АН-148 НАЛЕТЕЛ НА ТЕ ЖЕ ГРАБ­ЛИ

Под­твер­ди­лась пер­во­на­чаль­ная вер­сия при­чин кру­ше­ния са­мо­ле­та в Под­мос­ко­вье

Moskovski Komsomolets - - СЕГО ДНЯ - Оль­га БОЖЬЕВА.

«Фак­то­ром раз­ви­тия осо­бой си­ту­а­ции на бор­ту са­мо­ле­та мог­ли стать невер­ные дан­ные о ско­ро­сти по­ле­та из-за об­ле­де­не­ния дат­чи­ков», — это пер­вые вы­во­ды о при­чи­нах катастрофы Ан-148, по­лу­чен­ные Меж­го­су­дар­ствен­ным авиа­ци­он­ным ко­ми­те­том (МАК) по­сле рас­шиф­ров­ки дан­ных бор­то­во­го па­ра­мет­ри­че­ско­го са­мо­пис­ца. Соб­ствен­но, экс­пер­ты МАК под­твер­ди­ли вер­сию, вы­ска­зан­ную «МК» сра­зу же по­сле тра­ге­дии. Ведь имен­но по этой же при­чине Ан-148 уже раз­би­вал­ся — семь лет на­зад.

Экс­пер­ты вос­со­зда­ли пред­ва­ри­тель­ную кар­ти­ну катастрофы. По их мне­нию, она вы­гля­де­ла так: «Ка­та­стро­фи­че­ская си­ту­а­ция на­ча­ла раз­ви­вать­ся че­рез 2 ми­ну­ты 30 се­кунд по­сле взле­та. Вы­со­та на тот мо­мент бы­ла 1300 мет­ров. Ско­рость (по при­бо­рам) со­став­ля­ла 465–470 км/ч.

В этот мо­мент дан­ные о ско­ро­сти са­мо­ле­та, ко­то­рые по­сту­па­ют к ко­ман­ди­ру эки­па­жа и вто­ро­му пи­ло­ту, неожи­дан­но ста­ли раз­ли­чать­ся. При­мер­но че­рез 25 се­кунд рас­хож­де­ния в ско­ро­сти ста­ли со­став­лять по­ряд­ка 30 км/ч. Сра­бо­та­ла сиг­на­ли­за­ция.

Еще че­рез 50 се­кунд на вы­со­те око­ло 2 ки­ло­мет­ров дат­чик сно­ва стал по­ка­зы­вать раз­ни­цу в ско­ро­сти, при­чем она толь­ко усу­губ­ля­лась и про­дол­жа­ла рас­ти. В этот мо­мент пи­ло­ты от­клю­ча­ют ав­то­пи­лот и на­чи­на­ют са­ми пы­тать­ся спра­вить­ся с нештат­ной си­ту­а­ци­ей.

Че­рез 34 се­кун­ды один из дат­чи­ков по­ка­зы­ва­ет ско­рость 0 км/ч, а вто­рой — 540–560 км/ч. Неожи­дан­но и он на­чи­на­ет «сбра­сы­вать» ско­рость, опус­ка­ясь до 200 км/ч.

В этот мо­мент са­мо­лет на­чал рез­ко сни­жать­ся (по всей ви­ди­мо­сти, сле­дуя ко­ман­дам пи­ло­тов, ко­то­рые пы­та­лись по­нять, что про­ис­хо­дит с ма­ши­ной). Лай­нер вре­зал­ся в зем­лю на ско­ро­сти око­ло 800 ки­ло­мет­ров в час.

В этой свя­зи сле­ду­ет на­пом­нить, что ука­за­тель ско­ро­сти са­мо­ле­та од­на­жды уже фи­гу­ри­ро­вал в рас­сле­до­ва­нии при­чин катастрофы, при­чем имен­но Ан-148. Она про­изо­шла 5 мар­та 2011 го­да под Бел­го­ро­дом во вре­мя учеб­но-тре­ни­ро­воч­но­го по­ле­та, ко­гда ма­ши­ной управ­ля­ли лет­чи­ки из Мьян­мы, стра­ны — по­тен­ци­аль­но­го по­ку­па­те­ля Ан-148. То­гда по­гиб­ли 6 че­ло­век — лет­чи­ки и ин­струк­то­ры. И ко­мис­сия по рас­сле­до­ва­нию при­шла к вы­во­ду, что на­ря­ду с неопыт­но­стью пи­ло­тов и пло­хой ко­ор­ди­на­ци­ей дей­ствий эки­па­жа кос­вен­ной при­чи­ной тра­ге­дии мог стать ука­за­тель ско­ро­сти по­ле­та.

В ак­те ко­мис­сии ука­зы­ва­лось, что в ре­жи­ме экс­трен­но­го сни­же­ния эки­паж непред­на­ме­рен­но вы­вел Ан-148 на ско­рость по­ле­та, ко­то­рая на 110 км/ч пре­вы­си­ла пре­дель­ную рас­чет­ную ско­рость. Это при­ве­ло к де­фор­ма­ции са­мо­ле­та, к по­яв­ле­нию низ­ко­ча­стот­ных ко­ле­ба­ний и к уве­ли­че­нию пе­ре­гру­зок, что в ре­зуль­та­те вы­зва­ло раз­ру­ше­ние са­мо­ле­та в воз­ду­хе.

