СЕКРЕТНЫЕ ВОИНЫ КРЕМ­ЛЯ: ЧТО НЕ ТАК С РОССИИСКОИ ИДЕОЛОГИЕИ

Рос­сий­ская власть: меж­ду Ста­ли­ным и пат­ри­ар­хом

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

На од­ной из недав­них за­кры­тых встреч Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на с из­бран­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми об­ще­ствен­но­сти про­изо­шла сле­ду­ю­щая сце­на. Как рас­ска­зал мне сви­де­тель про­изо­шед­ше­го, осо­бо ехид­ный об­ще­ствен­ник сде­лал на­мек на то, что Пу­тин не осо­бо мно­го ду­ма­ет о том, что бу­дет со стра­ной по­сле его ухо­да из вла­сти. Услы­шав это, ВВП изу­мил­ся: «Я об этом не ду­маю?! Я об этом ду­маю день и ночь!» Спи­сок про­блем, ко­то­рые Пу­тин обя­зан ре­шить для то­го, что­бы об­лег­чить до­лю сво­е­го смен­щи­ка, из­ве­стен каж­до­му: Укра­и­на, санк­ции, от­но­ше­ния с За­па­дом, воз­об­нов­ле­ние по­сту­па­тель­но­го эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Но есть и еще од­на крайне важ­ная про­бле­ма — про­бле­ма, су­ще­ство­ва­ние ко­то­рой во мно­гом еще не осо­зна­но, но ко­то­рая тем не ме­нее уже ока­зы­ва­ет мощ­ное кор­ро­зий­ное воз­дей­ствие на рос­сий­скую го­су­дар­ствен­ность.

Вот в чем суть про­бле­мы, ко­то­рая угро­жа­ет уни­что­жить наш ны­неш­ний об­раз жиз­ни и от­бро­сить Рос­сию в про­шлое: от­сут­ствие над­ле­жа­ще­го пре­зи­дент­ско­го ли­дер­ства в идео­ло­ги­че­ской жиз­ни стра­ны.

Ко­гда по­доб­ная мысль впер­вые воз­ник­ла в мо­ей го­ло­ве, я, чест­но го­во­ря, впал в со­сто­я­ние глу­бо­ко­го шо­ка. Еще с тех вре­мен, ко­гда я был про­стым со­вет­ским школь­ни­ком, ис­пы­ты­ваю жгу­чую непри­язнь к та­ким кон­до­вым офи­ци­оз­ным фор­му­ли­ров­кам, как «идео­ло­ги­че­ская сфе­ра» или «идео­ло­ги­че­ская жизнь». Я безум­но рад, что в на­шей стране боль­ше нет Идео­ло­ги­че­ско­го от­де­ла ЦК КПСС, ко­то­рый ука­зы­вал бы всем, как и о чем сле­ду­ет ду­мать. Я яв­ля­юсь го­ря­чим сто­рон­ни­ком ста­тьи 13 Кон­сти­ту­ции, ко­то­рая гла­сит: «В Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции при­зна­ет­ся идео­ло­ги­че­ское мно­го­об­ра­зие. Ни­ка­кая идео­ло­гия не мо­жет уста­нав­ли­вать­ся в ка­че­стве го­су­дар­ствен­ной или обя­за­тель­ной».

Од­на­ко чем боль­ше я раз­мыш­лял, тем мень­ше про­ти­во­ре­чий на­хо­дил в сво­ей по­зи­ции. Бо­лее ак­тив­ное пре­зи­дент­ское ли­дер­ство необ­хо­ди­мо на­шей об­ще­ствен­ной жиз­ни не для то­го, что­бы вы­хо­ло­стить суть ста­тьи 13 Ос­нов­но­го за­ко­на. Оно необ­хо­ди­мо для до­сти­же­ния пря­мо про­ти­во­по­лож­но­го ре­зуль­та­та: за­щи­ты этой кон­сти­ту­ци­он­ной нор­мы от атак, ко­то­рые ста­но­вят­ся все бо­лее от­ча­ян­ны­ми, агрес­сив­ны­ми и це­ле­на­прав­лен­ны­ми.

Боль­шая тай­на де­пу­та­та По­клон­ской

На про­тя­же­нии всех по­след­них лет я пе­ри­о­ди­че­ски пред­при­ни­мал по­пыт­ки под­нять в хо­де раз­го­во­ров с раз­лич­ны­ми вы­со­ко­по­став­лен­ны­ми крем­лев­ски­ми чи­нов­ни­ка­ми те­му чрез­мер­но­го, на мой взгляд, по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния де­пу­та­тов Го­су­дар­ствен­ной ду­мы Ви­та­лия Ми­ло­но­ва или На­та­льи По­клон­ской. И каж­дый раз со­бы­тия раз­ви­ва­лись по при­мер­но од­но­му и то­му же сце­на­рию. Сна­ча­ла мой со­бе­сед­ник бро­сал на ме­ня взгляд, в ко­то­ром в рав­ной ме­ре бы­ли сме­ша­ны недо­уме­ние, нетер­пе­ние и да­же жа­лость. За­тем мне мед­лен­но и тер­пе­ли­во — слов­но нера­зум­но­му ре­бен­ку — объ­яс­ня­ли: «У ука­зан­но­го ва­ми че­ло­ве­ка нет и не мо­жет быть зна­чи­мо­го по­ли­ти­че­ско­го вли­я­ния!» На этом раз­го­вор на те­му вли­я­ния Ми­ло­но­ва/По­клон­ской неиз­мен­но за­кан­чи­вал­ся.

