­ка. — Но об из­на­си­ло­ва­нии речь не шла. Вы по­ни­ма­е­те, да?

Все вы­ше­ука­зан­ные со­бы­тия раз­ви­ва­лись 17 сен­тяб­ря. На сле­ду­ю­щий день школь­ни­ки как ни в чем не бы­ва­ло яви­лись в шко­лу. Ни­кто из них не ду­мал пе­ре­жи­вать по по­во­ду слу­чив­ше­го­ся.

— Они все нор­маль­но об­ща­лись по­сле слу­чив­ше­го­ся. Не бы­ло ни­ка­ких про­блем. Бо­лее то­го, са­ма де­воч­ка хва­ста­лась пе­ред по­друж­ка­ми сво­и­ми «по­дви­га­ми». Ду­маю, маль­чиш­ки то­же не мол­ча­ли. В ито­ге слу­хи раз­нес­лись по все­му ху­то­ру, — рас­ска­зы­ва­ет при­я­тель од­но­го из по­до­зре­ва­е­мых.

Есть та­кие лю­ди, ко­то­рым до чу­жой бе­ды есть де­ло. Их еще на­зы­ва­ют нерав­но­душ­ны­ми. Та­кие на­шлись и на ху­то­ре. Од­но­сель­чане от­пра­ви­ли пись­мо на ток-шоу, где по­дроб­но из­ло­жи­ли де­та­ли «тра­ге­дии». Те­ле­ви­зи­он­щи­ки тут же при­е­ха­ли на ху­тор, и весть об «из­на­си­ло­ва­нии» ста­ла до­сто­я­ни­ем все­го Крас­но­дар­ско­го края.

— Все про­изо­шло на День учи­те­ля. Я при­шла в тот день в шко­лу в па­рад­ной фор­ме, с цве­та­ми. По тра­ди­ции в этот празд­ник мы долж­ны бы­ли про­ве­сти день са­мо­управ­ле­ния, под­го­то­ви­ли кон­церт для пе­да­го­гов, — вспо­ми­на­ет уче­ни­ца шко­лы. — Но ко­гда я пе­ре­сту­пи­ла по­рог шко­лы, то уви­де­ла те­ле­ка­ме­ры, за­пла­кан­ных учи­те­лей. Ко­ро­че, празд­ник от­ме­ни­ли. Вско­ре в шко­лу при­е­ха­ли по­ли­цей­ские, про­ку­ра­ту­ра, след­ствен­ный ко­ми­тет, чи­нов­ни­ки из ад­ми­ни­стра­ции рай­о­на. Тут же уво­ли­ли за­ву­ча по вос­пи­та­тель­ной ра­бо­те, ма­му од­но­го из по­до­зре­ва­е­мых. На­ча­лись про­вер­ки всех пе­да­го­гов, го­во­рят, по­ле­тят го­ло­вы и чи­нов­ни­ков из сфе­ры об­ра­зо­ва­ния.

«Сла­ва Шу­ры­ги­ной не да­ет по­коя юным ху­то­рян­кам»

9 ок­тяб­ря на сай­те СК по Крас­но­дар­ско­му краю по­яви­лось пер­вое офи­ци­аль­ное со­об­ще­ние: «По дан­ным след­ствия, в од­ном из на­се­лен­ных пунк­тов 17 сен­тяб­ря 2017 го­да несо­вер­шен­но­лет­ние по­оче­ред­но со­вер­ши­ли на­силь­ствен­ные дей­ствия сек­су­аль­но­го ха­рак­те­ра в от­но­ше­нии ма­ло­лет­ней де­воч­ки, с ко­то­рой бы­ли зна­ко­мы. В си­лу воз­рас­та по­стра­дав­шая не осо­зна­ва­ла про­ти­во­прав­ность со­вер­шен­ных в от­но­ше­нии нее дей­ствий. Воз­буж­де­но уго­лов­ное де­ло (п.«б» ч. 4 ст. 132 УК РФ)».

