ЖИ­ТЕЛЬ МОСК­ВЫ ДОБ­РО­ВОЛЬ­НО УШЕЛ В БОМЖИ, ЧТО­БЫ СПАСАТЬ БЕЗДОМНЫХ

Как успеш­ный жи­тель Моск­вы ра­ди ни­щих ре­шил пе­ре­се­лить­ся на ули­цу

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на АПРЕЛЬСКАЯ.

В на­ча­ле ав­гу­ста на Ар­ба­те — при­ста­ни­ще всех на­чи­на­ю­щих ге­ни­ев и твор­че­ских ски­таль­цев — по­явил­ся необыч­ный муж­чи­на. В по­ло­са­том ко­стю­ме, ци­лин­дре, с до­ро­гой сум­кой и тро­стью. Он по­ста­вил пе­ред со­бой по­яс­ня­ю­щую таб­лич­ку «Я бомж…» и стал ждать. Че­го? То­го, че­го обыч­но ждут без­дом­ные. Лю­дей с доб­рым серд­цем, ко­то­рые от­кро­ют ко­ше­лек и по­жерт­ву­ют по­пав­ше­му в бе­ду че­ло­ве­ку сколь­ко не жал­ко. Че­ло­век в хо­ро­шем ко­стю­ме и прав­да остал­ся без кры­ши над го­ло­вой. Не по во­ле бо­жьей или по сте­че­нию об­сто­я­тельств, а по соб­ствен­но­му хо­те­нию. Та­кой необыч­ный экс­пе­ри­мент за­ду­мал жи­тель Моск­вы, ре­шив­ший при­влечь вни­ма­ние го­ро­жан к про­бле­мам бездомных. На сво­ем при­ме­ре он на­ме­рен по­ка­зать окру­жа­ю­щим, воз­мож­но ли до­бить­ся успе­ха, ока­зав­шись на дне. Каж­дый свой день он фик­си­ру­ет в Ин­с­та­гра­ме. Сей­час се­ре­ди­на ок­тяб­ря. Бомж-ари­сто­крат (это про­зви­ще да­ли ему москвичи) не от­сту­пил от сво­е­го пла­на и рас­ска­зал «МК» о том, с чем ему при­шлось столк­нуть­ся за вре­мя ски­та­ний по ули­цам сто­ли­цы.

«В пол­ночь вы­шел из до­ма и ушел в ни­ку­да»

Он успе­шен, обес­пе­чен, есть род­ные и кры­ша над го­ло­вой. Всю жизнь ра­бо­тал только на се­бя. «Сноб и не скры­ваю это­го». Бом­жа­ари­сто­кра­та зо­вут Джей, он ро­дом из Ба­ку, но мно­го лет жи­вет в Москве. Та, про­шлая жизнь за­кон­чи­лась — точ­нее, при­оста­но­ви­лась — в ночь с 31 июля на 1 ав­гу­ста. Ко­гда он по­ло­жил в сум­ку все необ­хо­ди­мое и ушел в ни­ку­да.

Точ­нее, на ска­мей­ку на Куз­нец­ком Мо­сту, где и про­вел первую ночь. В сум­ке по­ме­сти­лось не так мно­го ве­щей: мо­биль­ный с за­ряд­кой, сме­на бе­лья, пла­ка­ты для ми­ло­сты­ни, за­пас­ная ру­баш­ка, за­пас­ные брю­ки, ке­ды, 1000 руб­лей.

— Я го­то­вил­ся око­ло пя­ти ме­ся­цев, — вспо­ми­на­ет Джей. — Ула­жи­вал ра­бо­чие во­про­сы, мно­го чи­тал про бездомных. В 16 лет я и сам ухо­дил из до­ма, вос­ста­но­вить от­но­ше­ния с род­ны­ми уда­лось только че­рез год. Но я не «про­пал» то­гда. Хо­тя чем боль­ше вре­ме­ни че­ло­век про­жил на ули­це, тем слож­нее ему вер­нуть­ся в «до­маш­нюю жизнь». Я на­де­юсь, что мой про­ект ста­нет при­ме­ром для лю­дей, по­пав­ших на ули­цу, ру­ко­вод­ством к дей­ствию.