Я дол­го не мог по­нять при­чи­ну по­сто­ян­ных про­ва­лов мо­их по­пы­ток об­су­дить эту крайне ин­те­ре­су­ю­щую ме­ня те­му. Но недав­но ме­ня осе­ни­ло. Все де­ло — в «точ­ке об­зо­ра». Ес­ли смот­реть на по­ло­же­ние дел в об­ще­ствен­ной жиз­ни Рос­сии с вы­со­ты крем­лев­ских стен, то и Ми­ло­нов, и Поклонская дей­стви­тель­но не ка­жут­ся сколь­ко­ни­будь зна­чи­мы­ми по­ли­ти­че­ски­ми иг­ро­ка­ми. Но у 99,9% на­се­ле­ния стра­ны, вклю­чая ме­ня, нет воз­мож­но­сти до­брать­ся до этой элит­ной «смот­ро­вой пло­щад­ки». По­это­му и воз­ни­ка­ет эф­фект вза­им­но­го непо­ни­ма­ния и вза­им­но­го раз­дра­же­ния. По­про­бую на при­ме­ре На­та­льи По­клон­ской убрать этот эф­фект и со­еди­нить «два ми­ра — два Ша­пи­ро».

С точ­ки зре­ния стан­дарт­ных кри­те­ри­ев по­ли­ти­че­ско­го успе­ха (по­ли­ти­че­ский успех за­клю­ча­ет­ся в про­дви­же­нии сво­ей ка­рье­ры вверх по лест­ни­це) пре­бы­ва­ние На­та­льи По­клон­ской в Го­су­дар­ствен­ной ду­ме — это од­но сплош­ное сколь­же­ние вниз. Ко­гда в 2016 го­ду Поклонская ста­ла де­пу­та­том пар­ла­мен­та, она вос­при­ни­ма­лась как вос­хо­дя­щая звез­да рос­сий­ской по­ли­ти­ки, как жи­вой сим­вол на­ше­го са­мо­го зна­чи­мо­го внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го успе­ха по­след­них лет — при­со­еди­не­ния Кры­ма к Рос­сии.

Год с неболь­шим спу­стя об­ще­ствен­ное вос­при­я­тие фи­гу­ры На­та­льи По­клон­ской из­ме­ни­лось настоль­ко, что неволь­но за­кра­ды­ва­ет­ся по­до­зре­ние: не идет слу­чай­но речь о двух со­вер­шен­но раз­ных по­ли­ти­че­ских де­я­те­лях? Поклонская — это боль­ше не «вос­хо­дя­щая звез­да». Поклонская — это «звез­да», ко­то­рая за­ка­ти­лась. Поклонская — это боль­ше не «сим­вол вес­ны». Поклонская — сим­вол гро­зя­щих стране «идео­ло­ги­че­ских за­мо­роз­ков». Поклонская об­раз­ца кон­ца 2017 го­да — это по­ли­тик, ко­то­рый вы­бро­сил в му­сор­ную кор­зи­ну свой «боль­шой шанс». По­ли­тик-оди­ноч­ка, ко­то­рый рассо­рил­ся со все­ми, на­чи­ная со сво­е­го быв­ше­го на­чаль­ства в Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ре и за­кан­чи­вая, ка­за­лось бы, «идей­но близ­ки­ми» из неко­то­рых не осо­бо за­ко­но­по­слуш­ных но­во­мод­ных об­ще­ствен­ных дви­же­ний.

Од­на­ко на­ра­щи­ва­ние соб­ствен­ной по­пу­ляр­но­сти и соб­ствен­но­го по­ли­ти­че­ско­го ве­са — это не един­ствен­ный воз­мож­ный кри­те­рий по­ли­ти­че­ско­го успе­ха. Есть еще и та­кой кри­те­рий, как спо­соб­ность ока­зы­вать зна­чи­мое вли­я­ние на об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­скую жизнь. И ес­ли опи­рать­ся толь­ко на него, то по­ли­ти­че­ская де­я­тель­ность де­пу­та­та По­клон­ской ока­зы­ва­ет­ся про­сто изу­ми­тель­но успеш­ной и эф­фек­тив­ной.

Тема, с ко­то­рой все по­след­нее вре­мя ас­со­ци­и­ру­ет­ся де­пу­тат Поклонская, не сто­ит да­же вы­еден­но­го яй­ца. С этим со­глас­но аб­со­лют­ное боль­шин­ство тех, кто по­смот­рел фильм, на­зва­ние ко­то­ро­го мне да­же не хо­чет­ся упо­ми­нать.

