«ОБОРОТНЯ В ПО­ГО­НАХ» ПРОСТИЛИ ЧЕ­РЕЗ 93 ГО­ДА

Вер­хов­ный суд пе­ре­смот­рел кор­руп­ци­он­ное де­ло по­ли­цей­ско­го из цар­ской Рос­сии

Moskovski Komsomolets - - ШОК - Ева МЕРКАЧЕВА.

Рос­сий­ские вла­сти по­смерт­но ре­а­би­ли­ти­ро­ва­ли по­ли­цей­ско­го цар­ской Рос­сии Алек­сея Яще­ро­ва, ко­то­рый во вре­мя ре­во­лю­ции 1905 го­да за­дер­жи­вал, из­би­вал и до­став­лял ра­бо­чих в суд, где их по­том при­го­ва­ри­ва­ли к ви­се­ли­це или ка­тор­ге. Вер­ный слу­га им­пе­ра­то­ра по­сле Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции 1917-го скрыл свое про­шлое и... стал на­чаль­ни­ком уг­ро­зыс­ка! Но боль­ше­ви­ки вско­ре об­ви­ни­ли его во взят­ках, рас­тра­тах и при­го­во­ри­ли к смерт­ной каз­ни, ко­то­рую, впро­чем, ми­ло­сти­во за­ме­ни­ли на вось­ми­лет­ний тю­рем­ный срок. Бы­ла ли кор­руп­ция или уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние ме­стью ра­бо­че­го клас­са, ко­то­рый в кон­це кон­цов узнал о том, кем был Яще­ров до свер­же­ния им­пе­ра­то­ра?

Об уни­каль­ном де­ле, ко­то­рое пе­ре­смот­рел Вер­хов­ный суд РФ спу­стя почти век, — в ма­те­ри­а­ле «МК».

Эта криминальная исто­рия началась так дав­но, что ни од­но­го сви­де­те­ля в жи­вых не оста­лось. Все, что у нас есть, — ар­хив­ные ма­те­ри­а­лы, ко­то­рые, на­до по­ла­гать, весь­ма од­но­бо­ки. Но даже в са­мом оди­оз­ном де­ле мож­но по­про­бо­вать до­ко­пать­ся до ис­ти­ны, тем бо­лее что у со­вре­мен­но­го пра­во­су­дия есть пре­иму­ще­ство — оно не за­ни­ма­ет ни сто­ро­ну слу­жи­те­лей им­пе­ра­то­ра, ни сто­ро­ну боль­ше­ви­ков.

Итак, Алек­сей Яще­ров ра­бо­тал в по­ли­ции в 1905–1906 го­дах в го­ро­де Сор­мо­во Ни­же­го­род­ской об­ла­сти в долж­но­сти уряд­ни­ка, а по­том по­ли­цей­ско­го над­зи­ра­те­ля. Го­ро­док был неболь­шим, рас­по­ла­гал­ся на пра­вом бе­ре­гу ре­ки Вол­ги в 10 вер­стах от Ниж­не­го Нов­го­ро­да. На 1899 год на­се­ле­ние со­став­ля­ло все­го 33 ты­ся­чи че­ло­век (21 753 муж­чин и 11 247 жен­щин). И почти все они тру­ди­лись на за­во­дах, ко­их в Сор­мо­ве бы­ло несколько, вклю­чая круп­ные су­до- и па­ро­во­зо­стро­и­тель­ный. В эн­цик­ло­пе­ди­че­ском сло­ва­ре Ф.А.Брок­гау­за и И.А.Ефро­на при­во­дят­ся дан­ные: «В 1897 г. бы­ло при­го­тов­ле­но 1857 ва­го­нов и плат­форм, 7 реч­ных па­ро­хо­дов».

На­до ли го­во­рить, что в та­ком ра­бо­чем го­род­ке в ре­во­лю­ци­он­ные дни 1905 го­да бы­ло очень неспо­кой­но? За­бав­ная па­рал­лель: и се­го­дня здесь (те­перь Сор­мо­во — часть Ниж­не­го Нов­го­ро­да, один из его рай­о­нов) ца­рят почти ре­во­лю­ци­он­ные на­стро­е­ния. Вот вы­держ­ки из све­жей прессы: «Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что внут­ри Ниж­не­го Нов­го­ро­да есть еще один го­род — Сор­мо­во, со сво­и­ми жи­те­ля­ми, ко­то­рые, недо­воль­ные, вы­хо­дят на ули­цу, устра­и­ва­ют по­та­сов­ки с по­ли­ци­ей, го­ня­ют на «ле­вых» ав­то­бу­сах, го­ло­су­ют за от­став­ку чи­нов­ни­ков, пи­шут пись­ма Пу­ти­ну».