По мне­нию след­ствия, это мог­ло про­изой­ти из-за по­лом­ки ука­за­те­ля ско­ро­сти са­мо­ле­та. Ори­ен­ти­ру­ясь на его за­ни­жен­ные по­ка­за­ния, пи­лот уве­ли­чи­вал ско­рость до тех пор, по­ка у са­мо­ле­та не за­го­ре­лись дви­га­те­ли и он не на­чал раз­ва­ли­вать­ся.

Мно­гое в ка­та­стро­фе 2011 го­да и ны­неш­ней ока­зы­ва­ет­ся по­хо­жим. К при­ме­ру, то­гда рас­сто­я­ние от ме­ста па­де­ния са­мо­ле­та до аэро­дро­ма вы­ле­та со­ста­ви­ло око­ло 138 км. В ре­зуль­та­те па­де­ния са­мо­лет пол­но­стью раз­ру­шил­ся и сго­рел. Часть фраг­мен­тов са­мо­ле­та бы­ла най­де­на в 1,5 км от ме­ста па­де­ния. Од­на­ко здесь сле­ду­ет учи­ты­вать то об­сто­я­тель­ство, что в 2011 го­ду та­ко­го раз­бро­са мел­ких оскол­ков все же не бы­ло.

МНЕ­НИЕ ЭКС­ПЕР­ТА

Про­ком­мен­ти­ро­вал «МК» вы­во­ды ко­мис­сии МАК лет­чик с 45-лет­ним ста­жем Вла­ди­мир САЛЬНИКОВ:

— Про­бле­ма по­ка­за­ния раз­ни­цы ско­ро­стей на дат­чи­ках су­ще­ство­ва­ла все­гда, в том чис­ле на ста­рых са­мо­ле­тах — на Ан-24, Ту-134, Як-40… У нас бы­ло тре­бо­ва­ние: ко­гда идут осад­ки (осо­бен­но в рай­оне тем­пе­ра­тур от +5 до -10 — они счи­та­лись осо­бен­но опас­ны­ми), пе­ред са­мым за­пус­ком тех­ни­ки сни­ма­ли чех­лы с при­ем­ни­ка воз­душ­но­го дав­ле­ния (ПВД). Имен­но так на­зы­ва­ет­ся этот при­бор — и мы долж­ны бы­ли осу­ще­ствить обо­грев это­го ПВД. Но по­ка ру­лишь к по­ло­се, там снег, дождь, ве­тер… И все-та­ки где-то по­па­да­ли ту­да ка­пель­ки, ко­то­рые по­том мог­ли пре­вра­тить­ся в лед. На со­вре­мен­ных са­мо­ле­тах та­ких тре­бо­ва­ний нет, но как толь­ко за­пу­ще­ны дви­га­те­ли, на неко­то­рых ма­ши­нах на­до вруч­ную вклю­чать обо­грев этих ПВД, ко­то­рые как раз по­ка­зы­ва­ют ско­рость в воз­ду­хе. А на дру­гих, как толь­ко ты за­пу­стил­ся, обо­грев вклю­ча­ет­ся ав­то­ма­ти­че­ски, да­лее ра­бо­тая в опре­де­лен­ном ре­жи­ме.

Ду­маю, воз­мож­но, ес­ли шли ин­тен­сив­ные осад­ки, где-то сне­жин­ка по­па­ла в при­бор. Там есть тру­боч­ка, хоть ма­лень­кая, но в нее все рав­но осад­ки мо­гут по­пасть. За­тем об­ра­зо­ва­лась ле­дыш­ка, ко­то­рая мог­ла за­ку­по­рить этот ПВД — и он стал ба­наль­но врать.

Од­на­ко да­же ес­ли про­изо­шла раз­ни­ца в по­ка­за­ни­ях, то есть лет­ные тре­бо­ва­ния, ко­то­рые ука­зы­ва­ют лет­чи­кам пи­ло­ти­ро­вать са­мо­лет по уг­лу ата­ки. В слу­чае ес­ли са­мо­лет не обо­ру­до­ван при­бо­ром, по­ка­зы­ва­ю­щим угол ата­ки, то пи­ло­ти­ро­вать раз­ре­ша­ет­ся толь­ко по уг­лу тан­га­жа. Все эти си­ту­а­ции пред­ва­ри­тель­но долж­ны от­ра­ба­ты­вать­ся на тре­на­же­рах. В этой нестан­дарт­ной си­ту­а­ции, ко­неч­но, дат­чик по­вли­ял на раз­ви­тие ка­та­стро­фи­че­ской си­ту­а­ции. Од­на­ко ес­ли пи­ло­ты не су­ме­ли с ней спра­вить­ся, то это мож­но счи­тать ошиб­кой эки­па­жа.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.