Од­на­ко у По­клон­ской по­лу­чи­лось пре­вра­тить этот не сто­я­щий вы­еден­но­го яй­ца во­прос в по­вод для гран­ди­оз­но­го скан­да­ла об­ще­на­ци­о­наль­но­го мас­шта­ба. У По­клон­ской по­лу­чи­лось за­ру­чить­ся пуб­лич­ной под­держ­кой та­ких зна­ко­вых фи­гур, как гла­ва са­мой мас­со­вой ре­ли­ги­оз­ной кон­фес­сии в стране и гла­ва ма­лень­кой, но ис­клю­чи­тель­но вли­я­тель­ной рес­пуб­ли­ки в со­ста­ве РФ. У По­клон­ской по­лу­чи­лось до­ве­сти до бе­ло­го ка­ле­ния ми­ни­стра куль­ту­ры, по­ста­вить в ка­кой-то мо­мент под во­прос про­кат филь­ма, «вдох­но­вить на по­дви­ги» це­лую пле­я­ду но­вых «об­ще­ствен­ных ак­ти­ви­стов».

Да, в ко­неч­ном ито­ге го­су­дар­ство ока­за­лось силь­нее. Но это не ума­ля­ет важ­но­сти во­про­са: по­че­му ря­до­вой де­пу­тат Го­су­дар­ствен­ной ду­мы смог­ла на ров­ном ме­сте устро­ить та­кую гран­ди­оз­ную бу­чу?

При­чи­на не в слу­чай­но­сти и — да про­стит ме­ня На­та­лья Вла­ди­ми­ров­на — не в ее упор­стве. При­чи­на — в глу­бин­ных «под­вод­ных те­че­ни­ях» идей­ной жиз­ни рос­сий­ско­го об­ще­ства.

В июне 1983 го­да но­вый со­вет­ский ген­сек Юрий Ан­дро­пов изу­мил пуб­ли­ку, за­явив на Пле­ну­ме ЦК: «Ес­ли го­во­рить от­кро­вен­но, мы еще не изу­чи­ли в долж­ной сте­пе­ни об­ще­ство, в ко­то­ром жи­вем и тру­дим­ся, не пол­но­стью раскрыли при­су­щие ему за­ко­но­мер­но­сти». Как ста­ло яс­но позд­нее, в этом во­про­се Ан­дро­пов был ге­ни­аль­ным про­вид­цем. Ка­зав­ше­е­ся та­ким ста­биль­ным, да­же за­стыв­шим, со­вет­ское об­ще­ство об­раз­ца 1983 го­да на де­ле на­ко­пи­ло внут­ри се­бя огром­ный по­тен­ци­ал са­мо­раз­ру­ше­ния — по­тен­ци­ал, ко­то­рый вско­ре вы­рвал­ся на­ру­жу и снес все на сво­ем пу­ти.

К сча­стью, та­кие скач­ко­об­раз­ные об­ще­ствен­ные из­ме­не­ния слу­ча­ют­ся до­ста­точ­но ред­ко. Но «пол­но­стью рас­крыть при­су­щие об­ще­ству за­ко­но­мер­но­сти», на мой взгляд, невоз­мож­но. Об­ще­ство по­сто­ян­но, да­же еже­ми­нут­но, ме­ня­ет­ся. То, что вы­зы­ва­ло нешу­точ­ный на­кал стра­стей вче­ра, се­год­ня на­тал­ки­ва­ет­ся на ле­дя­ное рав­но­ду­шие. То, что вос­при­ни­ма­ет­ся как ма­ло­зна­чи­мая про­бле­ма се­год­ня, мо­жет вы­звать бу­рю эмо­ций зав­тра.

Пред­ставь­те, на­при­мер, ка­кой все­лен­ский ажи­о­таж воз­ник бы в боль­шой сто­ло­вой на­ше­го МИДа, ес­ли бы там вне­зап­но по­явил­ся Вла­ди­мир Пу­тин. Пред­ста­ви­ли? А те­перь на­сла­ди­тесь от­рыв­ком из вос­по­ми­на­ний быв­ше­го пер­во­го за­ме­сти­те­ля ми­ни­стра ино­стран­ных дел РФ Ана­то­лия Ада­ми­ши­на — рас­ска­зом о по­яв­ле­нии осе­нью 1992 го­да в сте­нах на­ше­го внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ве­дом­ства то­гдаш­не­го Пре­зи­ден­та Рос­сии: «Ель­цин по­хо­дил немно­го по ка­би­не­там де­ся­то­го эта­жа, спу­стил­ся в сто­ло­вую при по­чти пол­ном рав­но­ду­шии при­сут­ству­ю­щих. Неча­сто в ми­дов­ской сто­лов­ке ока­зы­ва­ет­ся пре­зи­дент, но толь­ко еди­ни­цы об­ра­ти­ли на это вни­ма­ние».

