РОС­СИЙ­СКИЙ РЕ­ЖИС­СЕР ЮХАНАНОВ ПРИ­ДУ­МАЛ, КАК ПОМИРИТЬ ИЗ­РА­ИЛЬ С ПАЛЕСТИНОЙ

Ви­део­ин­стал­ля­ция в Элек­тро­те­ат­ре та­ет на кам­нях

Moskovski Komsomolets - - СЕГО ДНЯ - Ма­ри­на РАЙ­КИ­НА.

Худрук Элек­тро­те­ат­ра «Ста­ни­слав­ский» Бо­рис Юхананов зна­ет, как при­ми­рить Из­ра­иль и Па­ле­сти­ну, ев­ре­ев и ара­бов. Об этом он за­явил на ме­ро­при­я­тии, не име­ю­щем ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к по­ли­ти­ке и меж­го­су­дар­ствен­ным вза­и­мо­от­но­ше­ни­ям. «Та­ю­щий Апо­ка­лип­сис» — так на­зы­ва­ет­ся трех­ка­наль­ная ви­део­ин­стал­ля­ция, раз­вер­ну­тая в Элек­тро­те­ат­ре в рам­ках фе­сти­ва­ля NET.

В фойе са­мо­го, по­жа­луй, де­мо­кра­тич­но­го и при­ят­но­го ме­ста со­вре­мен­но­го ис­кус­ства уста­но­ви­ли три боль­ших экра­на, на ко­то­рых па­рал­лель­но идут диа­ло­ги мощ­ных пред­ста­ви­те­лей со­вре­мен­но­го те­ат­ра. Име­на ми­ро­вые: ита­лья­нец Ро­мео Ка­стел­луч­чи, немец Хай­нер Гёб­бельс и грек Те­одо­рос Тер­зо­пу­лос. Ви­део­ху­дож­ник — со­всем мо­ло­дая Еле­на Коп­тя­е­ва. Раз­го­вор с каж­дым из них ве­дет Юхананов, и по­на­ча­лу те­ря­ешь­ся: ко­го слу­шать или чи­тать (по экра­ну бе­гут тит­ры диа­ло­га)? Но по­сте­пен­но как-то рас­пре­де­ля­ешь­ся меж­ду эти­ми тео­ре­ти­ка­ми/прак­ти­ка­ми и ло­вишь кайф. От че­го же та­кое удо­воль­ствие?

Усло­вия та­ко­вы: каж­до­му из ре­жис­се­ров пред­ло­же­но рас­пи­сать­ся крас­кой на ка­мен­ной дос­ке. Они это и де­ла­ют, до и по­сле раз­го­ва­ри­ва­ют о… А вот здесь нет ни­че­го кон­крет­но­го, бой­ко­го, ак­ту­аль­но­го… Тон­кие энер­гии, вза­и­мо­дей­ствие ис­кус­ствен­но­го с есте­ствен­ным, та­я­ние над­пи­си на камне как фи­ло­соф­ская ка­те­го­рия.

— Все на­ча­лось с кам­ня. Ме­ня по­ра­зил ка­мень и его свой­ства, — рас­ска­зы­ва­ет Бо­рис Юхананов. — На нем ри­су­ешь во­дой, по­том во­да вы­сы­ха­ет. И так же жи­вет те­атр: ты на камне ри­су­ешь во­дой, а по­том спек­такль уми­ра­ет. Так же, воз­мож­но, устро­е­на на­ша жизнь, наш со­ци­ум и все осталь­ное. Та­кой ряд мгно­вен­ных ас­со­ци­а­ций я вос­при­нял из это­го кам­ня, а даль­ше пред­ло­жил во­круг та­ко­го про­цес­са обу­стро­ить ка­кой-то важ­ный раз­го­вор, бе­се­ду — бе­се­ду в камне.

Бо­рис Юхананов — птица пев­чая, птица ум­ная — мо­жет рас­суж­дать на эту те­му бес­ко­неч­но и с тол­ком, суть его ре­чи на от­кры­тии мож­но све­сти к чет­ко сфор­му­ли­ро­ван­но­му же­ла­нию ти­хой бе­се­ды. Что осо­бен­но по­треб­но, ко­гда, ка­жет­ся, все и вез­де раз­го­ва­ри­ва­ют ли­бо на по­вы­шен­ных то­нах, ли­бо про­сто орут как огла­шен­ные. Вклю­ча­ешь те­ле­ви­зор, а там де­мон­стра­ция то­таль­ной на­ци­о­наль­ной невос­пи­тан­но­сти. И да­же при­лич­ные лю­ди, под­пи­сав­ши­е­ся на про­грам­му, при­ни­ма­ют правила иг­ры, ста­но­вясь на од­ну дос­ку с ха­ма­ми, наг­ле­ца­ми, под­ле­ца­ми го­су­дар­ствен­но­го раз­ли­ва.

В Элек­тро­те­ат­ре «Ста­ни­слав­ский» все на­о­бо­рот: спо­кой­но, раз­ме­рен­но, что не озна­ча­ет ста­ро­мод­но и пыль­но. Внут­рен­ние энер­гии, ре­флек­сии, во мно­гом дик­ту­ю­щие на­ше по­ве­де­ние, всту­па­ют непо­нят­ным об­ра­зом в свя­зи, и да­же ес­ли пред­ло­жен­ное дей­ствие, спек­такль, вас не устро­ит, то внут­рен­няя атмосфера точ­но успо­ко­ит.

Три экран­ных раз­го­во­ра, за ко­то­ры­ми мож­но сле­дить од­но­вре­мен­но или по от­дель­но­сти, объ­еди­не­ны зву­ком ком­по­зи­то­ра Дмит­рия Кур­лянд­ско­го, боль­шо­го спе­ци­а­ли­ста по вы­ра­же­нию ти­ши­ны.

Так как Бо­рис Юхананов со­би­ра­ет­ся при­ми­рить непри­ми­ри­мых ев­ре­ев и ара­бов? На от­кры­тии «Та­ю­ще­го Апо­ка­лип­си­са» он озву­чил про­жект, ко­то­рый хо­чет пред­ло­жить из­ра­иль­тя­нам. Суть его идет от сте­ны, на ко­то­рой с од­ной сто­ро­ны бу­дут на­пи­са­ны за­по­ве­ди из То­ры, а с дру­гой — из Ко­ра­на. А сте­на эта бу­дет по­ме­ще­на на вне­вре­мен­ную тер­ри­то­рию. Кто на та­кую по­ку­сит­ся? Идея кон­крет­ная, пер­спек­тив­ная, и кто зна­ет… Мо­жет быть, имен­но она по­ста­вит точ­ку в этом кон­флик­те.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.