У экс­пе­ри­мен­та Джея несколько це­лей. Его ло­зунг: от бом­жа до успе­ха. Он ре­шил по­ка­зать лю­дям, что, остав­шись без кры­ши над го­ло­вой и без средств к су­ще­ство­ва­нию, смо­жет под­нять­ся с ко­лен. А раз смо­жет он — смо­гут и они. Все, что с ним про­ис­хо­дит, муж­чи­на фик­си­ру­ет в Ин­с­та­гра­ме. В лю­бой мо­мент мож­но зай­ти на его стра­нич­ку и по­смот­реть, что он де­лал в кон­крет­ный день.

И все же слож­но от­де­лать­ся от ощу­ще­ния, что в этом при­сут­ству­ет эле­мент иг­ры. Как ни прав­до­по­доб­но все выглядит, в под­со­зна­нии за­та­и­лась мысль, что у че­ло­ве­ка есть ку­да вер­нуть­ся в от­ли­чие от на­сто­я­щих бездомных. Прав­да, Джей утвер­жда­ет, что, даже ес­ли ему бу­дет очень пло­хо, он не вер­нет­ся. Бу­дет до­би­вать­ся сво­ей це­ли.

«Даже ес­ли ты стал бом­жем, это не зна­чит, что ты пе­ре­стал быть че­ло­ве­ком с вы­бо­ром»

Пер­вая ночь бы­ла очень стран­ной — Джей так и не смог уснуть.

Утром он пошел на Ар­бат. Встал с таб­лич­кой «Я бомж. По­мо­ги­те мне со­здать кон­гресс для бом­жей», но ци­линдр для сбо­ра де­нег ста­вить не стал.

— Для се­бя я ре­шил, что в пер­вый день де­нег брать не бу­ду. У ме­ня же бы­ла моя ты­ся­ча, я хо­тел сна­ча­ла ее по­тра­тить, — объ­яс­ня­ет муж­чи­на. — По­это­му про­сто от­ка­зы­вал­ся. Пе­ред этим я ку­пил в ма­га­зине са­мые до­ро­гие кон­фе­ты. И каж­до­го, кто пы­тал­ся дать мне де­нег, я уго­щал. По­том при­мер­но под­счи­тал, что за этот день со­брал бы око­ло 2000 руб­лей. Я сто­ял, что­бы при­влечь вни­ма­ние. И сра­зу ре­шил, что не бу­ду ни­ко­го об­ма­ны­вать. Я всем рас­ска­зы­ваю о том, что ока­зал­ся на ули­це по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве, при­вле­каю вни­ма­ние к про­бле­ме бездомных лю­дей. Ес­ли они го­то­вы по­мочь мне, то они по­мо­гут и дру­гим.

Ав­тор экс­пе­ри­мен­та изна­чаль­но за­ло­жил в него несколько же­лез­ных пра­вил. На­при­мер, не брать де­нег у зна­ко­мых. По его рас­суж­де­ни­ям, это бу­дет нечест­но, по­то­му что все ки­нут­ся на помощь. Са­мое важ­ное — что­бы по­мочь хо­те­ли незна­ко­мые лю­ди. По это­му же прин­ци­пу он не при­ни­ма­ет боль­шие по­жерт­во­ва­ния от под­пис­чи­ков — у обыч­ных бом­жей та­кой воз­мож­но­сти точ­но нет, а зна­чит, и он не дол­жен поль­зо­вать­ся при­ви­ле­ги­ей.

Еще од­но пра­ви­ло — не при­ни­мать ле­жа­чее по­ло­же­ние в об­ще­ствен­ном ме­сте. Даже ес­ли это но­чев­ка на вок­за­ле. По­че­му? Не вя­жет­ся с ими­джем. Мно­гие кол­ле­ги по це­ху не стес­ня­ют­ся лечь спать, но Джей все­гда спит си­дя.