Но вер­нем­ся из Рос­сии ель­цин­ской в Рос­сию кон­ца тре­тье­го сро­ка Пу­ти­на. При­ня­то счи­тать, что глав­ная тен­ден­ция на­шей ны­неш­ней об­ще­ствен­ной жиз­ни — все боль­шая со­сре­до­то­чен­ность на­се­ле­ния на сво­их лич­ных за­бо­тах, на сво­их пер­со­наль­ных фи­нан­сах, на сво­ем лич­ном эко­но­ми­че­ском ста­ту­се. Я пол­но­стью со­гла­сен с тем, что та­кая тен­ден­ция су­ще­ству­ет. Но она су­ще­ству­ет не в оди­но­че­стве. Дру­гая не ме­нее мощ­ная тен­ден­ция — все бо­лее при­сталь­ное вни­ма­ние об­ще­ства к те­мам, ко­то­рые ка­са­ют­ся вза­и­мо­от­но­ше­ний го­су­дар­ства и церк­ви, церк­ви и си­сте­мы об­ра­зо­ва­ния, церк­ви и об­ще­ства в це­лом.

Про­бе­жим­ся крат­ко по си­ту­а­ци­ям, ко­то­рые в 2017 го­ду вы­зва­ли, как бы­ло мод­но вы­ра­жать­ся в со­вет­ское вре­мя, «боль­шой об­ще­ствен­ный ре­зо­нанс». Все­лен­ский шум из-за воз­мож­но­сти пе­ре­да­чи Иса­а­ки­ев­ско­го со­бо­ра Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви. Не ме­нее шум­ный скан­дал, устро­ен­ный На­та­льей По­клон­ской. Шум­ный спор меж­ду фе­де­раль­ным Ми­ни­стер­ством об­ра­зо­ва­ния и вла­стя­ми Чеч­ни из-за но­ше­ния хи­джа­бов в шко­лах. Вывод из всех этих си­ту­а­ций оче­ви­ден: граж­дан со­вре­мен­ной Рос­сии спо­соб­но не на шут­ку взвол­но­вать не толь­ко со­дер­жи­мое их соб­ствен­ных ко­шель­ков.

Чем вы­зван всплеск об­ще­ствен­но­го вни­ма­ния к во­про­сам, ко­то­рые во вре­ме­на эко­но­ми­че­ских труд­но­стей, ка­за­лось бы, долж­ны бы­ли вол­но­вать граж­дан в по­след­нюю оче­редь? Вот моя тео­рия на этот счет.

Еще де­сять лет то­му на­зад внут­ри рос­сий­ско­го об­ще­ства не бы­ло осо­бых раз­но­гла­сий по по­во­ду «об­ра­за же­ла­е­мо­го зав­тра». И власть, и оп­по­зи­ция хо­те­ли пре­вра­тить Рос­сию в ко­пию За­па­да. Но по­сте­пен­но этот «об­раз же­ла­е­мо­го зав­тра» на­чал ста­но­вить­ся все ме­нее же­лан­ным. И про­изо­шло это, по мо­е­му мне­нию, не толь­ко из-за на­рас­та­ния раз­но­гла­сий меж­ду Моск­вой и за­пад­ны­ми сто­ли­ца­ми по кон­крет­ным по­ли­ти­че­ским во­про­сам. Меж­ду на­ми воз­ник и на­чал стре­ми­тель­но рас­ши­рять­ся цен­ност­ный раз­рыв — раз­рыв в плане оцен­ки то­го, что яв­ля­ет­ся нор­маль­ным, при­ем­ле­мым и пра­виль­ным.

Са­мый оче­вид­ный при­мер — это прин­ци­пи­аль­но иное от­но­ше­ние к од­но­по­лым бра­кам. С точ­ки зре­ния аб­со­лют­но­го боль­шин­ства «мо­раль­ных ав­то­ри­те­тов» на За­па­де та­кие бра­ки — это од­но из свя­щен­ных и есте­ствен­ных прав че­ло­ве­ка. С точ­ки зре­ния аб­со­лют­но­го боль­шин­ства рос­сий­ско­го об­ще­ства та­кие бра­ки — нечто со­вер­шен­но непри­ем­ле­мое. И не на­до ду­мать, что речь идет о раз­но­гла­сии по част­но­му во­про­су. Се­мья — это, как из­вест­но, ячей­ка об­ще­ства. Ес­ли мы не мо­жем до­го­во­рить­ся о су­ти ячей­ки об­ще­ства, мы не все­гда мо­жем до­го­во­рить­ся и о су­ти все­го об­ще­ства.

За­чем эта ого­вор­ка «не все­гда»? За­тем, что при про­чих рав­ных раз­но­гла­сия в во­про­се о су­ти се­мьи со­всем не обя­за­тель­но при­во­дят к цен­ност­но­му раз­ры­ву. На­при­мер, в Поль­ше за­прет на од­но­по­лые бра­ки со­дер­жит­ся в са­мом на­ча­ле Кон­сти­ту­ции. Но идей­ных свя­зей в дру­гих сфе­рах столь­ко, что по­ля­ки в сво­ей мас­се не ис­пы­ты­ва­ют и те­ни со­мне­ния: ко­неч­но же, мы — со­став­ная часть за­пад­но­го ми­ра! Од­на­ко в Рос­сии нет этих «про­чих рав­ных». Вме­сто них у нас од­ни «про­чие про­тив­ные» — в ви­де пси­хо­ло­ги­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния на мно­же­стве фрон­тов. Ко­гда все это на­кла­ды­ва­ет­ся друг на дру­га, и по­яв­ля­ет­ся цен­ност­ный раз­рыв.