И чуть ни­же при­пис­ка: «Ро­ди­те­ли по­тер­пев­шей в пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны не об­ра­ща­лись. В рам­ках рас­сле­до­ва­ния след­стви­ем бу­дет да­на юри­ди­че­ская оцен­ка дей­стви­ям ли­бо без­дей­ствию долж­ност­ных лиц шко­лы, в ко­то­рой обу­ча­ют­ся несо­вер­шен­но­лет­ние, ад­ми­ни­стра­ции, а та­к­же ор­га­нов си­сте­мы про­фи­лак­ти­ки без­над­зор­но­сти и пра­во­на­ру­ше­ний несо­вер­шен­но­лет­них».

— Сей­час по ху­то­ру со­би­ра­ют под­пи­си в за­щи­ту на­ше­го ди­рек­то­ра, ко­то­ро­му гро­зит уволь­не­ние. Я его уже неде­лю не ви­де­ла в шко­ле, го­во­рят, по­сле всей ис­то­рии ему ста­ло пло­хо с серд­цем. Он ведь у нас немо­ло­дой, как бы что не слу­чи­лось, — рас­ска­зы­ва­ет од­на из уче­ниц. — По слу­хам, шко­лу гро­зят­ся рас­фор­ми­ро­вать. Ро­ди­те­ли по­до­зре­ва­е­мых и по­тер­пев­шей по­сто­ян­но хо­дят на до­про­сы в след­ствен­ный ко­ми­тет. С од­но­класс­ни­ка­ми ре­бят об­ща­ют­ся пси­хо­ло­ги. На­ши класс­ные ру­ко­во­ди­те­ли це­лы­ми дня­ми пла­чут. Раз­ду­ли кон­фликт на ров­ном ме­сте. При­чем са­ми де­ти, ко­то­рые ока­за­лись за­ме­ша­ны в скан­да­ле, не ви­дят про­бле­мы. Они про­дол­жа­ют нор­маль­но об­щать­ся меж­ду со­бой и не по­ни­ма­ют, за­чем вз­рос­лые пор­тят им жизнь?

Ло­ги­ка де­тей по­нят­на. По их мне­нию, по­стра­дав­ших в этой ис­то­рии нет. А все свер­шив­ше­е­ся они на­зы­ва­ют «невин­ны­ми дет­ски­ми ша­ло­стя­ми».

— По­стра­дав­шая Аня по­сле оглас­ки не при­хо­ди­ла в шко­лу два дня. По­сле то­го как ее ма­ма узна­ла о слу­чив­шем­ся, де­воч­ке до­ста­лось от ро­ди­те­лей по пол­ной про­грам­ме. Ко­неч­но, ма­ма ее при­лич­но от­ру­га­ла, — про­дол­жа­ет со­бе­сед­ни­ца. — За­яв­ле­ние в по­ли­цию жен­щи­на пи­сать не ста­ла. Она са­ма не сни­ма­ет ви­ны со сво­ей до­че­ри. Се­мья за­кры­лась, ни­ку­да не вы­хо­дят из до­ма, даже в ма­га­зине им неудоб­но по­яв­лять­ся — все на них смот­рят и осуж­да­ют. Са­ми они хо­тят, что­бы исто­рия по­ско­рее за­бы­лась. Ро­ди­те­ли всех маль­чи­ков вро­де пред­ла­га­ли им день­ги, что­бы за­гла­дить ви­ну. А вот от уча­стия в ток-шоу все ге­рои ис­то­рии от­ка­за­лись. И про­си­ли те­ле­ви­зи­он­щи­ков ни­че­го не сни­мать.

Тем вре­ме­нем в соц­се­тях ху­то­ряне бур­но об­суж­да­ют слу­чив­ше­е­ся. При­во­дим неко­то­рые ци­та­ты.

«Один из под­рост­ков ока­зал­ся сы­ном за­ву­ча дан­ной шко­лы. По­это­му ро­ди­те­ли по­тер­пев­шей, узнав от до­че­ри о слу­чив­шем­ся, ми­нуя пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны, от­пра­ви­лись пря­ми­ком к ру­ко­вод­ству шко­лы. Вме­сто то­го что­бы со­об­щить о слу­чив­шем­ся в след­ствен­ный ко­ми­тет, по­ли­цию или в управ­ле­ние об­ра­зо­ва­ни­ем, школь­ное ру­ко­вод­ство ре­ши­ло лю­бы­ми спо­со­ба­ми «за­мять» де­ло».

