ПО­СЛЕД­НЯЯ ЗА­СТА­ВА — БЕЗ КАБАКА

В един­ствен­ном со­хра­нив­шем­ся зда­нии сто­лич­ной та­мож­ни XIX ве­ка сей­час рас­по­ло­жи­лась двор­ниц­кая

Moskovski Komsomolets - - ГОРОДОВОЙ - Да­рья ТЮКОВА.

От зда­ния редакции «Мос­ков­ско­го ком­со­моль­ца» до бли­жай­ших ка­фе и за­ку­соч­ных мы про­бе­га­ем почти каж­дый день, од­на­ко по сто­ро­нам смот­реть не­ко­гда — все в хло­по­тах... Не­боль­шое зда­ние свет­ло-го­лу­бо­го цве­та, спря­тан­ное за де­ре­вья­ми в пар­ке Де­кабрь­ско­го вос­ста­ния, оста­ет­ся неза­ме­чен­ным — сто­ит до­мик и сто­ит.

Ино­гда его от­кры­ва­ют: там двор­ни­ки хра­нят чи­стя­щие сред­ства и мет­лы.

— Что это? Не зна­ем, нам про­сто клю­чи да­ли, ска­за­ли, что мы мо­жем тут пе­ре­оде­вать­ся, — объ­яс­ни­ли двое ра­бо­чих в фор­мен­ных оран­же­вых жи­ле­тах, от­крыв де­ре­вян­ную дверь с об­лу­пив­шей­ся крас­кой.

Внут­ри — две тем­ные ком­нат­ки, каж­дая ед­ва ли не по пять метров, тем­ные гряз­ные окош­ки, при­чем неко­то­рые по­би­тые. Ни­че­го при­ме­ча­тель­но­го. Ну раз­ве что кро­ме фак­та, что эта двор­ниц­кая под­соб­ка уни­каль­на — это со­хра­нив­ша­я­ся кор­де­гар­дия Прес­нен­ской за­ста­вы.

«На Ка­мер-Кол­леж­ском ва­лу бы­ло 18 за­став, каж­дая из ко­то­рых име­ла по два неболь­ших стро­е­ния, где по­ме­ща­лась стра­жа, — кор­де­гар­дии. Все они бы­ли раз­ру­ше­ны, а со­хра­ни­лась лишь од­на — в пар­ке Де­кабрь­ско­го вос­ста­ния», — ска­за­но в ис­то­ри­че­ской справ­ке на пор­та­ле «Узнай Моск­ву».

Че­рез за­ста­ву

Три сто­ле­тия назад, для то­го что­бы тор­го­вать в Москве, нуж­но бы­ло упла­тить та­мо­жен­ную по­шли­ну и про­ехать че­рез за­ста­ву — гра­ни­цу Моск­вы. В се­ре­дине XVIII ве­ка, в 1730–1740-х го­дах, этой гра­ни­цей стал Ка­мер-Кол­леж­ский вал — осо­бая на­сыпь, стро­и­тель­ство ко­то­рой ини­ци­и­ро­ва­ли мос­ков­ские куп­цы. Тем са­мым они хо­те­ли обез­опа­сить се­бя от кон­ку­рен­тов. О его рас­по­ло­же­нии на­по­ми­на­ют се­го­дня сто­лич­ные то­по­ни­мы: где «вал» — Прес­нен­ский, Гру­зин­ский, Сер­пу­хов­ский или Ро­гож­ский, — там и бы­ла на­сыпь.

Хо­тя са­мо на­зва­ние «вал» за­став­ля­ет ду­мать о во­ен­ном укреп­ле­нии, на са­мом де­ле он не обо­ро­ни­тель­ный, а ис­клю­чи­тель­но та­мо­жен­ный. Там и бы­ли по­стро­е­ны спе­ци­аль­ные за­ста­вы, со­хра­нив­ши­е­ся на фо­то­гра­фи­ях XIX сто­ле­тия. Все­го их бы­ло 18, и каж­дая но­си­ла на­зва­ние в честь до­ро­ги, на ко­то­рой она сто­я­ла. За­ста­вы лик­ви­ди­ро­ва­ли в 1852 го­ду.

В гра­ни­цах ва­ла бы­ла по­став­ле­на Три­ум­фаль­ная ар­ка в честь по­бе­ды над На­по­лео­ном (на­пом­ним, что сна­ча­ла ар­ка сто­я­ла на площади Твер­ской за­ста­вы у Бе­ло­рус­ско­го вок­за­ла, и только в 1960-х го­дах «пе­ре­еха­ла» на Ку­ту­зов­ский про­спект).

