Эд­мунд ШКЛЯРСКИЙ: «НЕ ПО­НИ­МАЮ БЕССИЛИЯ, КО­ТО­РОЕ ВЫ­ДА­ЕТ­СЯ ЗА ИСКУССТВО»

Moskovski Komsomolets - - ДОКТОР -

часть сце­ни­че­ско­го во­пло­ще­ния. И для нас очень важ­ны кон­цер­ты.

С мо­мен­та вы­хо­да преды­ду­ще­го аль­бо­ма — «Чу­же­стра­нец» — про­шло три го­да. Что за это вре­мя из­ме­ни­лось в груп­пе, а что оста­лось преж­ним?

Один из по­ло­жи­тель­ных мо­мен­тов как раз в том, что ни­че­го по су­ти не из­ме­ни­лось. Все жи­вы и здо­ро­вы, мы про­дол­жа­ем вы­сту­пать в том же со­ста­ве. Ес­ли все-та­ки го­во­рить о неких пе­ре­ме­нах, мы ак­тив­но ис­поль­зу­ем для под­го­тов­ки но­вой кон­церт­ной про­грам­мы и но­вые тех­но­ло­гии. Мы все­гда ста­ра­лись де­лать свои шоу на вы­со­ком уровне, а сей­час они ста­но­вят­ся еще бо­лее тех­но­ло­гич­ны­ми. Мы ис­поль­зу­ем но­вые де­ко­ра­ции, те ве­щи, ко­то­рых рань­ше у нас про­сто не бы­ло. Все это ка­са­ет­ся внеш­не­го оформ­ле­ния, внут­ри все оста­ет­ся неиз­мен­ным.

Рас­ска­жи­те про сбор­ник «35», ко­то­рый был вы­пу­щен к юби­лею «Пик­ни­ка».

Я до­ста­точ­но про­хлад­но от­но­шусь к сбор­ни­кам и сам не очень люб­лю их слу­шать. Я люб­лю аль­бо­мы, счи­таю, что каж­дая пес­ня в них долж­на быть на сво­ем ме­сте, и слу­шаю их от на­ча­ла до конца. Сбор­ник — это все-та­ки ком­пи­ля­ция, там нет та­кой дра­ма­тур­гии, даже ес­ли это со­бра­ние луч­ших пе­сен.

Как про­шел юби­лей­ный тур?

Мы сна­ча­ла дол­го му­чи­лись с на­зва­ни­ем. 35 — не очень по­нят­ная циф­ра, и мы так ее и не обыг­ра­ли. От юби­лей­но­го ту­ра мы пе­ре­хо­дим к бо­лее кон­цеп­ту­аль­но­му ту­ру, ко­то­рый по­свя­щен вы­хо­ду пла­стин­ки. Ес­ли еще го­во­рить о юби­лей­ном турне, в нем мы играли, на­при­мер, пес­ню «Ие­ро­глиф», ко­то­рая неча­сто зву­чит на на­ших кон­цер­тах. Та­кие ком­по­зи­ции мы ис­пол­ня­ем по круг­лым да­там.

Как вы са­ми от­но­си­тесь к этим круг­лым да­там? Под­во­ди­те ли ито­ги?

Круг­лые да­ты боль­ше лю­бят ор­га­ни­за­то­ры кон­цер­тов. Пом­ню, с лег­кой ру­ки ор­га­ни­за­то­ров на­ших вы­ступ­ле­ний во Вла­ди­во­сто­ке мы два го­да под­ряд да­ва­ли там юби­лей­ные кон­цер­ты по по­во­ду 25-ле­тия ко­ман­ды…

Есть ли осо­зна­ние то­го, что с на­ча­ла пути про­шло несколько де­сят­ков лет? Или эти го­ды про­ле­те­ли на од­ном ды­ха­нии?

Мы не­дав­но бы­ли на кон­цер­те Стин­га, а ско­ро едем на Rolling Stones. Мож­но по­за­ви­до­вать этим ге­ро­ям, хо­тя они очень мно­го лет на сцене. Мне ка­жет­ся, все за­ви­сит от внут­рен­не­го со­сто­я­ния и со­дер­жа­ния, от то­го, нас­коль­ко че­ло­век хочет про­дол­жать вы­сту­пать, не об­ле­нил­ся ли он. Мы не от­но­сим­ся к тем ар­ти­стам, ко­то­рым невы­но­си­мо за­ни­мать­ся му­зы­кой. (Сме­ет­ся.) Пом­ню, еще в мо­ло­до­сти, ко­гда мы на­чи­на­ли иг­рать, то хо­те­ли по­ско­рее бро­сить все свои ос­нов­ные ра­бо­ты, что­бы все­це­ло по­свя­тить се­бя му­зы­ке, пу­те­ше­ство­вать с кон­цер­та­ми. Пе­ре­ез­ды, га­стро­ли все­гда бы­ли неотъ­ем­ле­мой ча­стью на­шей жиз­ни. Мо­ряк от­прав­ля­ет­ся в пла­ва­ние не по­то­му, что не лю­бит зем­лю, а по­то­му, что его все вре­мя вле­кут ка­кие-то пе­ре­ме­ны. И сме­на де­ко­ра­ций, об­ра­за жиз­ни дер­жит его в опре­де­лен­ном то­ну­се. Так же и в на­шем слу­чае.

Про­дол­жая те­му пе­ре­мен: ка­кие точ­ки пути в ис­то­рии «Пик­ни­ка» ста­ли по­во­рот­ны­ми?