Как бы там ни бы­ло, в да­ле­ком 1905 го­ду по­ли­цей­ский над­зи­ра­тель Яще­ров про­явил се­бя вер­ным за­щит­ни­ком цар­ско­го строя. Из ма­те­ри­а­лов де­ла сле­ду­ет, что он, ци­ти­рую, «по­дав­лял ре­во­лю­ци­он­ное дви­же­ние ра­бо­чих пу­тем аре­стов, об­лав, из­би­е­ний, на­прав­лял задержанных в суд, ко­то­рый осуж­дал их на тю­рем­ные сро­ки, ка­тор­ги, ви­се­ли­цы». Или вот дру­гая ци­та­та: «Про­яв­лял же­сто­кость, раз­го­нял со­брав­ших­ся ра­бо­чих и мир­ных жи­те­лей, бил их на­гай­кой и стре­лял в про­хо­жих».

В де­ле есть до­про­сы ра­бо­чих. Вот, к при­ме­ру, 17-лет­ний Г., аре­сто­ван­ный 17 ян­ва­ря 1906 го­да по подозрению в убийстве по­ли­цей­ско­го, уве­ря­ет, что Яще­ров же­сто­ко бил его вме­сте с дру­ги­ми по­ли­цей­ски­ми. Ес­ли ве­рить до­про­су 15-лет­не­го К., то над­зи­ра­тель Яще­ров уда­рил его ку­ла­ком по ли­цу за то, что он не вы­дал на­хо­дя­ще­го­ся в ро­зыс­ке бра­та. По­доб­ных фактов в де­ле (а оно бы­ло за­ве­де­но на Алек­сея Яще­ро­ва уже по­сле Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции) мас­са. От­дель­но в этом ря­ду сто­ит исто­рия с за­дер­жа­ни­ем ру­ко­во­ди­те­лей бо­е­вой дру­жи­ны ра­бо­чих. Яще­ров участ­во­вал в этой опе­ра­ции, при­чем один из про­ле­та­ри­ев был убит, дру­го­го лич­но наш ге­рой (или ан­ти­ге­рой?) до­став­лял в по­ли­цей­ский уча­сток и уда­рил его по до­ро­ге в ви­сок (это­го ра­бо­че­го в кон­це кон­цов по­ве­си­ли, и хоть ре­ше­ние при­ни­мал не Яще­ров, а суд, все рав­но гнев на­род­ный пал на по­ли­цей­ско­го). При­ве­ден еще один факт: над­зи­ра­тель лич­но за­крыл од­ну из ла­вок, ко­гда ре­шил, что день­ги, ко­то­рые она при­но­сит, идут на под­дер­жа­ние «ре­во­лю­ци­он­но­го эле­мен­та».

— В ма­те­ри­а­лах де­ла ни­че­го не ска­за­но про то, как сло­жи­лась судь­ба Яще­ро­ва по­сле 1906 го­да, — по­яс­ня­ет со­труд­ник Вер­хов­но­го су­да РФ. — Но там чет­ко про­пи­са­но, чем он за­ни­мал­ся по­сле Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции. Яще­ров пе­ре­ехал в дру­гой го­род под на­зва­ни­ем По­чи­нок, где его ни­кто не знал. Там он, скрыв свое про­шлое, за­нял долж­ность на­чаль­ни­ка управ­ле­ния уезд­но­го уго­лов­но­го ро­зыс­ка. На­до по­ла­гать, что как сы­щик он был до­воль­но та­лант­лив (все же имел об­ра­зо­ва­ние в от­ли­чие от боль­шин­ства но­во­при­зван­ных ми­ли­ци­о­не­ров из на­ро­да). Мы не зна­ем, ка­кие он пре­ступ­ле­ния рас­сле­до­вал, но есть до­ку­мен­ты, сви­де­тель­ству­ю­щие, что в мае 1921 го­да Яще­ров по­лу­чил по­вы­ше­ние, его пе­ре­ве­ли в Ниж­ний Нов­го­род, где он за­нял долж­ность на­чаль­ни­ка рай­он­ной вод­но-след­ствен­ной разыск­ной ми­ли­ции.