Са­мое ча­стое за­ме­ча­ние, ко­то­рое он слы­шит от про­хо­жих: «Но ведь ты со­всем не по­хож на бом­жа!». Джей ин­те­ре­су­ет­ся: а ка­ким дол­жен быть бомж? От­ве­ча­ют: «Гряз­ным, ис­то­ча­ю­щим зло­во­ние, ва­ля­ю­щим­ся на ас­фаль­те…»

— Я им объ­яс­няю: пред­ставь­те, че­ло­век бук­валь­но несколько дней назад по­те­рял ра­бо­ту, жи­лье, сло­вом, очу­тил­ся на ули­це. Он ка­кое-то вре­мя бу­дет вы­гля­деть нор­маль­но. У него же еще есть обыч­ная одеж­да. Он не идет в бомж-бу­тик по­ку­пать со­от­вет­ству­ю­щий при­кид, что­бы лю­ди при­зна­ли в нем без­дом­но­го. Да, я не по­хож на бом­жа, но тем не менее здесь и сей­час я бомж. Мне нуж­ны день­ги, что­бы вы­жить.

При­няв ре­ше­ние уй­ти из до­ма, Джей не стал из­ме­нять сво­е­му сти­лю одеж­ды. Ко­стюм, ко­то­рый все­гда на нем, сшит на за­каз. И даже сей­час, по про­ше­ствии двух с по­ло­ви­ной ме­ся­цев, выглядит хо­ро­шо. Это да­ет без­дом­но­му мно­го пре­иму­ществ. Его ни­ко­гда не вы­го­ня­ют из убор­ных в ре­сто­ра­нах быст­ро­го пи­та­ния, на что ча­сто жа­лу­ют­ся на­сто­я­щие бро­дя­ги. А под­пис­чи­ки в соц­се­тях не гну­ша­ют­ся пу­стить его к се­бе пе­ре­но­че­вать.

— Созна­тель­но ли я ушел из до­ма в до­ро­гих ве­щах? Да, тем са­мым я по­ка­зы­ваю лю­дям, что нуж­но оста­вать­ся са­мим со­бой. Ес­ли ты был нор­маль­ным че­ло­ве­ком, не на­до из­ме­нять сво­им при­выч­кам. Даже ес­ли ты стал бом­жем, это не зна­чит, что ты пе­ре­стал быть че­ло­ве­ком с вы­бо­ром.

«Бе­сит, что в хо­сте­лах мо­гут за­про­сто взять и съесть твою еду»

Ноч­лег и пи­та­ние — две за­да­чи, ко­то­рые без­дом­ным при­хо­дит­ся ре­шать еже­днев­но. Ча­ще все­го Джей но­чу­ет на вок­за­лах.

— Са­мый мой лю­би­мый и став­ший уже род­ным — это зал ожи­да­ния на Ле­нин­град­ском вок­за­ле. От­ту­да не вы­го­ня­ют и там ком­форт­ная тем­пе­ра­ту­ра. Бо­лее то­го, там од­ни и те же ли­ца. Од­на жен­щи­на каж­дый раз за­ни­ма­ет од­но и то же ме­сто и там спит. Я но­че­вал на Кур­ском — там нере­аль­но спать, очень жар­ко. Как-то ко­ро­тал ночь на Па­ве­лец­ком — кон­ди­ци­о­нер шпа­рил так, что зуб на зуб не по­па­дал. Я даже пошел к де­жур­но­му и по­про­сил уба­вить мощ­ность, мы же не про­дук­ты в хо­ло­диль­ни­ке в кон­це кон­цов. Как ни стран­но, он вы­пол­нил мою прось­бу.

В на­ча­ле экс­пе­ри­мен­та очень мно­гие ду­ма­ли, что муж­чи­на мух­лю­ет. Его об­ви­ня­ли в том, что он при­хо­дит но­чью на вок­зал, де­ла­ет фо­то, а за­тем уез­жа­ет до­мой, в теп­лую кро­вать. Джей стал со­об­щать под­пис­чи­кам о том, где бу­дет но­че­вать се­го­дня, и пред­ла­гал при­е­хать, что­бы убе­дить­ся. Как только у него по­яви­лись пер­вые со­бран­ные день­ги, он пошел в хо­стел.