«По­ка ро­ди­те­ли де­воч­ки пы­та­лись прий­ти в се­бя и ре­ша­ли, как по­сту­пить (воз­мож­но, им по­су­ли­ли не­ма­лую сум­му за мол­ча­ние), сня­тое под­рост­ка­ми ви­део «от­пра­ви­лось гу­лять» по Се­ти. Узнав об этом, ро­ди­те­ли де­воч­ки разо­зли­лись, но вновь ре­ши­ли обой­тись без пра­во­охра­ни­те­лей. Вме­сто это­го по­зво­ни­ли… на 1-й ка­нал».

«Ру­ко­вод­ство рай­он­но­го след­ствен­но­го от­де­ла СКР и ад­ми­ни­стра­ция му­ни­ци­паль­но­го об­ра­зо­ва­ния узна­ли о слу­чив­шем­ся лишь 5 ок­тяб­ря, спу­стя почти две неде­ли по­сле слу­чив­ше­го­ся».

Мы про­дол­жа­ем раз­го­вор со стар­ше­класс­ни­ка­ми шко­лы.

— То, что из­на­си­ло­ва­ния не бы­ло, вро­де уже до­ка­за­ли. Де­воч­ку во­зи­ли на мед­экс­пер­ти­зу, ко­то­рая по­ка­за­ла, что она дев­ствен­ни­ца, — рас­ска­зы­ва­ет од­на из уче­ниц. — От­ку­да по­шла ин­фор­ма­ция об из­на­си­ло­ва­нии? От по­друг этой Ани, ко­то­рые, ви­ди­мо, по­чув­ство­ва­ли се­бя ге­ро­и­ня­ми «се­ри­а­ла» и за­иг­ра­лись, ре­ши­ли на­го­во­рить то, че­го не бы­ло. Во вре­мя раз­го­во­ра со сле­до­ва­те­ля­ми кто-то из них ляп­нул, что над их по­друж­кой мальчики из­де­ва­лись, ста­ли при­ду­мы­вать но­вые вер­сии, пу­та­лись в по­ка­за­ни­ях, но их вы­слу­ша­ли, по­ка­за­ния за­про­то­ко­ли­ро­ва­ли. Хо­тя со­хра­ни­лась пе­ре­пис­ка по­стра­дав­шей с пар­ня­ми, где яс­но, что ни­кто ни­ко­го не при­нуж­дал к сек­су. Все про­изо­шло на доб­ро­воль­ной ос­но­ве.

Мы то­же спи­са­лись по соц­се­тям с по­дру­га­ми Ан­ны. Од­на из них, ви­ди­мо, про­дол­жа­ла «иг­рать» во вз­рос­лые иг­ры. На во­прос, что вы зна­е­те о слу­чив­шем­ся, де­воч­ка, недол­го ду­мая, вы­па­ли­ла: «Ме­ня они то­же из­на­си­ло­ва­ли». За­на­вес. Ви­ди­мо, сла­ва Ди­а­ны Шу­ры­ги­ной не да­ет по­коя юным ху­то­рян­кам.

«Все хо­тят по воз­мож­но­сти из­бе­жать оглас­ки»

Лю­бо­го че­ло­ве­ка мож­но «про­чи­тать» по их стра­нич­кам в соц­се­тях. Де­ти, о ко­то­рых идет речь в ма­те­ри­а­ле, даже по­сле гран­ди­оз­но­го скан­да­ла не ста­ли за­кры­вать свои стра­нич­ки.

По­тер­пев­шая Ан­на. На фо­то — со­всем еще ре­бе­нок. Вот она на ка­ком-то дет­ском празд­ни­ке: пыш­ная пач­ка, на го­ло­ве ко­ро­на. По­след­няя ее кар­точ­ка — чер­но-бе­лая. Де­воч­ка выглядит стар­ше сво­е­го воз­рас­та. Са­ма по се­бе стра­нич­ка — скуч­ная: мно­го пе­ре­по­стов пе­сен о несчаст­ной люб­ви, кар­ти­нок — на од­ной из по­след­них изоб­ра­жен ре­бе­нок с под­ня­тым сред­ним паль­цем: «Мой от­вет тем, кто пус­ка­ет слу­хи за мо­ей спи­ной».