В на­шей стране все­гда бы­ли очень мод­ны­ми раз­го­во­ры об «осо­бом пу­ти Рос­сии». Но сей­час мы пе­ре­жи­ва­ем один из пе­ри­о­дов ис­то­рии, ко­гда та­кие раз­го­во­ры пе­ре­ста­ют быть толь­ко раз­го­во­ра­ми. Ко­го-то это мо­жет при­во­дить в вос­торг, ко­го-то — в ужас. Но ни то, ни дру­гое ни­че­го не ме­ня­ет. По мень­шей ме­ре, в смыс­ле мо­раль­ных цен­но­стей Рос­сия уже дви­жет­ся по осо­бо­му, сво­е­му соб­ствен­но­му пу­ти раз­ви­тия.

Но в чем имен­но за­клю­ча­ет­ся этот «осо­бый путь»? В чем его кон­крет­ное смыс­ло­вое на­пол­не­ние? На уровне об­щих ло­зун­гов чет­кое по­ни­ма­ние это­го смыс­ло­во­го на­пол­не­ния есть у всех. На уровне кон­крет­ных де­та­лей та­ко­го по­ни­ма­ния нет ни у ко­го. Но ведь об­щее как раз и со­сто­ит из мно­же­ства мел­ких част­но­стей!

По­лу­ча­ет­ся, что в идей­ной жиз­ни Рос­сии сей­час воз­ник эф­фект «tabula rasa» («чи­стой дос­ки» в пе­ре­во­де с ла­тин­ско­го). И, к со­жа­ле­нию, пер­вы­ми «пи­сать» на этой «дос­ке» бро­си­лись не те, чьи идеи яв­ля­ют­ся са­мы­ми ра­зум­ны­ми и взве­шен­ны­ми. Пер­вы­ми ока­за­лись те, кто наи­бо­лее на­по­рист и гром­че всех кри­чит. Вот в чем, на мой взгляд, сек­рет по­ли­ти­че­ско­го успе­ха На­та­льи По­клон­ской и по­хо­жих на нее фи­гур.

Контр­ата­ка за сце­ной

«Прав­да необыч­нее вы­мыс­ла, по­то­му что вы­мы­сел обя­зан дер­жать­ся в рам­ках прав­до­по­до­бия, а прав­да — нет», — ска­зал неко­гда Марк Твен. Оче­ред­ное то­му под­твер­жде­ние — ис­то­рия, ко­то­рая про­изо­шла на­ка­нуне от­кры­тия Олим­пий­ских игр в Со­чи в 2014 го­ду. За несколь­ко ме­ся­цев до опи­сы­ва­е­мых со­бы­тий Вла­ди­мир Пу­тин по­ста­вил свою под­пись под зна­ме­ни­тым за­ко­ном о за­щи­те несо­вер­шен­но­лет­них от про­па­ган­ды го­мо­сек­су­а­лиз­ма. И в пред­две­рии со­чин­ской Олим­пи­а­ды мно­гие ве­ду­щие за­пад­ные СМИ бы­ли за­пол­не­ны гнев­ной ри­то­ри­кой о страш­ных пре­сле­до­ва­ни­ях, ко­то­рым яко­бы под­вер­га­ют­ся геи в Рос­сии. А вот что тем вре­ме­нем про­ис­хо­ди­ло в ре­аль­но­сти.

Как рас­ска­зал мне круп­ный фе­де­раль­ный чи­нов­ник, вла­де­лец од­но­го из са­мых по­пу­ляр­ных гей-клу­бов в Со­чи настоль­ко впе­чат­лил­ся уси­ле­ни­ем кон­сер­ва­тив­ных ве­я­ний в рос­сий­ской об­ще­ствен­ной жиз­ни, что счел за бла­го за­крыть свое за­ве­де­ние. Но ко­гда весть об этом до­шла до важ­ных ин­стан­ций, от­ве­ча­ю­щих за про­ве­де­ние Олим­пи­а­ды, там не про­сто от­ка­за­лись одоб­рить по­рыв ду­ши осмот­ри­тель­но­го биз­не­сме­на. Там этим по­ры­вом ду­ши силь­но воз­му­ти­лись. Мол, где же то­гда бу­дут от­ды­хать участ­ни­ки и го­сти Олим­пи­а­ды с нетра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ци­ей? В ре­зуль­та­те вла­дель­ца гей-клу­ба при­гла­си­ли в некие очень ком­пе­тент­ные ор­га­ны, где он по­лу­чил на­стой­чи­вый «со­вет» ни­че­го не бо­ять­ся и свое за­ве­де­ние не при­кры­вать. Как го­во­рят, оно успеш­но ра­бо­та­ет и по сей день.