— Хо­тя са­ма по се­бе ар­ка не бы­ла та­мо­жен­ной, воз­ле нее, как воз­ле лю­бо­го въез­да в го­род, бы­ли два па­ви­льо­на, где про­ве­ря­ли то­ва­ры. Есть гра­вю­ра «Вы­езд На­по­лео­на из Моск­вы», где как раз вид­ны два обе­лис­ка — это бы­ло стан­дарт­ное оформ­ле­ние лю­бой за­ста­вы: два обе­лис­ка и меж­ду ни­ми по­строй­ка с ар­ка­ми. Во мно­гих ме­стах они со­хра­ни­лись до се­ре­ди­ны XX ве­ка, — рас­ска­зы­ва­ет моск­во­вед Алек­сандр Фро­лов. — Но функ­ци­о­ни­ро­вать они пе­ре­ста­ли, ко­гда пе­ре­ста­ли су­ще­ство­вать та­мо­жен­ные гра­ни­цы внут­ри го­су­дар­ства.

Про­изо­шло это в 1754 го­ду, хо­тя вы­бо­роч­ная проверка документов осу­ществ­ля­лась там и по­сле это­го. С од­ной сто­ро­ны, су­ще­ство­ва­ние за­став под­дер­жи­ва­ло мест­ных куп­цов, ограж­дая их от кон­ку­рен­тов. С дру­гой сто­ро­ны, ме­ша­ло раз­ви­тию эко­но­ми­ки. Од­на­ко сам по се­бе Ка­мер-Кол­леж­ский вал бес­смыс­лен­ным не был — в на­ча­ле XIX ве­ка он пре­вра­тил­ся в ад­ми­ни­стра­тив­ную гра­ни­цу го­ро­да.

Сей­час о су­ще­ство­ва­нии этих то­чек на­по­ми­на­ют са­ми назва­ния пло­ща­дей — Сер­пу­хов­ская За­ста­ва, Твер­ская За­ста­ва и дру­гие. При­чем по­яви­лись они от­нюдь не слу­чай­но — как пи­шет ис­то­рик Му­ра­вьев, план вос­ста­нов­ле­ния Моск­вы по­сле по­жа­ра 1812 го­да пред­по­ла­гал на всех за­ста­вах Ка­мер-Кол­леж­ско­го ва­ла устрой­ство «пра­виль­ных» пло­ща­дей, что и бы­ло осу­ществ­ле­но. От­ча­сти этот прин­цип по­вто­ря­ет­ся сей­час, два сто­ле­тия спу­стя, ко­гда го­род­ское бла­го­устрой­ство пред­пи­сы­ва­ет пре­вра­тить все еще да­ле­кие от цен­тра го­ро­да тер­ри­то­рии в удоб­ное пе­ше­ход­ное об­ще­ствен­ное про­стран­ство.

От Щип­ка до За­це­пы

Са­мо по­ня­тие за­ста­вы по­яви­лось рань­ше, чем был на­сы­пан Ка­мер-Кол­леж­ский вал. На­ли­чие та­мо­жен­ных гра­ниц внут­ри го­су­дар­ства па­губ­но вли­я­ет на эко­но­ми­ку, од­на­ко в до­ре­во­лю­ци­он­ной Москве вряд ли об этом за­ду­мы­ва­лись все­рьез: прак­ти­че­ски все гра­ни­цы го­ро­да бы­ли в первую оче­редь гра­ни­ца­ми та­мо­жен­ны­ми. Тор­гов­цам там при­хо­ди­лось тор­мо­зить и де­мон­стри­ро­вать, что имен­но они ве­зут. От­ту­да на­зва­ние — та­мож­ня зва­лась за­ста­вой, и упо­ми­на­ния о первых от­но­сят­ся еще к XVII ве­ку: то­гда они рас­по­ла­га­лись на ны­неш­нем Са­до­вом коль­це, ста­рой гра­ни­це Зем­ля­но­го го­ро­да.

— В первую оче­редь это бы­ли ал­ко­голь­ные за­ста­вы. Куп­цов про­ве­ря­ли на пред­мет неза­кон­но­го вво­за спирт­ных на­пит­ков. Есть ле­ген­да, что имен­но от это­го пошло на­зва­ние од­ной из улиц меж­ду стан­ци­я­ми мет­ро «Сер­пу­хов­ская» и «Па­ве­лец­кая». Там на­хо­дит­ся ули­ца За­це­па — яко­бы там сто­я­ла оче­редь на за­ста­ву вдоль це­пи, от­сю­да на­зва­ние, — объ­яс­ня­ет моск­во­вед Алек­сандр Фро­лов.