Смот­рим стра­нич­ки пар­ней. То­же ни­че­го осо­бен­но­го. Са­мая яр­кая стра­нич­ка в Се­ти у стар­ше­го Ва­си­лия (имя из­ме­не­но). 20 сен­тяб­ря па­рень оста­вил пост: «Sex — на­ша ра­бо­та». Ан­на про­ком­мен­ти­ро­ва­ла: «Ты о чем?». Из увле­че­ний мо­ло­до­го че­ло­ве­ка — ав­то­мо­би­ли, му­зы­ка. В дру­зьях — 233 че­ло­ве­ка.

Вто­рой по­до­зре­ва­е­мый — Руслан (имя из­ме­не­но): мод­ная при­чес­ка, мо­пед. Па­рень — лю­би­тель ры­бал­ки и ин­тер­не­тов­ских при­ко­лов. Ста­тус: «Про­сто на­учи­тесь це­нить то, что у вас есть». Один из по­след­них по­стов: «Я в ок­тив­ном по­ис­ке бу­ду встречаться с той кто пер­вая по­дай­дёт» (ор­фо­гра­фия со­хра­не­на).

Ста­ни­слав (имя из­ме­не­но) — са­мый юный из трой­ки по­до­зре­ва­е­мых. На вид ему лет 12, не боль­ше. Ин­те­ре­су­ет­ся фут­бо­лом.

Воз­вра­ща­ем­ся к раз­го­во­ру с уче­ни­ка­ми шко­лы. Спра­ши­ва­ем, что из се­бя пред­став­ля­ют дей­ству­ю­щие ли­ца кон­флик­та.

— Из­вест­но, что ро­ди­те­ли Ан­ны раз­ве­лись, ее вос­пи­ты­ва­ет ма­ма. У от­ца но­вая се­мья. Ко­гда па­па узнал о слу­чив­шем­ся, то сра­зу по­вез ре­бен­ка на ме­до­сви­де­тель­ство­ва­ние. Быв­шей жене ска­зал: «Ес­ли дочь — не дев­ствен­ни­ца, то я ли­шу те­бя ро­ди­тель­ских прав», — рас­ска­зы­ва­ет од­на из ху­то­ря­нок. — Что мож­но ска­зать о са­мой де­воч­ке? Да ни­че­го осо­бен­но­го, па­цан­ка, ра­но по­взрос­ле­ла. А что вы хо­те­ли, это про­вин­ция. Здесь мно­го та­ких де­во­чек. Ко­гда я учи­лась в 9-м клас­се, то за­бе­ре­ме­не­ла моя од­но­класс­ни­ца. Маль­чи­ку, ко­то­рый с ней об­жи­мал­ся, при­шлось же­нить­ся на ней. Ре­бен­ку еще го­да нет, а на днях ей сно­ва ро­жать, вто­ро­го, она не успе­ла даже 11-й класс за­кон­чить. Вот та­кие здесь де­воч­ки. Что ка­са­ет­ся по­до­зре­ва­е­мых, то все они из бо­лее-менее при­лич­ных се­мей. У стар­ше­го Ва­си ма­ма ра­бо­та­ла в шко­ле, за­ву­чем по вос­пи­та­тель­ной ра­бо­те. По­сле слу­чив­ше­го­ся она пе­ре­ве­ла сы­на в дру­гую шко­лу. Осталь­ные ре­бя­та по­се­ща­ют за­ня­тия как ни в чем не бы­ва­ло. У дру­го­го пар­ня отец в шко­ле пре­по­да­ет физ­куль­ту­ру.

Шко­ла, где про­изо­шло ЧП, бы­ла на хо­ро­шем сче­ту в рай­оне, ес­ли не ска­зать боль­ше. Вы­пуск­ни­ки учеб­но­го за­ве­де­ния вы­сту­па­ли на спор­тив­ных со­рев­но­ва­ни­ях, участ­во­ва­ли в об­ще­ствен­ных ме­ро­при­я­ти­ях, успеш­но сда­ва­ли ЕГЭ. В про­шлом го­ду один из вы­пуск­ни­ков на­брал 100 бал­лов по рус­ско­му язы­ку, что для та­ких ма­лень­ких школ — ред­кость. Все — и по­стра­дав­шие и по­тер­пев­шие в де­ле — хо­тят по воз­мож­но­сти из­бе­жать оглас­ки. Но де­ло при­ня­ло се­рьез­ный обо­рот, ес­ли до­шло до Моск­вы.

