ДАЙ­ТЕ ЧЕРЧЕСОВУ ПО­РА­БО­ТАТЬ!

ʦ̸̖̭̣́̌̏ ʿ̡̖̯̱̦͗ ͨ˃̖̪̖̬̽ ́ ̱̥̣̭͕̌̔̌́̚ ̨̛̭̯̯ ̛̣ ̨̪̭̖̺̯̌̽ ̸̛̥̯̌ ˋʺͲϮϬϭϴͩ

Moskovski Komsomolets - - СПОРТ - Ана­ста­сия КЛЮКИНА.

В све­те про­шед­ше­го мат­ча Рос­сия — Ар­ген­ти­на и гря­ду­ще­го Рос­сия — Ис­па­ния не столь важ­ны счет, за­би­тые мя­чи, сто­и­мость би­ле­тов… В Ин­тер­не­те до сих пор об­суж­да­ет­ся, как пло­хо был ор­га­ни­зо­ван вы­ход бо­лель­щи­ков с об­нов­лен­но­го ста­ди­о­на по­сле окон­ча­ния суб­бот­ней иг­ры. Не­уже­ли то же са­мое ждет во втор­ник, 14 но­яб­ря, в Пи­те­ре?

Сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми с «МК» по­де­лил­ся из­вест­ный му­зы­кант, ли­дер груп­пы «Тан­цы Ми­нус»

Вя­че­слав Пет­кун. Он смот­рел иг­ру с три­бу­ны «Луж­ни­ков» вме­сте с детьми.

— Об­щий вы­вод: у ор­га­нов пра­во­по­ряд­ка от­сут­ство­ва­ло по­ни­ма­ние то­го, как на­до дей­ство­вать, — под­черк­нул он. — Бы­ли проблемы уже пе­ред на­ча­лом мат­ча. Очень слож­но бы­ло по­нять, с ка­кой сто­ро­ны въезд, не­смот­ря на на­ли­чие про­пус­ка. В ре­зуль­та­те от­пра­ви­лись с же­ной и детьми на ста­ди­он пеш­ком, по­до­шли к кон­тро­ле­ру. Там ско­пи­лось мно­го лю­дей. До тех пор, по­ка про­во­дил­ся тща­тель­ный до­смотр, оче­редь дви­га­лась медленно. За 20 ми­нут до на­ча­ла иг­ры его упро­сти­ли. Тем, кто был с детьми, пред­ла­га­ли прой­ти без оче­ре­ди. Вос­поль­зо­вал­ся этим пра­вом. В этот мо­мент до­смот­ра уже прак­ти­че­ски не бы­ло. Все про­ве­ря­лось на уровне: «У вас есть за­жи­гал­ка?» — «Нет». — «Что в чех­ле?» — «Оч­ки». Че­хол при этом не от­кры­вал­ся...

— А что бы­ло по окон­ча­нии мат­ча?

— Мы си­де­ли на верх­нем яру­се. По­сле иг­ры про­бы­ли там око­ло 40 ми­нут, по­том нас ста­ли вы­пус­кать че­рез под­три­бун­ное по­ме­ще­ние. Даль­ше на­ча­лось уди­ви­тель­ное. Внут­ри ста­ди­о­на все лест­ни­цы бы­ли пе­ре­кры­ты! Сто­я­ла охра­на и ни­ко­го ни­ку­да не пус­ка­ла. Сре­ди зри­те­лей бы­ло мно­го жен­щин, се­мей с детьми, по­жи­лых лю­дей. Всем хо­те­лось ско­рее уй­ти.

Мы столк­ну­лись с хам­ским от­но­ше­ни­ем: аб­со­лют­но ко всем без уче­та воз­рас­та бы­ло об­ра­ще­ние на «ты». Сто­яв­шие в оцеп­ле­нии ве­ли се­бя до­воль­но нерв­но — ви­ди­мо, са­ми не по­ни­ма­ли, что они долж­ны де­лать и за­чем. Ощу­ще­ние бы­ло, что их там са­мих за­бы­ли… Стю­ар­ды не гру­би­ли. Они про­сто го­во­ри­ли, что са­ми тут впер­вые и не по­ни­ма­ют, что про­ис­хо­дит. Ми­нут че­рез 10 по­сле то­го, как от­кры­ли лест­ни­цу, мы по­па­ли на ули­цу. Там бы­ло до­воль­но пу­стын­но, но, су­дя по скан­ди­ро­ва­нию, мно­гие с верх­не­го яру­са еще оста­ва­лись внут­ри.

Ска­жу так: я пла­ни­ро­вал хо­дить на мат­чи чем­пи­о­на­та ми­ра, но те­перь очень силь­но за­ду­мал­ся, сто­ит ли это де­лать. Мож­но бы­ло сде­лать ши­ре про­хо­ды, обес­пе­чить вы­хо­ды в раз­ные сто­ро­ны, не за­кры­вать для лю­дей мет­ро… Да мно­гое мож­но бы­ло сде­лать, что­бы от­ток лю­дей со ста­ди­о­на про­шел быст­ро. В дру­гих стра­нах я та­ко­го не ви­дел: ни в Ан­глии, ни в Ис­па­нии, ни в Ита­лии. Тол­па есть вез­де, но ни­где нет та­ко­го, что вый­ти не да­ют ни с то­го ни с се­го.