По­доб­ной же так­ти­ки скры­тых, но эф­фек­тив­ных дей­ствий рос­сий­ская власть при­дер­жи­ва­лась и в ис­то­рии с На­та­льей По­клон­ской. Офи­ци­аль­но Кремль вся­че­ски ди­стан­ци­ро­вал­ся от скан­да­ла, за­яв­ляя, что его это ни­ко­им об­ра­зом не ка­са­ет­ся. Но в ре­аль­но­сти пре­зи­дент­ская ад­ми­ни­стра­ция по­сто­ян­но дер­жа­ла ру­ку на пуль­се. Как рас­ска­зал мне крем­лев­ский со­бе­сед­ник, ко­гда На­та­лья Поклонская и объ­ект ее гне­ва ре­жис­сер Алек­сей Учи­тель за­по­ло­ни­ли со­бой те­ле­экра­ны, ру­ко­во­ди­те­лям ка­на­лов бы­ло на­сто­я­тель­но ре­ко­мен­до­ва­но убрать из эфи­ра всю эту пуб­ли­ку. Ко­гда вла­дель­цы ки­но­те­ат­ров ре­ши­ли не рисковать и от­ка­за­лись по­ка­зы­вать вы­звав­ший гнев де­пу­та­та По­клон­ской фильм, Кремль рас­по­ря­дил­ся о про­ве­де­нии с ни­ми «вос­пи­та­тель­ных бе­сед» и от­мене это­го ре­ше­ния. Ну и, на­ко­нец, осо­бо обид­ный для По­клон­ской факт. На од­ном из за­кры­тых по­ка­зов нена­вист­ной ей лен­ты вме­сте яви­лась «тро­и­ца дру­зей»: ру­ко­во­ди­тель пу­тин­ско­го ап­па­ра­та Ан­тон Вай­но, его пер­вый за­ме­сти­тель Сер­гей Ки­ри­ен­ко и спи­кер ниж­ней па­ла­ты Вячеслав Во­ло­дин.

Итак, ли­хая ка­ва­ле­рий­ская ата­ка мо­ло­дой на­род­ной из­бран­ни­цы из Кры­ма на за­креп­лен­ный в Кон­сти­ту­ции прин­цип сво­бо­ды сло­ва успе­хом не увен­ча­лась. И ме­ня как че­ло­ве­ка, счи­та­ю­ще­го этот прин­цип свя­щен­ным, это не мо­жет не ра­до­вать. Но в мо­ей ра­до­сти есть чер­во­то­чи­на, эле­мент неудо­вле­тво­рен­но­сти, ощу­ще­ние, что по­бе­да яв­ля­ет­ся непол­ной. И вот что кон­крет­но ме­ня сму­ща­ет. Поклонская ата­ко­ва­ла прин­цип сво­бо­ды сло­ва «с от­кры­тым за­бра­лом» — по­ли­ти­че­ски­ми ме­то­да­ми. А вот от­би­ва­ли ее ата­ку вне пуб­лич­но­го по­ли­ти­че­ско­го по­ля — ап­па­рат­но­бю­ро­кра­ти­че­ски­ми ме­то­да­ми.

Ко­неч­но, мож­но вспом­нить из­вест­ное вы­ска­зы­ва­ние от­ца ки­тай­ских эко­но­ми­че­ских ре­форм Дэн Сяо­пи­на: «Неваж­но, ка­ко­го кот цве­та — чер­ный он или бе­лый. Хо­ро­ший кот та­кой, ко­то­рый ло­вит мы­шей». Но в дан­ном слу­чае «цвет ко­та» име­ет зна­че­ние. В дан­ном слу­чае от «цве­та ко­та» на­пря­мую за­ви­сит его спо­соб­ность «ло­вить мы­шей». В 1924 го­ду вер­хов­ный су­дья Ан­глии лорд Хью­арт про­из­нес фра­зу, ко­то­рая в несколь­ко из­ме­нен­ной фор­ме очень быст­ро ста­ла кры­ла­той: «Пра­во­су­дие не про­сто долж­но свер­шить­ся. Все долж­ны уви­деть, что пра­во­су­дие свер­ши­лось!» В слу­чае с ини­ци­и­ро­ван­ным де­пу­та­том По­клон­ской скан­да­лом «пра­во­су­дие свер­ши­лось», на мой взгляд, недо­ста­точ­но за­мет­но.

И это об­сто­я­тель­ство, с мо­ей точ­ки зре­ния, ока­жет очень важ­ное при­клад­ное вли­я­ние на рос­сий­скую по­ли­ти­ку. Что­бы обос­но­вать этот те­зис, зай­ду издалека. У ме­ня нет при­выч­ки му­со­рить на ули­це, раз­бра­сы­вать по­всю­ду остат­ки жвач­ки или остав­лять граф­фи­ти на сте­нах до­мов. Но ко­гда лет шесть то­му на­зад я по­се­тил го­род-го­су­дар­ство Син­га­пур, я сле­дил за сво­им по­ве­де­ни­ем с двой­ной или да­же трой­ной осто­рож­но­стью. Я сле­дил, что­бы у ме­ня из кар­ма­на, не дай бог, не вы­ва­ли­лась ка­кая-ни­будь бу­маж­ка. Я пред­при­ни­мал все уси­лия для то­го, что­бы моя но­га не оста­лась на пе­ше­ход­ном пе­ре­хо­де в мо­мент, ко­гда за­го­рит­ся крас­ный сиг­нал све­то­фо­ра.