— В са­мых де­ше­вых ночь сто­ит 150 руб­лей — и это в пря­мом смыс­ле сло­ва кло­пов­ник. А у ме­ня един­ствен­ный ко­стюм. Вы­би­раю те, где це­на 250–350 руб­лей за ночь. Ищу их че­рез Ин­тер­нет на мо­биль­ни­ке.

Эта ка­те­го­рия хо­сте­лов — нечто сред­нее меж­ду об­ще­жи­ти­ем и мод­ны­ми ми­нио­те­ля­ми, в ко­то­рых оста­нав­ли­ва­ют­ся сту­ден­ты из Ев­ро­пы. Са­мые необ­хо­ди­мые удоб­ства есть, но не боль­ше. Джею при­хо­дит­ся за­се­лять­ся в об­щую ком­на­ту — по­ме­ще­ние с ку­чей двух­этаж­ных кро­ва­тей, на от­дель­ную де­нег не хва­та­ет.

— На­ли­чие по­сто­рон­них лю­дей в спальне ме­ня уби­ва­ет, я до сих пор не мо­гу к это­му при­вык­нуть. Сна­ча­ла ты ду­ма­ешь, будто твоя кро­вать — это твое лич­ное про­стран­ство. Но нет! На него по­сто­ян­но кто-то по­ся­га­ет, на­при­мер кла­дет свои ве­щи. Един­ствен­ное ме­сто, где мож­но спря­тать­ся от лю­дей, — это убор­ная. И то нена­дол­го, нач­нут сту­чать. За­то в хо­сте­ле есть душ.

Че­го мне боль­ше все­го не хва­та­ет — так это оди­но­че­ства, — при­зна­ет­ся Джей. — Я по­сто­ян­но с людь­ми. На ули­це при­хо­дит­ся об­щать­ся, на ра­бо­те я за­вя­зан с людь­ми, по­сле ра­бо­ты я об­ща­юсь в пря­мых эфи­рах с под­пис­чи­ка­ми, при­хо­жу но­че­вать — и сно­ва во­круг ме­ня лю­ди, ко­то­рым очень хо­чет­ся по­об­щать­ся. Еще ме­ня бе­сит, что в хо­сте­лах мо­гут за­про­сто взять и съесть твою еду. Как-то я си­дел на кухне и пил ми­не­раль­ную во­ду. Вы­шел на пять ми­нут, вер­нул­ся — и об­на­ру­жил, что кто-то пы­та­ет­ся ее вы­пить. Для ме­ня это ужас.

При­ве­ло это к то­му, что ча­сто даже при на­ли­чии де­нег Джей пред­по­чи­та­ет но­че­вать на вок­за­ле.

Пе­ри­о­ди­че­ски ноч­лег пред­ла­га­ют под­пис­чи­ки в Ин­с­та­гра­ме. За все вре­мя экс­пе­ри­мен­та та­ких бы­ло око­ло пят­на­дца­ти че­ло­век — как пра­ви­ло, москвичи 25–40 лет. На са­мом де­ле при­нять та­кое приглашение от незна­ко­мых лю­дей не все­гда без­опас­но. Це­ли у всех раз­ные. От мо­ло­дых жен­щин не раз по­сту­па­ли пред­ло­же­ния со вполне оче­вид­ным на­ме­ком. Как-то раз звал к се­бе гей, со­блаз­нял джа­ку­зи.

— Я спо­кой­но от­но­шусь к секс-мень­шин­ствам, но это не тот слу­чай, ко­гда я со­гла­шусь. Мой прин­цип: при­ни­мать помощь только от тех, кто ис­кренне хочет по­мочь. Та­ких то­же очень мно­го. И я все­гда иду в го­сти не с пу­сты­ми ру­ка­ми, как ми­ни­мум по­ку­паю торт.