На при­ле­га­ю­щей тер­ри­то­рии то­же бы­ло оцеп­ле­ние, и мы не мог­ли прой­ти к ма­шине: всех ве­ли к мет­ро. Тре­бо­ва­ли по­ка­зать клю­чи от ав­то­мо­би­ля. А ес­ли ты с во­ди­те­лем? Они счи­та­ют, что это без­опас­ность, а я счи­таю — ужас.

— А ка­ко­вы впе­чат­ле­ния о ста­ди­оне?

— За­ме­ча­тель­ные. Не то что­бы я че­го-то осо­бен­но­го ожи­дал, но по­пал ту­да и по­нял: со­ору­же­ние се­рьез­ное. Об­зор очень хо­ро­ший — это глав­ное. Не­смот­ря на то что бы­ло мно­го на­ро­ду, мож­но бы­ло ку­пить чай и по­греть­ся. Это при­ят­но уди­ви­ло.

Огор­чи­ли толь­ко эти так на­зы­ва­е­мые ме­ры без­опас­но­сти, ко­то­рые на са­мом де­ле пред­став­ля­ют опас­ность. Та­кое впе­чат­ле­ние, что не зри­те­ли при­шли на фут­бол, а кто-то со­би­ра­ет­ся про­те­сто­вать, бить стек­ла, жечь ма­ши­ны. По­лу­ча­ет­ся, у нас фут­бол не для лю­дей, а для на­чаль­ства и са­мих фут­бо­ли­стов. 80 ты­сяч че­ло­век на три­бу­нах — это до­ве­сок, отя­го­ща­ю­щий жизнь. Пусть то­гда пря­мо ска­жут: не ме­шай­те жить, не хо­ди­те на ста­ди­о­ны.

— Зна­чит, от­кры­тие не уда­лось…

— Да нет. Спа­си­бо стро­и­те­лям ста­ди­о­на! Иг­ро­ки сбор­ной то­же ста­ра­лись и вы­сту­пи­ли как мог­ли. У нас но­вая ко­ман­да, она фор­ми­ру­ет­ся. Вид­но, что сбор­ная соз­да­ет­ся на на­ших гла­зах, на­до про­сто по­до­ждать и по­тер­петь. Нуж­но пе­ре­стать нер­ви­ро­вать ру­ко­вод­ство сбор­ной, дать Ста­ни­сла­ву Черчесову и его шта­бу воз­мож­ность под­го­то­вить­ся к чем­пи­о­на­ту ми­ра. Я не очень ро­ман­тич­но на­стро­ен и не счи­таю, что мы мо­жем вы­иг­рать тур­нир. Мы не бра­зиль­цы, нет у нас по­тен­ци­а­ла сбор­ной Гер­ма­нии. Но со­здать креп­кую ко­ман­ду и про­ти­во­сто­ять со­пер­ни­кам мы мо­жем.

— Че­го, на ваш взгляд, мож­но ожи­дать от пред­сто­я­ще­го во втор­ник в Пе­тер­бур­ге мат­ча Рос­сия — Ис­па­ния?

— Ко­неч­но, хо­чет­ся по­же­лать успе­хов рос­сий­ской сбор­ной. Но это кон­троль­ные иг­ры. Им при­да­ет­ся боль­шое зна­че­ние, по­то­му что в этот раз у нас нет от­бо­роч­но­го цик­ла. Но ос­нов­ная за­да­ча та­ких мат­чей не ре­зуль­тат. Здесь важ­нее ком­плекс­ная тре­нер­ская ра­бо­та, внут­рен­няя ар­хи­тек­ту­ра иг­ры. Во­об­ще вид­но, что ко­ман­да вы­стро­е­на, от­ра­ба­ты­ва­ют­ся стан­дарт­ные по­ло­же­ния.

— Мог­ли бы вы от­ме­тить ко­го-то из иг­ро­ков кон­крет­но?

— Во-пер­вых, это Кон­стан­тин Ра­уш. Он из «Кёль­на», он на по­след­нем ме­сте в Бун­дес­ли­ге, но сре­ди на­ших вы­де­лял­ся. Ко­неч­но, по­ра­до­вал Алан Дза­го­ев. С его вы­хо­дом на по­ле на­ча­лись жизнь, кре­а­тив, су­ма­то­ха. По­яви­лось ощу­ще­ние, что сей­час мо­жет про­изой­ти что-то, что при­ве­дет к опас­но­сти у во­рот Ар­ген­ти­ны. Да­вай­те не за­бы­вать, что у нас есть Зоб­нин, Го­ло­вин... Они сей­час трав­ми­ро­ва­ны, но мо­гут по­мочь сбор­ной!

Вя­че­слав Пет­кун — бо­лель­щик с огром­ным ста­жем, ему есть с чем срав­ни­вать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.