За­вуч шко­лы: «Мальчики по­шу­ти­ли, при­ко­ло­лись»

Ро­ди­те­ли по­до­зре­ва­е­мых дер­жат глухую обо­ро­ну. На кон­такт с жур­на­ли­ста­ми не идут. Нам уда­лось по­го­во­рить лишь с быв­шим за­ву­чем шко­лы Ири­ной Ни­ко­ла­ев­ной, ма­те­рью са­мо­го стар­ше­го из по­до­зре­ва­е­мых.

— Из­на­си­ло­ва­ние не под­твер­жде­но, — на­ча­ла раз­го­вор жен­щи­на. — На ров­ном ме­сте раз­ду­ли скан­дал. Я уста­ла уже объ­яс­нять. Глу­пая исто­рия вы­шла. Но мы по­ни­ма­ем, что си­ту­а­цию раз­ду­ва­ют осо­знан­но. Есть лю­ди на ху­то­ре, ко­то­рым вы­год­но на­ше уволь­не­ние. Из за­ви­сти или по дру­гой при­чине они ре­ши­ли под­ло­жить шко­ле сви­нью. Тот, кто на­пи­сал пись­мо на те­ле­ви­де­ние, за­хо­тел по­ста­вить под удар шко­лу, по­до­рвать ав­то­ри­тет учи­те­лей, вот и вос­поль­зо­вал­ся си­ту­а­ци­ей. Я же ока­за­лась пеш­кой в этой иг­ре, раз­мен­ной мо­не­той.

— Вас уво­ли­ли из шко­лы?

— Ко­гда я узна­ла, что мой сын участ­во­вал в этих гряз­ных де­лах, то са­ма на­пи­са­ла за­яв­ле­ние. Ни­кто ме­ня не со­би­рал­ся уволь­нять. Но я по­ни­ма­ла, что так бу­дет пра­виль­но. Как я бу­ду смот­реть в гла­за де­тям, ко­гда мое имя по­ло­щут на каж­дом ша­гу? Мой сын не пре­ступ­ник, а его при­вле­ка­ют к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти.

— По сло­вам сле­до­ва­те­лей, мальчики долж­ны по­не­сти на­ка­за­ние. В си­лу юно­го воз­рас­та де­воч­ка не по­ни­ма­ла, что де­ла­ет, в от­ли­чие от пар­ней?

— Я не сни­маю с него ви­ны. Но пре­ступ­ле­ни­ем это мож­но на­звать с на­тяж­кой. Ре­бя­та со­вер­ши­ли боль­шую глу­пость, поз­во­ли­ли се­бе воль­ность, не спо­рю, но это не та­кое тяж­кое пре­ступ­ле­ние.

— Ро­ди­те­ли де­воч­ки на­пи­са­ли за­яв­ле­ние в по­ли­цию?

— Нет, ни­че­го они не пи­са­ли. Ро­ди­те­ли де­воч­ки вы­сту­па­ли про­тив шу­ми­хи, не хо­те­ли, что­бы про ис­то­рию их ре­бен­ка узна­ла вся стра­на. Умо­ля­ли ни­где не афи­ши­ро­вать имя до­че­ри. Во всей этой ис­то­рии по­стра­да­ли боль­ше все­го де­ти, по­то­му что вз­рос­лые о них не по­ду­ма­ли. Сей­час все участ­ни­ки кон­флик­та по­дав­ле­ны, в де­прес­сии. Мой сын хо­дит сам не свой. Я его от­прав­ляю в ма­га­зин, а он вы­хо­дит из до­ма и идет в дру­гую сто­ро­ну, по­том оправ­ды­ва­ет­ся: «Ма­ма, я будто в ту­мане, не по­ни­маю, что де­лаю». С детьми те­перь при­дет­ся ра­бо­тать пси­хо­ло­гам, их пси­хи­ка рас­ша­та­на.

— Са­ми де­ти об­ща­ют­ся меж­ду со­бой?

