ИДЕ­А­ЛИ­СТЫ ИЗ ПРА­ВИ­ТЕЛЬ­СТВА

Минэко­но­мраз­ви­тия обе­ща­ет но­вый про­гноз

Moskovski Komsomolets - - СЕГО ДНЯ - Ни­ко­лай ВАРДУЛЬ

Вза­и­мо­от­но­ше­ния рос­сий­ских вла­стей и эко­но­ми­ки непо­сто­ян­ны. То власть обе­ща­ет но­вый подъ­ем, а экономика, мяг­ко го­во­ря, не то­ро­пит­ся, то власть зад­ним чис­лом и с боль­шой на­тяж­кой мо­жет объ­яс­нить вне­зап­но слу­чив­ший­ся эко­но­ми­че­ский ры­вок там, где его не жда­ли. От­ку­да же то­гда в за­го­лов­ке «иде­ал» да и что это во­об­ще та­кое?

Ря­до­вые граж­дане и власть ждут от эко­но­ми­ки раз­но­го. Граж­дане — роста до­хо­дов, и не по под­сче­там Рос­ста­та, а ощу­ти­мых в се­мей­ном бюд­же­те, но­вых ра­бо­чих мест, сни­же­ния цен, сни­же­ния ста­вок по кре­ди­там. Власть то­же ра­да низ­кой ин­фля­ции, ко­то­рая, в част­но­сти, под­ни­ма­ет из от­ри­ца­тель­ных зна­че­ний ре­аль­ные до­хо­ды. Но на са­мом де­ле ее боль­ше за­бо­тит дру­гое. Преж­де все­го — со­сто­я­ние бюд­же­та. По­то­му что это и есть те «за­кро­ма», ко­то­рые чем пол­нее, тем боль­ше сте­пе­ней сво­бо­ды в ис­поль­зо­ва­нии гос­средств.

На од­ном из ток-шоу на те­ле­ви­де­нии пред­се­да­тель Счет­ной па­ла­ты Та­тья­на Го­ли­ко­ва од­на­жды об­мол­ви­лась, что 2009 год «мы про­шли хо­ро­шо». Мне по­вез­ло участ­во­вать в той же про­грам­ме, и я на­пом­нил, что то­гда па­де­ние ВВП Рос­сии со­ста­ви­ло 7,8%, это был худ­ший по­ка­за­тель сре­ди стран «Боль­шой два­дцат­ки». Что же в этом хо­ро­ше­го? Го­ли­ко­ва уточ­ни­ла: «Я име­ла в ви­ду бюд­жет». По­ни­маю, Счет­ная па­ла­та за­ни­ма­ет­ся не всей эко­но­ми­кой, а кон­тро­лем за ис­поль­зо­ва­ни­ем гос­средств — бюд­же­том преж­де все­го, но все рав­но ого­вор­ка, что на­зы­ва­ет­ся, по Фрей­ду.

Ко­неч­но, со­хра­не­ние от­но­си­тель­но ши­ро­ких воз­мож­но­стей бюд­же­та в 2009 го­ду (за счет тех са­мых ре­зерв­ных фон­дов, ко­то­рых не бы­ло бы, ес­ли бы, как пред­ла­га­ют мно­гие по­пу­ли­сты от эко­но­ми­ки, сверх­до­хо­ды бюд­же­та не сбе­ре­га­лись в том чис­ле в бу­ма­гах каз­на­чей­ства США, а вкла­ды­ва­лись бы в эко­но­ми­ку) поз­во­ли­ло смяг­чить мно­гие эко­но­ми­че­ские и преж­де все­го со­ци­аль­ные про­яв­ле­ния кри­зи­са. Увы, преж­них ре­зер­вов уже нет. Но в лю­бом слу­чае для вла­сти при­о­ри­тет­ны ин­те­ре­сы бюд­же­та, а не эко­но­ми­ки в це­лом.