Аре­сто­ва­ли са­мо­го Яще­ро­ва в сен­тяб­ре 1923 го­да. Су­дя по все­му, кто-то из ра­бо­чих Сор­мо­ва встре­тил его в Ниж­нем Нов­го­ро­де и узнал в на­чаль­ни­ке ми­ли­ции бывшего по­ли­цей­ско­го над­зи­ра­те­ля. Пер­вое, что ему вме­ни­ли, — ста­тья 67 УК РСФСР (в редакции от 1922 го­да) «Ак­тив­ные дей­ствия и ак­тив­ная борь­ба про­тив ра­бо­че­го клас­са и ре­во­лю­ци­он­но­го дви­же­ния, про­яв­лен­ные на от­вет­ствен­ных долж­но­стях при цар­ском строе». Кста­ти, ка­ра­лась она смерт­ной каз­нью. По­том в де­ле по­яви­лось еще две ста­тьи — взят­ка и рас­тра­та. «Остав­шись вра­гом тру­дя­щих­ся, из ко­рыст­ных лич­ных по­буж­де­ний в 1921 го­ду по­лу­чил взят­ку в сум­ме 500 000 руб­лей от кас­си­ра де­бар­ка­де­ра, ули­чен­но­го в зло­упо­треб­ле­нии про­езд­ны­ми би­ле­та­ми, а та­к­же со­вер­шил рас­тра­ту де­нег в сум­ме 1 810 800 руб­лей».

29 ок­тяб­ря 1924 го­да Ни­же­го­род­ский гу­берн­ский суд вы­нес при­го­вор Яще­ро­ву, при­чем от­дель­но по каж­дой из трех ста­тей Уго­лов­но­го ко­дек­са: за взят­ку и рас­тра­ту 5 и 3 го­да ли­ше­ния сво­бо­ды со­от­вет­ствен­но, за борь­бу про­тив ра­бо­че­го клас­са — рас­стрел. В об­щем, как ни кру­ти, в со­во­куп­но­сти по­лу­ча­лась смерт­ная казнь. Од­на­ко суд по­жа­лел по­ли­цей­ско­го-ду­ше­гу­ба и при­ме­нил од­ну из ста­тей УК, ко­то­рая поз­во­ля­ет на­зна­чить в ис­клю­чи­тель­ных об­сто­я­тель­ствах «ни­же низ­ше­го» пре­де­ла. В слу­чае с Яще­ро­вым боль­ше­вист­ская Фе­ми­да учла, что он ра­нее не су­дим и имел успе­хи в долж­но­сти на­чаль­ни­ка ми­ли­ции (рас­кры­ва­е­мость пре­ступ­ле­ний при нем бы­ла хо­ро­шая). В ито­ге рас­стрел за­ме­ни­ли на 8 лет стро­гой изо­ля­ции с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства и «по­ра­же­ни­ем прав на 5 лет».

Вот имен­но этот при­го­вор от 1924 го­да и пе­ре­смат­ри­вал Вер­хов­ный суд. Как сло­жи­лась судь­ба са­мо­го Яще­ро­ва, увы, не из­вест­но. На за­се­да­ние не при­шел ни­кто из его по­том­ков (да и оста­лись ли они?). Сам процесс ини­ци­и­ро­ва­ла Ген­про­ку­ра­ту­ра. Во­об­ще за по­след­ние го­ды по хо­да­тай­ству ведомства бы­ли пе­ре­смот­ре­ны сот­ни ис­то­ри­че­ских дел. В ка­ких-то слу­ча­ях процесс ини­ци­и­ро­ва­ли род­ные, в ка­ких-то про­ку­ра­ту­ра де­ла­ла это са­ма в рам­ках за­ко­на о ре­а­би­ли­та­ции жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий. Но счи­тать та­кой жерт­вой над­зи­ра­те­ля цар­ской по­ли­ции до сих пор еще ни­ко­му в го­ло­ву не при­хо­ди­ло.

Су­деб­ная кол­ле­гия по уго­лов­ным де­лам Вер­хов­но­го су­да Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, пе­ре­смот­рев де­ло Яще­ро­ва, неожи­дан­но всту­пи­лась за его «чест­ное имя». Ра­зу­ме­ет­ся, все ма­те­ри­а­лы под­вер­га­лись ана­ли­зу с точ­ки зре­ния со­вре­мен­но­го рос­сий­ско­го пра­во­су­дия. И ока­за­лось, что до­ка­за­тельств ви­ны Яще­ро­ва изна­чаль­но бы­ло недо­ста­точ­но.

