РАЙКИН ПРИПОМНИЛ МЕДИНСКОМУ ДОК­ТО­РА НА­УК

Moskovski Komsomolets - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ян СМИРНИЦКИЙ, обо­зре­ва­тель от­де­ла куль­ту­ры

Не раз уж на­ми бы­ло за­ме­че­но, что при всей — очень мяг­ко го­во­ря — неод­но­знач­но­сти ми­ни­стра Ме­дин­ско­го имен­но ему вы­пал жре­бий взры­вать разо­спав­ше­е­ся арт- или на­уч­ное со­об­ще­ство: вот во­ткнул он Ка­лаш­ни­ко­ва в цен­тре Моск­вы — просну­лись офи­гев­шие скуль­пто­ры; от­сто­ял свою док­тор­скую — встре­пе­нул­ся на­ко­нец на­уч­ный мир; ре­шил по­прес­со­вать Кон­стан­ти­на Рай­ки­на — худрук «Са­ти­ри­ко­на» по­ка­тил бал­ло­ны на сво­е­го же на­чаль­ни­ка, ед­ва ли не впер­вые в на­шей ис­то­рии при­звав лю­дей те­ат­ра уре­зо­нить ми­ни­стра. И хо­тя по де­лам «Ма­тиль­ды» и Седь­мой сту­дии Мединский про­хо­дил кос­вен­но — но и эти скан­да­лы, пе­ре­рос­шие в се­рьез­ные ба­зо­вые дис­кус­сии, то­же слу­чи­лись при нем. И не слу­чай­но. Об­ще­ство до­зре­ло до пе­ре­мен. Ме­ня­ет­ся эти­ка. Ме­ня­ют­ся мо­де­ли по­ве­де­ния.

По­вто­ряю, де­ло не в сию­ми­нут­ных скан­да­лах как та­ко­вых — бог бы с ни­ми. На­ко­нец, спу­стя 30 лет по­сле пе­ре­строй­ки, встре­ти­лись на уз­кой улоч­ке ста­рая и но­вая мо­дель ви­де­ния ми­ра, и им не разой­тись. А за­тей­ли­вый Мединский слов­но бы взял да пе­ре­вер­нул по­сре­ди этой улоч­ки бак с по­мо­я­ми, что­бы два вре­ме­ни схлест­ну­лись толь­ко ост­рее. По­чти каж­дый скан­дал с ним ши­ро­ко рас­хо­дит­ся вол­на­ми, за­би­рая в свою ор­би­ту все це­хо­вые от­но­ше­ния, и это за­ме­ча­тель­но: лю­ди пе­ре­смат­ри­ва­ют свои взгля­ды на мир, на се­бя, на ис­кус­ство, на эко­но­ми­ку куль­ту­ры. Ящер­ка до­зре­ла, чтоб сбро­сить ко­жу.

Посмот­ри­те на этот скан­дал с Рай­ки­ным. Кон­стан­тин да­ве­ча за­пи­сал ви­део­об­ра­ще­ние: «В те­че­ние все­го го­да идут про­вер­ки про­ку­рор­ские — од­на, дру­гая; они не вы­яви­ли ни­ка­ких се­рьез­ных на­ру­ше­ний. А при­чи­на их — месть и на­ка­за­ние, ко­то­рым хо­чет под­верг­нуть ме­ня и те­атр мой непо­сред­ствен­ный на­чаль­ник Вла­ди­мир Мединский. Он не мо­жет мне про­стить мо­е­го вы­ска­зы­ва­ния на съез­де СТД» (то­го са­мо­го, о цен­зу­ре. — Я.С.). Худрук «Са­ти­ри­ко­на», по­нят­но, упо­мя­нул и ба­зо­вую при­чи­ну: «сей­час он по­ся­га­ет на на­ше стро­и­тель­ство» — и об­ра­тил­ся к ру­ко­во­ди­те­лям те­ат­ров, к зри­те­лям, к вы­со­ким власт­ным ин­стан­ци­ям, ко­то­рые на­хо­дят­ся над Мин­куль­том: «До­ро­гие дру­зья, да­вай­те как-то уре­зо­ним на­ше­го ми­ни­стра».

