КРОК — ЗНА­ЧИТ ШАГ. И ТОЛЬ­КО ВПЕ­РЕД!

У ди­рек­то­ра Те­ат­ра Вах­тан­го­ва се­год­ня юби­лей

Moskovski Komsomolets - - КОШЕЛЕК - Ма­ри­на РАЙ­КИ­НА.

Ес­ли бы Кро­ка не бы­ло, его на­до бы­ло при­ду­мать. Как ка­ко­го-то фан­та­сти­че­ско­го ге­роя, ко­то­рый что-то на­ко­нец та­кое со­вер­шит, в ре­зуль­та­те че­го жизнь всех из­ме­нит­ся к луч­ше­му. Но он не фан­та­сти­че­ский ге­рой, и при­ду­мы­вать его не на­до. Ки­рилл Крок уже су­ще­ству­ет: он ди­рек­тор Те­ат­ра име­ни Ев­ге­ния Вах­тан­го­ва, и се­год­ня у него — день рож­де­ния. Кра­си­вая циф­ра — 50.

Да, Ки­рилл Крок — ре­аль­ный че­ло­век с ре­аль­ной био­гра­фи­ей, и ис­клю­чи­тель­но те­ат­раль­ной. Во­об­ще, ино­гда ка­жет­ся, что он ро­дил­ся в те­ат­ре, настоль­ко хо­ро­шо его зна­ет. Но ро­дил­ся он, как и все, в род­до­ме, учил­ся, го­то­вил­ся в юри­сты, но отказался от ка­рье­ры за­кон­ни­ка и, по­ру­гав­шись с ро­ди­те­ля­ми, не раз­де­ляв­ши­ми люб­ви сы­на к Мель­по­мене, при­шел в те­атр. Там он не стал раз­ве что ар­ти­стом, а по тех­ни­че­ской ча­сти осво­ил мно­гие про­фес­сии: был бу­та­фо­ром, осве­ти­те­лем, мон­ти­ров­щи­ком сце­ны… По­это­му Кро­ка на мя­кине не про­ве­дешь: те­ат­раль­ное де­ло зна­ет «от и до».

Кста­ти, сло­во «крок» по-поль­ски озна­ча­ет «шаг», и со­от­вет­ствен­но сво­ей фа­ми­лии ны­неш­ний юби­ляр ли­хо ша­гал по те­ат­раль­ной лест­ни­це — от мон­ти­ров­щи­ка до ди­рек­то­ра­рас­по­ря­ди­те­ля и зам­худру­ка в те­ат­ре «Мо­дерн», поз­же ра­бо­тал за­ме­сти­те­лем рек­то­ра Шко­лы­сту­дии МХТ и ди­рек­то­ром учеб­но­го те­ат­ра. Так что в Вах­тан­гов­ский, ку­да был при­гла­шен в 2010 го­ду, Крок при­шел с опре­де­лен­ным опы­том ру­ко­во­ди­те­ля.

Толь­ко Вах­тан­гов­ско­му — это­му мощ­но­му ко­раб­лю с его име­ни­той ко­ман­дой — все рав­но, ка­кой у но­во­го на­зна­чен­ца опыт, и преж­ние за­слу­ги для него не в счет. Для Вах­тан­гов­ско­го важ­нее сов­па­де­ние по груп­пе кро­ви. И тут, на­до ска­зать, счаст­ли­вое сов­па­де­ние: в па­ру к но­во­му худру­ку Ту­ми­на­су (за­сту­пил в Вах­тан­гов­ский чуть рань­ше) при­шел не ре­во­лю­ци­о­нер или про­дви­ну­тый ме­не­джер, ко­то­рый рез­ко ме­ня­ет ко­ман­ду и стро­ит свой ав­то­ри­тет за счет уни­что­же­ния пред­ше­ствен­ни­ка, а тот, кто про­дол­жил ува­жи­тель­но де­лать то, что де­ла­ли до него мно­го-мно­го раз­ных лю­дей. На­при­мер, та­кой ле­ген­дар­ный ди­рек­тор, как Ис­си­дор Тар­та­ков­ский, ра­бо­тав­ший с Си­мо­но­вым и Улья­но­вым.

Бо­лее то­го, Крок при­шел не в са­мый луч­ший для те­ат­ра мо­мент, ко­гда у ак­те­ров из-за кон­флик­та с преды­ду­щей ад­ми­ни­стра­ци­ей (та пла­ти­ла се­бе в ра­зы боль­ше, чем тем, кто каж­дый ве­чер вы­хо­дил на сце­ну) бы­ло силь­ное недо­ве­рие к на­чаль­ству. А тут — и худрук из Лит­вы, и ди­рек­тор но­вый. Да кто зна­ет это­го Кро­ка?! А то­му 42, он без ре­га­лий. Но… Все-та­ки не­да­ром да­ет­ся фа­ми­лия: крок за кро­ком, то есть шаг за ша­гом и без лиш­них слов, но­вый управ­ле­нец на­чи­на­ет ра­бо­тать, и все ди­вят­ся: вы смот­ри­те, а ма­лыш-то наш — ого-го!