— Они об­ща­ют­ся нор­маль­но. У них нет пре­тен­зий друг к дру­гу — об этом они за­яви­ли сле­до­ва­те­лям. Но в них весь ху­тор ты­чет паль­цем. Вот от это­го им тя­же­ло. Мы, вз­рос­лые, на­учи­лись дер­жать удар, а как спра­вят­ся с та­ким на­ши де­ти?

— Вы счи­та­е­те, что пра­виль­но бы­ло «за­мять» ис­то­рию?

— Не нуж­но бы­ло раз­ду­вать ее до та­ких мас­шта­бов. Ес­ли бы с детьми по­сле ин­ци­ден­та по­ра­бо­та­ли пси­хо­ло­ги, все вста­ло бы на свои ме­ста. И они бы че­рез неде­лю за­бы­ли о про­ше­ствии.

— Рас­ска­жи­те о ва­шем сыне?

— Ска­жу объ­ек­тив­но — он обыч­ный па­рень, да, мо­жет на­ху­ли­га­нить, раз­бить стек­ло, на­при­мер, но ни­че­го кри­ми­наль­но­го он не спо­со­бен со­вер­шить. Учит­ся на 4–5, при­ни­ма­ет уча­стие во всех школь­ных ме­ро­при­я­ти­ях, по­лу­чал приз — пу­тев­ку в ла­герь, ста­но­вил­ся при­зе­ром про­ек­та «Ре­аль­ные де­ла». А сей­час его сде­ла­ли чуть ли не уго­лов­ни­ком. Зна­е­те, я ведь даже сло­ва гру­бо­го от него ни­ко­гда не слы­ша­ла. Для него ро­ди­те­ли — ав­то­ри­тет. Кто мог пред­по­ло­жить, что ему по­доб­ное придет в го­ло­ву? Мы с ро­ди­те­ля­ми де­воч­ки все разо­бра­ли по­дроб­но. У них нет пре­тен­зий к по­до­зре­ва­е­мым. Ре­бя­та при­зна­лись сле­до­ва­те­лям, что все про­изо­шло по доб­ро­воль­но­му со­гла­сию.

— По­че­му об­ви­ни­ли ди­рек­то­ра шко­лы, пе­да­го­гов?

— Ди­рек­то­ру вме­ня­ют, что он яко­бы скрыл факт пре­ступ­ле­ния. Но са­ми ро­ди­те­ли де­воч­ки при­хо­ди­ли к нему, умо­ля­ли ни­ко­му не рас­ска­зы­вать, ду­ма­ли из­бе­жать оглас­ки. Бы­ла до­стиг­ну­та до­го­во­рен­ность, мол, мальчики по­шу­ти­ли, при­ко­ло­лись. Че­рез неде­лю все бы улег­лось.

— Ес­ли ни­кто не хо­тел оглас­ки, ка­ким об­ра­зом исто­рия ста­ла до­сто­я­ни­ем об­ще­ствен­но­сти?

— Нуж­но по­ни­мать спе­ци­фи­ку ху­то­ра. Здесь ши­ла в меш­ке не ута­ишь. Один ска­зал дру­го­му, тот тре­тье­му, и по­нес­лось. На те­ле­ви­де­ние по­зво­ни­ли со­вер­шен­но по­сто­рон­ние лю­ди, ко­то­рые не име­ют от­но­ше­ния к на­шим се­мьям. Жур­на­ли­сты при­е­ха­ли в шко­лу на День учи­те­ля. Те­перь этот празд­ник я за­пом­ню на­все­гда.

— Вы боль­ше не смо­же­те ра­бо­тать в шко­ле?

— Вряд ли. Го­су­дар­ству нуж­но устро­ить по­ка­за­тель­ную пор­ку. Так что ожи­дать че­го-то хо­ро­ше­го мне боль­ше не при­хо­дит­ся. Хо­тя я лю­би­ла свою ра­бо­ту, фа­на­те­ла от нее. Ра­бо­тать с детьми — мое при­зва­ние, я ведь и во­кал пре­по­да­ва­ла в шко­ле, празд­ни­ки ор­га­ни­зо­вы­ва­ла, круж­ки ве­ла. А те­перь моя жизнь за­кон­че­на.