Сей­час один из под­пис­чи­ков предо­ста­вил Джею во вре­мен­ное поль­зо­ва­ние квар­ти­ру в рай­оне «Москва-Си­ти». Пер­вое вре­мя там даже не бы­ло го­ря­чей во­ды, но хо­зя­ин до­воль­но быст­ро устра­нил непо­лад­ки.

От­кро­вен­но го­во­ря, ма­ло кто из бро­дяг мо­жет рас­счи­ты­вать на та­кое от­но­ше­ние. О но­чев­ке в теп­лом до­ме им мож­но только меч­тать. Бомж-ари­сто­крат и сам по­ни­ма­ет: будь он одет по-дру­го­му, ни­кто не при­гла­шал бы его к се­бе.

«Мак­си­мум в сут­ки уда­лось со­брать 1314 руб­лей»

Лю­бой че­ло­век, ре­шив­ший про­сить ми­ло­сты­ню, ра­но или позд­но столк­нет­ся с по­ли­ци­ей. Джей то­же не из­бе­жал этой уча­сти. В ав­гу­сте стра­жи по­ряд­ка под­хо­ди­ли к нему прак­ти­че­ски каж­дый день. Пы­та­лись об­ви­нить в по­про­шай­ни­че­стве.

— Я под­ко­ван юри­ди­че­ски. По­это­му каж­дый раз объ­яс­няю по­ли­цей­ским, что по­про­шай­ни­че­ство — это вы­пра­ши­ва­ние у по­сто­рон­них лиц де­нег или ма­те­ри­аль­ных цен­но­стей. Я ни к ко­му не при­стаю, я про­сто стою. И все рав­но ме­ня несколько раз за­дер­жи­ва­ли. Кста­ти, мне не при­шлось как-то пе­ре­ба­ры­вать се­бя, что­бы вый­ти с ци­лин­дром для сбо­ра де­нег. Уди­ви­тель­но лег­ко бы­ло это сделать.

Бы­ли и со­всем непри­ят­ные си­ту­а­ции. Од­на­ж­ды ве­че­ром незна­ко­мый па­рень стал на­стой­чи­во пред­ла­гать вос­поль­зо­вать­ся его бан­ков­ской кар­той, на ко­то­рой, по его сло­вам, ле­жал мил­ли­он руб­лей. «Да­рю, только не стой здесь, не по­зорь­ся». Кар­ту он бро­сил ря­дом со сто­я­щей на зем­ле сум­кой, Джей к ней не при­тро­нул­ся. На сле­ду­ю­щий день при­шел этот же мо­ло­дой че­ло­век, но уже с по­ли­ци­ей, и об­ви­нил бом­жа в мо­шен­ни­че­стве. Яко­бы он при­сво­ил кар­ту и снял с нее день­ги. Джея дол­го про­дер­жа­ли в от­де­ле­нии, но в ито­ге от­пу­сти­ли, даже не вы­дав ко­пии про­то­ко­ла за­дер­жа­ния.

Что ка­са­ет­ся «за­ра­бот­ка», то он неста­би­лен. В Москве ми­ни­маль­ная сум­ма за день, ко­то­рую жерт­во­ва­ли доб­рые лю­ди, — 61 рубль. Обыч­но в сут­ки вы­хо­дит руб­лей 300–400. А мак­си­мум Джею уда­ва­лось со­брать 1314 руб­лей. Это бы­ло ле­том на Ар­ба­те, в вы­ход­ной день. В теп­лое вре­мя го­да лю­ди по­да­ют го­раз­до ча­ще. Они мо­гут се­бе поз­во­лить оста­но­вить­ся, по­на­блю­дать за че­ло­ве­ком, по­мочь ему. В хо­ло­да да еще во вре­мя осад­ков лю­дям не до бездомных.

Со­бран­ных де­нег не все­гда хва­та­ет. То­гда Джею при­хо­дит­ся вы­би­рать, что для него важ­нее — сы­тый же­лу­док или ноч­лег.