И — опять-та­ки впер­вые — Райкин за­ме­тил, что «мои за­слу­ги боль­ше, чем за­слу­ги это­го… (па­у­за) на­чаль­ни­ка нрав­ствен­но­сти всей Ру­си, ди­рек­то­ра чест­но­сти и док­то­ра ис­то­ри­че­ских на­ук».

И де­ло не в ра­зо­вом де­мар­ше кон­крет­но­го те­ат­раль­но­го худру­ка. Про­сто на­сту­пил (для де­я­те­лей куль­ту­ры — с неко­то­рым опоз­да­ни­ем) XXI век, ко­гда хо­луй­ство­вать пе­ред на­чаль­ством не то что не мод­но, а про­сто это пат­ри­ар­халь­ное (не спо­рю — для ко­го-то очень уют­ное и удоб­ное) чи­но­по­чи­та­ние са­мо со­бой вы­ро­ди­лось, ушло со сце­ны. Ну кто еще и ко­гда бы во все­услы­ша­ние дал по­нять: вот этот че­ло­век, наш ми­нистр, — он, соб­ствен­но, кто и за­чем?..

По­ти­хонь­ку на­сту­па­ет вре­мя, ко­гда луч­шим ми­ни­стром куль­ту­ры бу­дет тот, фа­ми­лию ко­то­ро­го ни­кто тол­ком и на­звать не смо­жет. Функ­ци­о­нер та­кой-то. Не­ви­ди­мый ми­ру че­ло­век. По­то­му что все­го лишь нуж­на от­ла­жен­ная эко­но­ми­че­ская мо­дель вза­и­мо­дей­ствия те­ат­ров, фи­лар­мо­ний, цир­ков — и ЧА­СТИ го­су­дар­ствен­ных де­нег. Да и нуж­но пре­кра­щать эти учре­жде­ния на­зы­вать го­су­дар­ствен­ны­ми. Они твор­че­ские — это пер­вич­но. А ка­кая там часть го­су­дар­ства, спон­со­ров, по­жерт­во­ва­ний ре­ли­ги­оз­ной об­щи­ны (как в Ав­стрии) — это ни­ко­го во­об­ще не ко­лы­шет. И Мединский — опять же от про­тив­но­го — этот на­рыв вскрыл.

Вслед за Рай­ки­ным по­тя­нут­ся и осталь­ные — не сра­зу, но по­тя­нут­ся (мно­гим бо­яз­но, и есть что те­рять), и не раз еще мы услы­шим: «Вла­ди­мир, ты не прав!» И это очень по­лез­но. По­то­му что ес­ли по­сле Вла­ди­ми­ра на куль­ту­ру по­са­дят, не при­ве­ди бог, ка­ко­го-то пол­но­го оди­о­за, то со­об­ще­ство бу­дет го­то­во к то­му, что­бы разо­рвать его при необ­хо­ди­мо­сти как грел­ку. По­тре­ни­ро­ва­лись на Ме­дин­ском.

К сло­ву, Мединский хоть не очень за­мо­ра­чи­ва­ет­ся с идеологией. Он боль­ше про са­мо­оку­па­е­мость. Нет, за­мо­ра­чи­ва­ет­ся, ко­неч­но, от ли­ца сво­е­го РВИО, но так — ско­рее ка­ри­ка­тур­но. А ведь мо­жет прий­ти некто со­всем боль­ной на го­ло­ву. И ес­ли это слу­чит­ся — по­лу­чим но­вую фа­зу от­но­ше­ний: отъ­езд но­во­го по­ко­ле­ния ак­те­ров, ре­жис­се­ров, ху­дож­ни­ков вон из стра­ны, и язык уже не бу­дет по­ме­хой, как это счи­та­лось ра­нее.