Та­кие мо­мен­ты, ко­неч­но, бы­ли, но осо­знать их зна­чи­мость мож­но только пост­фак­тум. Ко­гда про­ис­хо­дят ка­кие-то со­бы­тия, ты изна­чаль­но не мо­жешь спро­гно­зи­ро­вать, ка­кое вли­я­ние они ока­жут, нас­коль­ко будут важ­ны­ми. Ко­гда мы за­пи­сы­ва­ли свой пер­вый аль­бом «Дым», мы не ду­ма­ли о том, за­чем мы это де­ла­ем, к че­му это при­ве­дет… Во­лей слу­чая пла­стин­ка разо­шлась по стране, и бла­го­да­ря ей о груп­пе узна­ли. По­том зна­ко­вым со­бы­ти­ем стал вы­ход пер­вой дол­го­ждан­ной ви­ни­ло­вой пла­стин­ки «Ие­ро­глиф». По­том бы­ло дол­гое за­ти­шье: в те­че­ние 10 лет мно­гое в му­зы­каль­ном ми­ре ло­ма­лось, кон­церт­ные агент­ства пре­кра­ща­ли свое су­ще­ство­ва­ние… Мо­жет быть, кто-то и вспо­ми­на­ет 1990-е с но­сталь­ги­ей, но для нас это бы­ли са­мые тоск­ли­вые вре­ме­на, и только в 2000-х го­дах от­кры­лось вто­рое ды­ха­ние, и мы про­дол­жи­ли га­стро­ли­ро­вать столь­ко, сколь­ко мы хо­тим.

В про­шлом го­ду у вас вы­шел клип на од­ну из са­мых из­вест­ных пе­сен «Пик­ни­ка» — «Мы как тре­пет­ные пти­цы». Он стал ви­део­саунд­тре­ком к филь­му «Пти­ца». Как сло­жи­лась эта исто­рия?

На од­ной из фо­то­сес­сий на­ше­го дру­га-фо­то­гра­фа мы слу­чай­но встре­ти­лись с Ива­ном Ох­ло­быст­и­ным, ко­то­рый сыг­рал в этом филь­ме, и его ре­жис­се­ром Ксе­ни­ей Бас­ка­ко­вой. Ей очень по­нра­ви­лась эта пес­ня, и она по­до­шла для кар­ти­ны. Нас­коль­ко ор­га­нич­ным по­лу­чи­лось ви­део­во­пло­ще­ние, су­дить не нам: в том, что ка­са­ет­ся со­зда­ния кли­пов, мы все­гда все­це­ло от­да­ем се­бя в ру­ки ре­жис­се­ра с его ви­де­ни­ем. У каж­до­го своя сфе­ра де­я­тель­но­сти.

По­ми­мо му­зы­ки вы за­ни­ма­е­тесь и дру­ги­ми ви­да­ми ис­кус­ства — жи­во­пи­сью, ли­те­ра­ту­рой… Так или ина­че, в том, что вы со­зда­е­те, есть некое еди­ное ды­ха­ние. Как фор­ми­ро­вал­ся ин­те­рес к ми­сти­че­ской, мрач­ной те­ма­ти­ке?

Я мо­гу на­звать не так мно­го ве­щей, ко­то­рые по­вли­я­ли на то, ка­ким яв­ля­ет­ся твор­че­ство «Пик­ни­ка». Это бы­ла в первую оче­редь, как ни стран­но, сюр­ре­а­ли­сти­че­ская живопись. По­том, ко­неч­но, му­зы­ка The Beatles, Rolling Stones, Led Zeppelin, Джим­ми Хенд­рик­са и дру­гих куль­то­вых пер­со­на­жей. Но все-та­ки тек­сто­вое со­дер­жа­ние рож­да­лось от впе­чат­ле­ний, ко­то­рые вы­зы­ва­ли у ме­ня имен­но кар­ти­ны. Кро­ме то­го, для ме­ня ста­ла очень важ­ным филь­тром, сквозь ко­то­рый я смот­рю на то, что де­лаю, ки­тай­ская фи­ло­со­фия.

Я знаю, что у вас бы­ли сов­мест­ные твор­че­ские опы­ты с те­ат­ром «Чер­но­еНе­боБе­лое». С ка­ки­ми еще со­вре­мен­ны­ми те­ат­ра­ми вам бы­ло бы интересно по­ра­бо­тать?

Этот опыт был до­ста­точ­но по­верх­ност­ный. Мы по­смот­ре­ли, что де­ла­ет труп­па те­ат­ра, и по­ду­ма­ли о том, что нам мо­жет из это­го при­го­дить­ся. Нам близ­ка их эс­те­ти­ка. Но, с дру­гой сто­ро­ны, у нас не бы­ло се­рьез­но­го вза­им­но­го про­ник­но­ве­ния, мас­штаб­но­го сов­мест­но­го про­ек­та, ско­рее — со­при­кос­но­ве­ние по ка­са­тель­ной. А так с на­ми по­сто­ян­но ра­бо­та­ет наш ар­тист Игорь Ва­си­льев. Он мно­го­лик, мо­жет изоб­ра­жать мно­же­ство пер­со­на­жей, и ино­гда зри­те­ли ду­ма­ют, что это несколько ар­ти­стов. Так что мы про­дол­жа­ем жить сво­ей жиз­нью, не при­вле­кая до­пол­ни­тель­ные си­лы. На­та­лья МА­ЛА­ХО­ВА.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.