Ес­ли бюд­жет — это об­щий ба­ланс воз­мож­но­стей и на­ме­ре­ний го­су­дар­ства, то пла­теж­ный ба­ланс — это по­ка­за­тель те­ку­щей внеш­ней уяз­ви­мо­сти или неуяз­ви­мо­сти эко­но­ми­ки. Он то­же ва­жен для вла­сти.

Оба эти ин­ди­ка­то­ра се­год­ня по­чти лу­чат­ся оп­ти­миз­мом. По по­след­ним дан­ным ЦБ, про­фи­цит те­ку­ще­го сче­та пла­теж­но­го ба­лан­са со­ста­вил в ок­тяб­ре $2,3 млрд, то­гда как год на­зад был де­фи­цит в $0,4 млрд. За 10 ме­ся­цев 2017 го­да про­фи­цит со­ста­вил $28,9 млрд, по­чти вдвое боль­ше, чем год на­зад ($14,9 млрд).

Есть, прав­да, и нега­тив. Ес­ли об­ра­тить вни­ма­ние на счет дви­же­ния ка­пи­та­лов, то вы­яс­нит­ся, что его де­фи­цит в ок­тяб­ре со­ста­вил $2,8 млрд, то есть сум­му, пре­вы­ша­ю­щую про­фи­цит по те­ку­щим опе­ра­ци­ям. Но в це­лом все вы­гля­дит су­ще­ствен­но луч­ше, чем год на­зад. Ес­ли же об­ра­тить­ся к бюд­же­ту, то с ним то­же все под кон­тро­лем, а бу­дет, как обе­ща­ет ми­нистр эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Мак­сим Ореш­кин, еще луч­ше. Об этом по­за­бо­тит­ся, как и о пла­теж­ном ба­лан­се, нефть. «Я ду­маю, про­гно­зы на­ши по неф­ти с вы­со­кой ве­ро­ят­но­стью бу­дут по­вы­шать­ся, и по 2017 го­ду она ока­жет­ся, ко­неч­но, вы­ше на­ше­го про­гно­за. И в 2018 го­ду, ко­гда мы в ап­ре­ле бу­дем пе­ре­смат­ри­вать, с вы­со­кой ве­ро­ят­но­стью про­гноз цен на нефть по­вы­сим. Как ми­ни­мум на уро­вень $50 за бар­рель, мо­жет быть, и вы­ше» — вот так вы­гля­дит неф­тя­ное бу­ду­щее по Ореш­ки­ну, в те­ку­щем про­гно­зе це­на бар­ре­ля в 2018 го­ду за­фик­си­ро­ва­на в $43,8.

Да, нефть де­ла­ет, что мо­жет. Но для пра­ви­тель­ства и ЦБ ны­неш­нее со­сто­я­ние при­бли­же­но к иде­аль­но­му. На­столь­ко, что мож­но обес­пе­чить и ви­шен­ку на тор­те. Это неустой­чи­вость и сла­бость руб­ля, не­смот­ря на вы­со­кие це­ны на нефть. Сла­бость руб­ля вы­го­да и с точ­ки зре­ния руб­ле­во­го по­пол­не­ния бюд­же­та от неф­тя­ных цен, и с точ­ки зре­ния под­тал­ки­ва­ния эко­но­ми­ки к ро­сту. А уж обес­пе­чить неза­ви­си­мость руб­ля от неф­ти в сто­ро­ну сни­же­ния ва­лют­но­го кур­са нетруд­но. Это и за­куп­ки ва­лю­ты Мин­фи­ном, и но­вые ва­лют­ные кре­ди­ты гос­бан­ков, и боль­шая сво­бо­да рук ЦБ в сни­же­нии про­цент­ной став­ки.

Со­че­та­ние на­деж­но­го бюд­же­та, не вы­зы­ва­ю­ще­го бес­по­кой­ства пла­теж­но­го ба­лан­са с от­но­си­тель­но сла­бым руб­лем, — это и есть иде­ал для пра­ви­тель­ства и ЦБ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.