Ми­нистр куль­ту­ры дол­жен стать функ­ци­ей. Ча­стое употребление его име­ни долж­но стать дур­ным то­ном в прин­ци­пе. Да, у нас лю­бят лич­но­стей, но эта лю­бовь бо­ком вы­хо­дит: Рос­сия уста­ла от куль­тур­ных ду­ра­ков. Хру­ще­ву уж ра­ке­ты на Ку­бе не при­по­ми­на­ют, а вот его сло­ва на вы­став­ке аван­гар­ди­стов в де­каб­ре 1962-го всплы­ва­ют по­сто­ян­но — ста­рик в гро­бу пе­ре­во­ра­чи­ва­ет­ся.

А ны­неш­ние скан­да­лы с те­ат­ром Джи­гар­ха­ня­на? Доб­рый Юрий Ми­хай­ло­вич, не отя­го­щая се­бя тон­ким ху­до­же­ствен­ным чу­тьем и раз­да­вая всем на­пра­во-на­ле­во те­ат­ры, фольк­лор­ные цен­тры, га­ле­реи и про­чее, за­ло­жил ми­ны за­мед­лен­но­го дей­ствия, ко­то­рые в бли­жай­шие де­сять лет бу­дут рвать­ся. Пер­вый скан­дал — Те­атр «Мо­дерн», вто­рой — Джи­гар­ха­нян, при­го­то­вить­ся Ма­неж­ной пло­ща­ди, на ко­то­рую нор­маль­ные лю­ди смот­реть не мо­гут без со­дро­га­ния…

Вот слу­чись что с Джи­гар­ха­ня­ном — что при­ка­же­те де­лать го­ро­ду с этим те­ат­ром? В ос­но­ве его со­зда­ния нет ни мощ­но­го ре­жис­сер­ско­го кре­до (а-ля Гон­ча­ров, Плу­чек, За­ха­ров, Тов­сто­но­гов, Лю­би­мов, Еф­ре­мов), ни эко­но­ми­че­ско­го ре­зо­на. Вот и по­лу­ча­ют­ся та­кие сясь­ки­ма­сясь­ки, ко­гда го­су­дар­ство сна­ча­ла на­во­ро­тит глу­по­стей, по­том са­мо же их рас­хле­бы­ва­ет.

Наз­ре­ла ди­стан­ция. Меж­ду ху­дож­ни­ком и го­су­дар­ством. И она бу­дет все уве­ли­чи­вать­ся, по­то­му что ви­зит боль­шо­го на­чаль­ни­ка в те­атр та­кой-то и упа­да­ние всех ра­зом в «при­двор­ные по­кло­ны и ре­ве­ран­сы» смот­рят­ся ужа­са­ю­щим ата­виз­мом. Ре­бя­та, просни­тесь: по­ме­ня­лось ис­кус­ство, по­ме­ня­лись цен­но­сти, не при Лю­до­ви­ке XIV жи­вем!

Вон сей­час всех несколь­ко уди­ви­ло, что близ­кие За­дор­но­ва ни­ко­го не хо­те­ли пус­кать на про­ща­ние, про­ве­ли це­ре­мо­нию в част­ной за­го­род­ной кли­ни­ке, без те­ле­ка­мер и фо­то­вспы­шек. Но это толь­ко пер­вый зво­но­чек. А ведь это нор­ма, так это и долж­но быть, и вско­ре этой «но­вой мо­де» по­сле­ду­ют очень и очень мно­гие, по­то­му что устра­и­вать из смер­ти каждого на­род­но­го ар­ти­ста Ко­лон­ный зал с ре­ча­ми и по­ду­шеч­ка­ми с ор­де­на­ми — это ка­кой-то ди­кий кар­на­вал, не со­от­вет­ству­ю­щий ду­ху вре­ме­ни ни ра­зу.

Фор­ма оста­лась — со­дер­жа­ния нет. По­чти все ве­ли­кие, кто свя­зы­вал эту стра­ну с той — с Со­вет­ским Со­ю­зом, — уже ушли. Все па­фос­ные сло­ва ска­за­ны. По­ня­тия ис­чер­па­ны. Те­перь вре­мя — за но­вы­ми сло­ва­ми и но­вы­ми смыс­ла­ми, и бе­жит это вре­мя стре­ми­тель­но. За что и Мединскому, и Рай­ки­ну спа­си­бо. Да­же ес­ли это — «спа­си­бо, не на­до».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.