— Я южа­нин, и еда для ме­ня — это культ. По­это­му почти все­гда я вы­би­рал вкус­ный ужин, по­сле ко­то­ро­го ехал спать на вок­зал. Но с едой у бездомных все пло­хо. Я очень стра­даю без нор­маль­но­го мя­са.

До на­ча­ла экс­пе­ри­мен­та Джей почти не при­тра­ги­вал­ся к ша­ур­ме. За вре­мя про­ек­та он ел ее уже раз де­сять. Рань­ше его лю­би­мым мяс­ным блю­дом бы­ла ба­ра­ни­на. Те­перь о ней при­шлось за­быть. В се­ре­дине сен­тяб­ря он взве­сил­ся и об­на­ру­жил, что по­ху­дел на 9 кг.

С во­про­са­ми ги­ги­е­ны то­же при­шлось ид­ти на ком­про­мисс.

Де­ли­кат­ный мо­мент: у му­суль­ман при­ня­то поль­зо­вать­ся ги­ги­е­ни­че­ским ду­шем в убор­ной. На ули­цах Моск­вы, са­ми по­ни­ма­е­те, та­кой воз­мож­но­сти нет. Са­мый удоб­ный спо­соб по­се­тить туа­лет — зай­ти в ре­сто­ран быст­ро­го пи­та­ния. На Джея там не об­ра­ща­ют ни­ка­ко­го вни­ма­ния, ко­стюм вы­ру­ча­ет. Ино­гда «мод­ные» молодые лю­ди де­ла­ют с ним сел­фи и ста­вят под­пись: «Уга­дай­те, кто из нас бомж?».

— Мне не­дав­но да­ли на­пут­ствие: по­ча­ще мой ру­ки. Для ме­ня это са­мо со­бой ра­зу­ме­ет­ся. Кста­ти, я об­ра­тил вни­ма­ние на од­ну де­таль: очень мно­го лю­дей во­об­ще не мо­ют ру­ки по­сле по­се­ще­ния от­хо­жих мест! И это кош­мар. Как с та­ки­ми по­том здо­ро­вать­ся за ру­ку?

В по­след­нюю неде­лю до­хо­ды у Джея по­вы­си­лись — он устро­ил­ся на ра­бо­ту ку­рье­ром, раз­во­зит по кли­ен­там элек­тро­то­ва­ры. То­же бла­го­да­ря под­пис­чи­це в соц­се­тях, его зем­ляч­ке, ко­то­рая пред­ло­жи­ла за­ра­бо­тать день­ги чест­ным тру­дом. Муж­чи­на при­зна­ет­ся: «ку­рье­ризм» — за­ня­тие очень вы­ма­ты­ва­ю­щее. За каж­дую по­езд­ку ему пла­тят три­ста руб­лей, в день он мо­жет раз­вез­ти око­ло пя­ти за­ка­зов.

— Я до­во­лен ра­бо­той. Но я ужас­но устал. Став­лю бу­диль­ник и во­об­ще его не слы­шу. За все два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца не бы­ло ни од­ной но­чи, ко­гда бы я за­сы­пал. Я все­гда про­сто от­ру­ба­юсь. Мое те­ло хочет до­мой. Лю­ди мне го­во­рят: сде­лай пе­ре­рыв, иди до­мой. Но я не мо­гу се­бе это поз­во­лить. Я дол­жен мак­си­маль­но по­нять ту сре­ду, в ко­то­рой ока­зы­ва­ет­ся без­дом­ный. Раз­ве я смо­гу это сделать, ес­ли у ме­ня бу­дет воз­мож­ность об­нять близ­ких?