— Осуж­ден­ный Яще­ров ви­ны сво­ей не при­знал, — объ­яс­ня­ют в ВС. — Он от­ри­цал по­лу­че­ние взят­ки, го­во­рил, что кас­сир день­ги ему дей­стви­тель­но пред­ла­гал, но он то­го вы­гнал. Яще­ров уве­рял, что при этом при­сут­ство­ва­ли сви­де­те­ли, про­сил их до­про­сить, че­го сде­ла­но не бы­ло. И ес­ли кто брал взят­ку, то дру­гой ми­ли­ци­о­нер, ко­то­рый при­оста­но­вил про­то­кол о при­вле­че­нии к от­вет­ствен­но­сти кас­си­ра, про­да­вав­ше­го фик­тив­ные би­ле­ты. Нет до­ка­за­тельств, под­твер­жда­ю­щих ви­нов­ность Яще­ро­ва в со­вер­ше­нии рас­тра­ты. А рос­сий­ское за­ко­но­да­тель­ство чет­ко го­во­рит: бре­мя до­ка­зы­ва­ния ле­жит на сто­роне об­ви­не­ния, и все со­мне­ния в ви­нов­но­сти тол­ку­ют­ся в поль­зу об­ви­ня­е­мо­го.

Что ка­са­ет­ся «рас­стрель­ной» ста­тьи, то тут ВС за­нял ин­те­рес­ную по­зи­цию. Уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти за борь­бу про­тив ра­бо­че­го клас­са и ре­во­лю­ци­он­но­го дви­же­ния под­ле­жа­ли лишь ли­ца, за­ни­мав­шие от­вет­ствен­ные долж­но­сти при цар­ском строе, а Яще­ров к ним не от­но­сил­ся. Он, по мне­нию Фе­ми­ды, за­ни­мал низ­ший чин в уезд­ной по­ли­ции (мак­си­мум вре­мен­но ис­пол­нял обя­зан­но­сти по­ли­цей­ско­го над­зи­ра­те­ля). Вер­дикт су­да: Яще­ров вы­пол­нял при­ка­зы сво­е­го на­чаль­ства по на­ве­де­нию по­ряд­ка на вве­рен­ном ему участ­ке, дей­ствуя в ин­те­ре­сах за­кон­но су­ще­ству­ю­щей вла­сти на тот пе­ри­од, так что в его де­я­ни­ях от­сут­ству­ет со­став пре­ступ­ле­ний. При­го­вор ве­ко­вой дав­но­сти в от­но­ше­нии по­ли­цей­ско­го от­ме­ни­ли и при­зна­ли за ним пра­во на ре­а­би­ли­та­цию.

МНЕНИЕ ЭКС­ПЕР­ТА

— Это очень ин­те­рес­ное де­ло, — ком­мен­ти­ру­ет быв­ший на­чаль­ник Управ­ле­ния цен­траль­но­го ап­па­ра­та Про­ку­ра­ту­ры Со­ю­за ССР, эксна­чаль­ник Управ­ле­ния юстиции го­ро­да Моск­вы Юрий Ко­ста­нов. — Уго­лов­ный ко­декс 1922 го­да был жест­ким, с яв­ным клас­со­вым под­хо­дом (по прин­ци­пу «кто не с на­ми, тот про­тив нас, и та­ко­го на­до на­ка­зы­вать вплоть до выс­шей ме­ры»). Но в то же вре­мя бы­ла нор­ма о воз­мож­но­сти дать «ни­же низ­ше­го», что озна­ча­ет: несмот­ря на жест­кость жиз­ни и раз­ру­ху, в стране за­рож­да­лось нор­маль­ное пра­во­су­дие. Имен­но за­рож­да­лось, по­то­му что по­ня­тия пре­зумп­ции неви­нов­но­сти то­гда не бы­ло. По­то­му и не ста­ли до­пра­ши­вать сви­де­те­лей в поль­зу Яще­ро­ва и во­об­ще все со­мне­ния трак­то­ва­ли не в его поль­зу. Про­шло почти сто лет, и мы ви­дим, как все из­ме­ни­лось. Ре­ше­ние Вер­хов­но­го су­да — это про­яв­ле­ние ци­ви­ли­зо­ван­но­го под­хо­да к пра­во­су­дию. Во­об­ще все за­ко­ны, ко­то­рые смяг­ча­ют по­ло­же­ние или во­об­ще устра­ня­ют уго­лов­ную от­вет­ствен­ность, име­ют об­рат­ную си­лу. Се­го­дняш­ний за­кон улуч­ша­ет по­ло­же­ние осуж­ден­но­го Яще­ро­ва, а зна­чит, нуж­но его при­ме­нять. Все ре­а­би­ли­та­ци­он­ные де­ла на этом прин­ци­пе и ос­но­ва­ны.

Ра­бо­че­кре­стьян­ская крас­ная ми­ли­ция.

Цар­ская по­ли­ция в 1905 го­ду.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.