Я вел се­бя так, по­то­му что знал: за на­ру­ше­ния, ко­то­рые в дру­гих стра­нах счи­та­ют­ся без­обид­ны­ми ме­ло­ча­ми, в Син­га­пу­ре мож­но с лег­ко­стью схло­по­тать со­лид­ный штраф, а то и неболь­шой тю­рем­ный срок. А чуть поз­же я узнал о спо­со­бе, с по­мо­щью ко­то­ро­го вла­сти го­ро­да-го­су­дар­ства до­би­ва­ют­ся по­доб­но­го эф­фек­та. «Сек­рет фир­мы» — не толь­ко в бди­тель­но­сти и стро­го­сти мест­ных по­ли­цей­ских. «Сек­рет фир­мы» — еще и в по­сто­ян­ном ис­поль­зо­ва­нии про­сто­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го при­е­ма. Вот как это ра­бо­та­ет на прак­ти­ке. Вла­сти го­ро­да при­ни­ма­ют но­вый стро­гий за­кон — на­при­мер, о ка­те­го­ри­че­ском за­пре­те не спус­кать за со­бой во­ду в уни­та­зе об­ще­ствен­но­го туа­ле­та по­сле его ис­поль­зо­ва­ния (я не шу­чу — та­кой пункт дей­стви­тель­но со­дер­жит­ся в сво­де син­га­пур­ских за­ко­но­да­тель­ных ак­тов).

За­тем ин­фор­ма­ция о но­вом за­коне ста­ра­тель­но вби­ва­ет­ся в моз­ги жи­те­лей и го­стей Син­га­пу­ра. Од­на­ко сре­ди огром­ной мас­сы лю­дей (на­се­ле­ние го­ро­да пре­вы­ша­ет 5 мил­ли­о­нов 300 ты­сяч) непре­мен­но на­хо­дит­ся тот, кто на­ру­ша­ет но­вый за­прет. «Зло­дея» хва­та­ют и при огром­ном вни­ма­нии прес­сы при­го­ва­ри­ва­ют, на­при­мер, к пор­ке бам­бу­ко­вы­ми пал­ка­ми (и сно­ва я не шу­чу). Как пра­ви­ло, по­сле та­ко­го «шоу» ко­ли­че­ство же­ла­ю­щих на­ру­шить но­вый за­кон рез­ко со­кра­ща­ет­ся. На­зы­вай­те это твор­че­ским ис­поль­зо­ва­ни­ем «за­ко­на услов­ных ре­флек­сов име­ни со­ба­ки ака­де­ми­ка Пав­ло­ва» или про­сто пуб­лич­ным вос­пи­та­тель­ным эф­фек­том. Но это ра­бо­та­ет.

В си­ту­а­ции со скан­да­лом, устро­ен­ным По­клон­ской, ра­бо­тать нече­му. Пуб­лич­ный вос­пи­та­тель­ный эф­фект от­сут­ству­ет на­прочь. На­та­лья Поклонская не вы­иг­ра­ла, но и не про­иг­ра­ла. Это, в свою оче­редь, зна­чит, что у дру­гих же­ла­ю­щих по­про­бо­вать на проч­ность прин­цип сво­бо­ды сло­ва или дру­гие кон­сти­ту­ци­он­ные нор­мы нет сдер­жи­ва­ю­щих фак­то­ров. А раз си­сте­мы сдер­жек нет, то и по­вто­рять­ся по­доб­ные ис­то­рии бу­дут сно­ва и сно­ва. Оста­ва­ясь «неви­ди­мым», Кремль, с мо­ей точ­ки зре­ния, в ка­кой-то сте­пе­ни обес­це­ни­ва­ет свои соб­ствен­ные по­ли­ти­че­ские до­сти­же­ния.

В Крем­ле, прав­да, со мной ка­те­го­ри­че­ски не со­гла­си­лись. Со­бе­сед­ник из бли­жай­ше­го окру­же­ния Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на дал мне по­нять, что «вос­пи­та­тель­но­го эф­фек­та» бу­дет боль­ше, ес­ли российское об­ще­ство бу­дет по воз­мож­но­сти са­мо ре­шать воз­ни­ка­ю­щие идео­ло­ги­че­ские про­бле­мы — без ме­лоч­ной еже­днев­ной опе­ки со сто­ро­ны пре­зи­ден­та. Вот что мне бы­ло ска­за­но: «Пу­ти­на от­ли­ча­ет ис­клю­чи­тель­но ува­жи­тель­ное и бе­реж­ное от­но­ше­ние к тра­ди­ци­он­ным рос­сий­ским ре­ли­ги­оз­ным кон­фес­си­ям. Од­на­ко пре­зи­ден­ту со­вер­шен­но не свой­стве­нен кле­ри­ка­лизм. Он рез­ко про­тив сра­щи­ва­ния церк­ви и го­су­дар­ства. Но Пу­тин не го­тов вме­ши­вать­ся в каж­дый из вол­ну­ю­щих об­ще­ство идео­ло­ги­че­ских спо­ров. Каж­дый из по­доб­ных спо­ров — это свое­об­раз­ная при­вив­ка для об­ще­ства. Ес­ли пре­зи­дент сра­зу бу­дет го­во­рить «стоп», этой при­вив­ки не бу­дет».