В экс­пе­ри­мен­те Джея несколько эта­пов. Сей­час бомж-ари­сто­крат ко­пит день­ги на теп­лую одеж­ду и по­мо­га­ет кол­ле­гам по несча­стью из тех де­нег, ко­то­рые уда­лось за­ра­бо­тать. По­мо­га­ет не всем под­ряд, а тем, кто не стра­да­ет ал­ко­го­лиз­мом и дей­стви­тель­но хочет вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни. Груст­ный факт: най­ти без­дом­но­го, ко­то­рый не пьет, очень слож­но. А те, кто ве­дет трез­вый об­раз жиз­ни, не все­гда го­то­вы при­нять помощь от незна­ком­ца. На­при­мер, Бо­рис, с ко­то­рым Джей по­зна­ко­мил­ся со­всем не­дав­но. С ал­ко­го­лем он не дру­жит, из всех на­пит­ков от­да­ет пред­по­чте­ние только ко­фе. Но на во­прос «хо­чешь ли ты вы­брать­ся с ули­цы в нор­маль­ную жизнь?» от­ве­тил от­ка­зом... Что ж, на­силь­но мил не бу­дешь.

В бу­ду­щем «бомж по соб­ствен­но­му же­ла­нию» пла­ни­ру­ет на­ко­пить на му­зы­каль­ную ап­па­ра­ту­ру, что­бы петь на ули­цах для про­хо­жих. Уве­рен, что у него все по­лу­чит­ся, глав­ное — упор­ство.

«Стою на Ар­ба­те с таб­лич­кой, смот­рю на лю­дей и ду­маю: они же не ви­дят жиз­ни»

По хо­ду пье­сы воз­ни­ка­ет за­ко­но­мер­ный во­прос: для че­го бом­жу-ари­сто­кра­ту стра­нич­ка в соц­се­тях? Ведь без­дом­ные и лю­ди, на­хо­дя­щи­е­ся на гра­ни вы­жи­ва­ния, ед­ва ли име­ют воз­мож­ность си­деть в Ин­тер­не­те и вдох­нов­лять­ся успе­ха­ми Джея на опас­ном по­при­ще.

— Я хо­чу со­брать на сво­ей стра­нич­ке как мож­но боль­ше лю­дей со всей пла­не­ты с кон­крет­ной це­лью. То­гда у нас по­лу­чит­ся огром­ное со­об­ще­ство по вза­и­мо­по­мо­щи. Что­бы ес­ли кто-то во Вла­ди­во­сто­ке по­пал в бе­ду, он смог бы об­ра­тить­ся ко мне, ая — к под­пис­чи­кам из Вла­ди­во­сто­ка с прось­бой по­мочь че­ло­ве­ку. Я от­ка­зы­ва­юсь от пред­ло­же­ний раз­ме­стить ре­кла­му, хо­тя они и по­сту­па­ли. Я со­сре­до­то­чил­ся на бездомных, хо­чу по­мо­гать им.

Джей хочет до­бить­ся то­го, что­бы без­дом­ные ес­ли не смог­ли вер­нуть­ся в со­ци­ум, то как ми­ни­мум не ста­ли из­го­я­ми. У него есть при­мер­ный план то­го, как это осу­ще­ствить. И сей­час он уже во­пло­ща­ет его в жизнь.

Впро­чем, кол­ле­ги по це­ху не стре­мят­ся за­вя­зать зна­ком­ство с бом­жем-ари­сто­кра­том. Он сам де­ла­ет пер­вые ша­ги для это­го.

Джею все-та­ки уда­лось най­ти сво­е­го пер­во­го под­опеч­но­го, над ко­то­рым он взял шеф­ство. Муж­чи­ну зо­вут Ан­дрей, он три го­да жи­вет на ули­це. Спе­ци­аль­но для него бы­ли со­бра­ны сред­ства в соц­се­тях — боль­ше 2000 руб­лей, один из под­пис­чи­ков от­дал ненуж­ную одеж­ду. Джей обес­пе­чил ему ноч­лег и по­мо­га­ет най­ти ра­бо­ту — на пер­вое вре­мя раз­но­ра­бо­чим. Ес­ли все за­ду­ман­ное сбу­дет­ся, Ан­дрей смо­жет осу­ще­ствить свою меч­ту и пой­ти ра­бо­тать по­ва­ром. Бла­го об­ра­зо­ва­ние поз­во­ля­ет.