За непол­ных семь лет в те­ат­ре на Ста­ром Ар­ба­те «ма­лыш» (а это про­из­но­сят уже с дру­гой ин­то­на­ци­ей, да уже и без «малыша») де­ла­ет то, что дру­гим за де­сят­ки лет не уда­ва­лось: не за­кры­вая те­атр на ре­монт, ме­ня­ет ста­рую сце­ну (ее бе­реж­но рас­пи­ли­ва­ют на де­ре­вян­ные брус­ки и раз­да­ют ра­бот­ни­кам как ар­те­фак­ты), ме­ня­ет тех­ни­че­ское обо­ру­до­ва­ние…

Это еще что: он за­вер­ша­ет дол­го­строй но­вой сце­ны, ко­то­рый тя­нул­ся (а по су­ти — сто­ял) 13 (!!!) лет. От­кры­ва­ет это про­стран­ство — с но­вы­ми гри­мер­ны­ми, це­ха­ми (сто­ляр­ка — пред­мет осо­бой гор­до­сти), с фит­нес-зо­ной для всех без ис­клю­че­ния ра­бот­ни­ков те­ат­ра (парь­ся в сауне и ар­тист, и бу­та­фор!)…

В по­служ­ном списке стро­и­те­ля Кро­ка та­к­же зна­чат­ся: те­ат­раль­ное об­ще­жи­тие на несколь­ко се­мей; арт-ка­фе, где про­хо­дят твор­че­ские ве­че­ра ар­ти­стов раз­ных по­ко­ле­ний; ме­мо­ри­аль­ная квар­ти­ра Ев­ге­ния Вах­тан­го­ва, за­но­во от­ре­ста­ври­ро­ван­ная и от­кры­тая для по­се­ти­те­лей; на­ко­нец, Си­мо­нов­ская сце­на, от­кры­тие ко­то­рой со­сто­я­лось бук­валь­но две неде­ли на­зад. За год и де­вять ме­ся­цев (!!!) ка­пи­таль­но от­ре­мон­ти­ро­ва­но и ре­кон­стру­и­ро­ва­но зда­ние 1936 го­да (3,5 ты­ся­чи кв. м), мно­го лет пре­бы­вав­шее в раз­ру­ша­ю­щем­ся со­сто­я­нии.

Те­перь у Вах­тан­гов­ско­го есть еще две но­вые сце­ны с ре­пе­ти­ци­он­ны­ми за­ла­ми, у зри­те­лей — ста­рый/но­вый те­атр, у «Щу­ки» — но­вые учеб­ные клас­сы. И это — Крок со сво­ей ко­ман­дой, ко­то­рую, за­ме­чу, он не при­во­дил, а фор­ми­ро­вал все эти го­ды из преж­них и но­вых со­труд­ни­ков. Я уж не го­во­рю о фи­нан­со­вой сто­роне во­про­са: в Вах­тан­гов­ском очень вы­со­кие зар­пла­ты, и на каж­дый до­ти­ро­ван­ный Ми­ни­стер­ством куль­ту­ры рубль те­атр се­год­ня за­ра­ба­ты­ва­ет два с по­ло­ви­ной. Как?!

А это спросите у Ри­ма­са Ту­ми­на­са, ко­то­рый де­ла­ет та­кие спек­так­ли, на ко­то­рые так про­сто не по­па­дешь. У Ки­рил­ла Кро­ка, ко­то­рый так уме­ло ведет те­ат­раль­ное де­ло, что име­ет ре­зуль­тат дру­гим на за­висть. И во­об­ще этот ду­эт те­ат­раль­ных ру­ко­во­ди­те­лей Ту­ми­нас—Крок, со сво­ей не по­каз­ной, об­хо­дя­щей­ся без гром­ких обе­ща­ний и за­яв­ле­ний ра­бо­той (без борь­бы не­по­нят­но за что), — луч­шее до­ка­за­тель­ство то­го, что НЕре­во­лю­ци­он­ный путь ока­зы­ва­ет­ся по­лез­нее для ис­кус­ства в Рос­сии. На­до иметь та­лант, и про­сто ра­бо­тать каж­дый день, и глав­ное — быть по­ря­доч­ным по от­но­ше­нию к дру­гим, за­бо­тить­ся о ста­ри­ках. Мо­жет, в этом — на­ши на­ци­о­наль­ные скре­пы?..

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.