Я по­ни­маю и ува­жаю та­кую по­зи­цию — но при этом не го­тов ее пол­но­стью при­нять. Пре­зи­дент — это выс­ший ли­дер го­су­дар­ства. А сло­во «ли­дер» про­ис­хо­дит от ан­глий­ско­го гла­го­ла «to lead» — ве­сти. Нра­вит­ся ли это Пу­ти­ну или нет, но есть си­ту­а­ции, в ко­то­рых он обя­зан «ве­сти». Он обя­зан по­то­му, что это­го от него тре­бу­ет Ос­нов­ный за­кон («Пре­зи­дент… яв­ля­ет­ся га­ран­том Кон­сти­ту­ции РФ, прав и сво­бод че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на»). А еще Пу­тин обя­зан это де­лать по­то­му, что ес­ли он это­го не сде­ла­ет — это­го не сде­ла­ет ни­кто.

Есть ли, на­при­мер, в Рос­сии дру­гой че­ло­век кро­ме Пу­ти­на, ко­то­ро­го счи­та­ет сво­им на­чаль­ни­ком все бо­лее вы­хо­дя­щий на фе­де­раль­ный по­ли­ти­че­ский — и идео­ло­ги­че­ский — уро­вень гла­ва Чеч­ни Рам­зан Ка­ды­ров? Или вспом­ним, ка­кие стра­сти раз­го­ре­лись во­круг кон­флик­та из-за Иса­а­ки­ев­ско­го со­бо­ра и как быст­ро эти стра­сти по­утих­ли по­сле од­но­го-един­ствен­но­го взве­шен­но­го за­яв­ле­ния ВВП. Я, ра­зу­ме­ет­ся, по­ни­маю, что это­му пуб­лич­но­му за­яв­ле­нию пред­ше­ство­ва­ла очень боль­шая непуб­лич­ная под­го­то­ви­тель­ная ра­бо­та. Но это ни­ко­им об­ра­зом не про­ти­во­ре­чит мо­е­му ос­нов­но­му по­сы­лу. Поэт в Рос­сии — боль­ше, чем поэт. И пре­зи­дент в Рос­сии — боль­ше, чем пре­зи­дент, боль­ше, чем про­сто «на­ем­ный ме­не­джер», при­зван­ный ре­шать тех­ни­че­ские про­бле­мы управ­ле­ния го­су­дар­ством.

Быв­ший ви­це-пре­зи­дент США Уол­тер Мон­дейл за­ме­тил од­на­жды: «По­ли­ти­че­ский имидж по­до­бен це­мен­ту. По­ка он не за­стыл, вы мо­же­те ле­пить из него все, что вам угод­но. Но как толь­ко на­сту­па­ет мо­мент за­сты­ва­ния, вы уже ни­че­го не мо­же­те сде­лать для то­го, что­бы из­ме­нить фор­му це­мен­та». С мо­ей точ­ки зре­ния, в идео­ло­ги­че­ском плане российское об­ще­ство пе­ре­жи­ва­ет сей­час мо­мент «за мгно­ве­ние до за­сты­ва­ния це­мен­та» — мо­мент, ко­гда но­вые со­ци­аль­ные, мо­раль­ные и по­ли­ти­че­ские нор­мы еще не ока­ме­не­ли, ко­гда еще есть шанс устра­нить обо­зна­чив­ши­е­ся пе­ре­ко­сы в идей­ной жиз­ни стра­ны. Ес­ли та­кой шанс бу­дет упу­щен, то ис­то­рия нам не про­сто это­го не про­стит. Ис­то­рия нас за это очень се­рьез­но на­ка­жет.

Про­ти­во­сто­я­ние во­круг Иса­а­ки­ев­ско­го со­бо­ра вы­шло из го­ря­чей фа­зы по­сле од­но­го­един­ствен­но­го взве­шен­но­го за­яв­ле­ния пре­зи­ден­та.

Свой «осо­бый путь» Рос­сии при­хо­дит­ся ис­кать на ощупь. И, нра­вит­ся ли это Пу­ти­ну или нет, но ему в этом про­цес­се от­ве­де­на ве­ду­щая роль.

В Крем­ле не счи­та­ют На­та­лью По­клон­скую вли­я­тель­ным по­ли­ти­ком, но по фак­ту она им яв­ля­ет­ся.

Цен­ност­ный раз­рыв меж­ду Рос­си­ей и За­па­дом — это яв­ле­ние уже не умо­зри­тель­ное, а со­вер­шен­но ре­аль­ное. На фо­то: пер­вый се­нат немец­ко­го Кон­сти­ту­ци­он­но­го су­да, по­тре­бо­вав­ший сроч­но вне­сти в за­ко­но­да­тель­ство по­ня­тие «тре­тий пол».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.