— Я по­ни­маю, что эта исто­рия рас­тя­нет­ся на мно­го ме­ся­цев и даже лет, я го­тов к это­му. Даже ес­ли у ме­ня по­явит­ся 30 бом­жей, я го­тов ку­ри­ро­вать их всех. Но мне, ко­неч­но, по­на­до­бит­ся помощь во­лон­те­ров.

Ес­ли за­гля­нуть в бу­ду­щее, то Джей на­ме­рен ре­а­ли­зо­вать гло­баль­ную уто­пи­че­скую идею. А имен­но: с по­мо­щью соб­ствен­ных ре­сур­сов со­здать по­се­лок с жи­лы­ми до­ма­ми, в ко­то­рых бес­плат­но мог­ли бы жить ма­ло­обес­пе­чен­ные лю­ди. По его за­дум­ке там же бу­дет функ­ци­о­ни­ро­вать мно­же­ство про­из­вод­ствен­ных це­хов. И доб­ро­по­ря­доч­ный че­ло­век из лю­бой точ­ки мира мо­жет при­е­хать и на­учить­ся че­му-то, что ему по ду­ше. К то­му мо­мен­ту он пла­ни­ру­ет на­ра­бо­тать со­от­вет­ству­ю­щую ре­пу­та­цию, и нуж­да­ю­щи­е­ся смо­гут быть уве­ре­ны в том, что в по­сел­ке им дей­стви­тель­но по­мо­гут.

А еще он меч­та­ет ис­ко­ре­нить про­фес­си­о­наль­ных по­про­ша­ек и ма­фию, ко­то­рая их кры­шу­ет. Вза­мен это­го луч­ше по­мочь тем, кто со­зда­ет улич­ный пер­фор­манс: му­зы­кан­там, по­этам, ар­ти­стам. Тем, кто хочет про­де­мон­стри­ро­вать свой та­лант в об­мен на бла­го­дар­ность пуб­ли­ки.

— Все про­бле­мы лю­дей от­то­го, что они жи­вут не так, как хо­тят, и за­ни­ма­ют­ся не тем, что им нра­вит­ся, — счи­та­ет бомж-ари­сто­крат. — Я стою на Ар­ба­те с таб­лич­кой, смот­рю на лю­дей и ду­маю: они же не ви­дят жиз­ни. Ес­ли врач им ска­жет, что оста­лось жить три го­да, не­уже­ли кто-то за­хо­чет про­дол­жать ра­бо­тать как про­кля­тый, све­та бе­ло­го не ви­дя? Уве­рен, что нет. Мой про­ект по­мо­жет по­нять, что не на­до ждать, сто­ит жить, де­лая то, что нра­вит­ся. И несмот­ря на то, что бы­ло мно­го мо­мен­тов, ко­гда мне хо­те­лось все бро­сить, я ни ра­зу не был на гра­ни. Я фи­зи­че­ски ис­то­щен, ис­тя­заю се­бя каж­дый день, но я все пре­одо­лею.

От­но­ше­ние к бом­жу-ари­сто­кра­ту у про­хо­жих — как на ули­цах го­ро­да, так и на про­сто­рах Все­мир­ной па­у­ти­ны — неод­но­знач­ное. Кто-то при­ни­ма­ет его экс­пе­ри­мент как на­смеш­ку над осталь­ны­ми людь­ми. «Пол­стра­ны так жи­вут. Иша­чат на дя­дю с утра до но­чи, де­тей рас­тят, вос­пи­ты­ва­ют, все успе­ва­ют и не жа­лу­ют­ся. А вы три дня ку­рье­ром по­ра­бо­та­ли и уже счи­та­е­те се­бя ве­ли­ко­му­че­ни­ком!» — та­кой крик ду­ши об­на­ру­жил­ся в ком­мен­та­рии в Ин­с­та­гра­ме под од­ним из по­след­них по­стов. Джей на это от­ве­ча­ет фи­ло­соф­ски: «Ко­му ка­жет­ся, что я хо­ро­шо устро­ил­ся, пусть по­про­бу­ет хо­тя бы на неде­лю по­вто­рить мой про­ект. Уве­рен, пре­тен­зий боль­ше не бу­дет».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.