Мать по­тер­пев­шей: «По­че­му вы ду­ма­е­те, что мне это важ­но?»

Ро­ди­те­ли по­стра­дав­шей де­воч­ки об­щать­ся с прес­сой от­ка­за­лись. Един­ствен­ный комментарий, ко­то­рый уда­лось по­лу­чить от ма­те­ри Ан­ны, ока­зал­ся до­воль­но ску­пым.

— Убе­ди­тель­ная прось­ба: не пи­сать в соц­се­тях мо­ей до­че­ри и ни­че­го у нее не спра­ши­вать. Все во­про­сы за­да­вай­те сле­до­ва­те­лю.

— Мо­жет, вы са­ми про­ком­мен­ти­ру­е­те слу­чив­ше­е­ся? Это ведь важ­но для вас.

— По­че­му вы ду­ма­е­те, что для ме­ня это важ­но? Ес­ли вы хо­ти­те что-то на­рыть, вам сле­ду­ет об­ра­тить­ся к то­му че­ло­ве­ку, кто все это за­те­ял. А вы не там ище­те. И ес­ли вы хо­ти­те мне по­мочь, то оставь­те мою дочь в по­кое.

В ад­ми­ни­стра­ции рай­о­на то­же счи­та­ют, что исто­рия не сто­ит та­ко­го при­сталь­но­го вни­ма­ния.

— С че­го вы взя­ли, что бы­ло из­на­си­ло­ва­ние? У нас со­всем дру­гие дан­ные. То, что пи­шут на сай­те СК, не со­от­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти, — со­об­щи­ла со­труд­ни­ца ведомства.

Не стал ком­мен­ти­ро­вать ЧП и на­чаль­ник управ­ле­ния по де­лам несо­вер­шен­но­лет­них.

— След­ствен­ный ко­ми­тет ра­бо­та­ет в этом на­прав­ле­нии, ве­дет­ся проверка, по­ка мы не мо­жем ни­че­го го­во­рить.

— Шко­ла ви­но­ва­та в слу­чив­шем­ся?

— Нас­коль­ко я знаю, все со­труд­ни­ки шко­лы ра­бо­та­ют в нор­маль­ном ре­жи­ме, ни­ко­го не уволь­ня­ли.

— Се­мьи, где вос­пи­ты­ва­ют­ся по­до­зре­ва­е­мые и по­тер­пев­шая, счи­та­ют­ся бла­го­по­луч­ны­ми?

— Как ска­зать...

— Ро­ди­те­ли этих де­тей — не ал­ко­го­ли­ки?

— Ал­ко­го­ли­ки со­сто­ят на уче­те, эти дан­ные — за­кры­ты. Так что вы­чис­лить, кто там ал­ко­го­лик, нере­аль­но.

Ста­ло из­вест­но, что в от­но­ше­нии всех долж­ност­ных лиц шко­лы, в обя­зан­но­сти ко­то­рых вхо­дит вос­пи­та­тель­ная и про­фи­лак­ти­че­ская ра­бо­та с детьми, про­во­дит­ся слу­жеб­ное рас­сле­до­ва­ние. Та­к­же про­вер­ки пройдут во всех об­ра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ни­ях рай­о­на. По ито­гам будут при­ня­ты ре­ше­ния о со­от­вет­ствии всех от­вет­ствен­ных лиц за­ни­ма­е­мым долж­но­стям.

На­вер­ное, все эти ме­ры — важ­ные и нуж­ные. Как без них? Факт был, все долж­ны от­ре­а­ги­ро­вать. Но только не ка­жет­ся ли вам, до­ро­гие чи­нов­ни­ки, что по­ка­за­тель­ной пор­кой ни де­тей, ни взрос­лых не пе­ре­вос­пи­тать? И бы­ва­ют слу­чаи, ко­гда про­стой раз­го­вор по ду­шам мо­жет спа­сти си­ту­а­цию, а уго­лов­ное де­ло — раз­ру­шить жиз­ни лю­дей. Ко­то­рые этой жиз­ни еще тол­ком и не ви­де­ли.

Под­рост­ки так и не по­ня­ли, по­че­му их об­ви­ня­ют.

По­стра­дав­шая де­воч­ка ни­ко­го не ви­нит в слу­чив­шем­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.