Дру­гая вер­сия гла­сит, что за­цеп — это длин­ный ин­стру­мент, ко­то­рым во­ро­ши­ли се­но, про­ве­ряя, не спря­та­но ли в глу­бине бу­ты­лок. Так же, кста­ти, объ­яс­ня­ет­ся на­зва­ние ули­цы Щи­пок — на ней про­ез­жа­ю­щие во­зы щи­па­ли, «щу­па­ли», вы­ис­ки­вая кон­тра­бан­ду. Дру­гой вер­сии про­ис­хож­де­ния назва­ния до сих пор нет.

Впро­чем, не все го­то­вы бы­ли под­вер­гать­ся до­смот­ру.

Пе­ред во­ро­та­ми об­ра­зо­вы­ва­лись рын­ки: про­дав­цам хо­те­лось из­ба­вить­ся от то­ва­ра до пе­ре­се­че­ния та­мо­жен­ной гра­ни­цы, оста­вив непри­ят­ное пра­во упла­тить по­шли­ну по­ку­па­те­лям. Кста­ти, один из та­ких рын­ков — За­цеп­ский, уце­лел аж до 1970-х го­дов — прямой на­след­ник рын­ка, рас­по­ла­гав­ше­го­ся у гра­ниц Зем­ля­но­го го­ро­да. То же са­мое про­ис­хо­ди­ло с пи­тей­ны­ми за­ве­де­ни­я­ми.

— Во­об­ще за­ста­ва — это очень важ­ный эле­мент ми­ро­ощу­ще­ния в XVIII ве­ке, со­всем не то, что ис­пы­ты­ва­ем мы, пе­ре­се­кая гра­ни­цу Моск­вы и Под­мос­ко­вья. За­ста­ва — это стро­гий до­смотр, осо­бен­но кре­стьян, ко­то­рые ста­ра­лись сре­ди яб­лок и пше­ни­цы про­вез­ти спирт­ное, — го­во­рит моск­во­вед Па­вел Гни­ло­ры­бов. — В гу­бер­нии ал­ко­голь сто­ил де­шев­ле, по­это­му к лю­бым за­ста­вам ле­пи­лись ка­ба­ки, по­то­му что ад­ми­ни­стра­тив­но это уже Мос­ков­ская гу­бер­ния.

Из­вест­ная кар­ти­на Ва­си­лия Пе­ро­ва «По­след­ний ка­бак у за­ста­вы» поз­во­ля­ет по­нять, что это бы­ло на са­мом де­ле — по­пыт­ка как мож­но ско­рее до­пить то, что мож­но до­пить.

На­при­мер, Мыт­ная ули­ца — еще од­но го­во­ря­щее на­зва­ние — по­лу­чи­ла на­зва­ние в честь Мыт­но­го дво­ра. Сло­вом «мыт» обо­зна­чал­ся та­мо­жен­ный взнос, ко­то­рый упла­чи­ва­ли за при­ве­зен­ный в столицу то­вар (ча­ще за скот). Ули­ца тя­нет­ся от Ка­луж­ской за­ста­вы (Зем­ля­ной го­род) до Сер­пу­хов­ской за­ста­вы на Ка­мерКол­леж­ском ва­лу, то есть со­еди­ня­ет как будто две та­мо­жен­ные эпо­хи, силь­но от­ли­ча­ю­щи­е­ся друг от дру­га хо­тя бы внешне.

А до­мик в пар­ке Де­кабрь­ско­го вос­ста­ния так и сто­ит... Ре­дак­ция «МК» на­пра­ви­ла за­прос в сто­лич­ный Де­пар­та­мент куль­тур­но­го на­сле­дия с прось­бой уточ­нить, не об­суж­дал­ся ли во­прос при­сво­е­ния ему осо­бо­го ста­ту­са, но от­ве­та мы так и не по­лу­чи­ли. Не смог­ли нам ни­че­го объ­яс­нить и в упра­ве Прес­нен­ско­го рай­о­на. А ведь двух­ком­нат­ное по­ме­ще­ние, тем бо­лее в пар­ке, мож­но бы­ло бы ис­поль­зо­вать ку­да как ин­те­рес­нее — на­при­мер, от­крыть не­боль­шое ка­фе, как пред­ла­га­ют мест­ные жи­те­ли. И ор­га­ни­зо­вать не­боль­шой му­зей мос­ков­ской та­мож­ни — об этом уже го­во­рят кра­е­ве­ды. Од­на­ко все это по­ка лишь раз­го­во­ры...

По­след­нее со­хра­нив­ше­е­ся зда­ние та­мо­жен­ной за­ста­вы XIX ве­ка.

Кар­ти­на Ва­си­лия Пе­ро­ва «По­след­ний ка­бак у за­ста­вы».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.