ПО­ХИ­ЩЕ­НИЕ СМЕР­ТИ ПОДОБНО

Мать укра­ден­ной из вен­ско­го оте­ля 3-лет­ней де­воч­ки рас­ска­за­ла «МК» об об­сто­я­тель­ствах пре­ступ­ле­ния

Moskovski Komsomolets - - СЕГО ДНЯ - Лев СПЕРАНСКИЙ, Лю­бовь ГЛАЗУНОВА. ПО­ДРОБ­НО­СТИ на сай­те

По­хи­ще­ни­ем ма­лень­кой рос­си­ян­ки в да­ле­кой Ав­стрии за­ня­лись вче­ра пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны Моск­вы. Сто­лич­ное управ­ле­ние СКР воз­бу­ди­ло де­ло по фак­ту про­па­жи 28 де­каб­ря трех­лет­ней Евы из трех­звез­доч­но­го оте­ля «Бьян­ка» в сто­ли­це Ав­стрии. Впро­чем, о тайне по­хи­ще­ния здесь го­во­рить не при­хо­дит­ся — си­ту­а­ция до­ста­точ­но про­зрач­на. «МК» вы­яс­нил по­дроб­но­сти из пер­вых рук — от ма­те­ри Евы.

Как рас­ска­за­ла нам со­труд­ни­ца оте­ля, в кон­це де­каб­ря в ре­цеп­цию об­ра­ти­лась рус­ская жен­щи­на, ко­то­рая по­про­си­ла от­крыть свой но­мер, так как он был за­перт, а оба клю­ча бы­ли у ее му­жа. Ко­гда с по­мо­щью со­труд­ни­ков го­сти­ни­цы ей уда­лось по­пасть в ком­на­ту, об­на­ру­жи­лось, что ни ня­ни, ни ре­бен­ка в ней нет, а все ве­щи со­бра­ны и уве­зе­ны.

«Она ска­за­ла, что по­еха­ла в го­род по ма­га­зи­нам, оста­вив ре­бен­ка с ня­ней в но­ме­ре оте­ля, а за­тем, как обе­щал ей муж, они долж­ны бы­ли встре­тить­ся в ре­сто­ране, — уточ­ни­ли в оте­ле. — Но она так его и не до­жда­лась, по­это­му вер­ну­лась од­на». При этом по­хи­ще­ние бы­ло про­ве­де­но на­столь­ко вир­ту­оз­но, что ни­кто в оте­ле не за­по­до­зрил нелад­но­го. «Воз­мож­но, ня­ня са­ма вы­ве­ла ре­бен­ка из но­ме­ра, что­бы пе­ре­дать от­цу уже на ули­це», — пред­по­ло­жи­ли в го­сти­ни­це.

По сло­вам со­труд­ни­цы «Бьян­ки», по­ли­цей­ские при­хо­ди­ли в отель все­го один раз, осмот­рев ме­сто про­ис­ше­ствия и за­дав па­ру во­про­сов пер­со­на­лу.

А вот что рас­ска­за­ла нам мама де­воч­ки Але­на.

— С му­жем Ма­джи Эль-Али я по­зна­ко­ми­лась в 2007 го­ду, ко­гда хо­ди­ла на кур­сы араб­ско­го язы­ка. В фев­ра­ле 2014 го­да я узна­ла, что в по­ло­же­нии. Вра­чи вы­яви­ли у но­во­рож­ден­ной бо­лезнь Гир­ш­прун­га и эм­фи­зе­му пра­во­го лег­ко­го. На вто­рой день по­сле рож­де­ния ее пе­ре­ве­ли в боль­ни­цу, а у ме­ня кар­ди­наль­но из­ме­ни­лась жизнь — я вы­шла за­муж за Ма­джи. Его глав­ным ар­гу­мен­том бы­ло то, что на Рос­сию об­ру­ши­лись санк­ции, а доч­ку нуж­но бы­ло вы­во­зить на ле­че­ние в Ев­ро­пу. Так как он граж­да­нин Ли­ва­на, то, по его сло­вам, от­но­ше­ние из-за это­го бы­ло бы луч­ше.

— Что вам из­вест­но о се­мье Мажди?

— У его ро­ди­те­лей семь сы­но­вей и две до­че­ри. Род­ной дом — трех­ком­нат­ная квар­ти­ра в Три­по­ли, в ко­то­рой вся род­ня жи­вет на­ез­да­ми. Од­на­жды, в 2015 го­ду, вра­чи по­ре­ко­мен­до­ва­ли Еве по­жить там, где су­хой кли­мат, и мы уеха­ли к му­жу на ро­ди­ну.

— Мажди ис­по­ве­ду­ет ис­лам?

— Да, он му­суль­ма­нин, но не ра­ди­кал. Все­гда в при­мер ста­вил сво­их бра­тьев, го­во­ря, что в его се­мье ува­жа­ют дру­гие ре­ли­гии. Один толь­ко раз я ви­де­ла, как он со­вер­ша­ет на­маз.

— Как ня­ня по­яви­лась в ва­шем до­ме?

— Та­джич­ка по име­ни Назо­кат сна­ча­ла ра­бо­та­ла кон­сьерж­кой у нас в подъ­ез­де. В 2015 го­ду Мажди при­вел ее и ска­зал, что она хо­ро­шо упра­вит­ся с Евой, и убе­дил ме­ня, что­бы мы на­ня­ли ее ня­ней. Мажди пла­тил ей 35 ты­сяч руб­лей.

— Как вы ока­за­лись в Ав­стрии?

— В на­ча­ле 2017 го­да вра­чи со­об­щи­ли, что Еве тре­бу­ет­ся сроч­ная опе­ра­ция в Гер­ма­нии на лег­ком. Сто­и­мость опе­ра­ции и ле­че­ния (25 ты­сяч ев­ро) опла­ти­ли мои ро­ди­те­ли. 1 ав­гу­ста 2017 го­да Еве уда­ли­ли часть пра­во­го лег­ко­го, и в ян­ва­ре 2018 го­да мы до­го­во­ри­лись при­е­хать вновь, что­бы прой­ти осмотр. По пу­ти оста­но­ви­лись в Вене. 25 де­каб­ря мы при­бы­ли на же­лез­но­до­рож­ный вок­зал (ре­бен­ку за­пре­ще­ны пе­ре­ле­ты). В стране лю­ди празд­но­ва­ли Рож­де­ство, мы хо­ро­шо по­гу­ля­ли, схо­ди­ли в зоо­парк, а ве­че­ром 27 де­каб­ря Мажди ушел из но­ме­ра, ска­зав, что по­шел ку­рить ка­льян, и боль­ше я его не ви­де­ла.

— А как же он по­хи­тил Еву? Все про­ис­хо­ди­ло на ва­ших гла­зах?

— На сле­ду­ю­щий день я просну­лась и раз­бу­ди­ла ня­ню. Дочь спа­ла, а муж в но­ме­ре так и не по­явил­ся. Как и пла­ни­ро­ва­лось, я уеха­ла за про­дук­та­ми и че­рез неко­то­рое вре­мя свя­за­лась и с Мажди, и с ня­ней. Они оба утвер­жда­ли, что гу­ля­ют с Евой и все хо­ро­шо. Мы до­го­во­ри­лись встре­тить­ся в ре­сто­ране. Ту­да ни­кто не при­шел, и я от­пра­ви­лась в отель. Там мне со­об­щи­ли, что все клю­чи от­да­ли Мажди, но по­сле то­го, как я под­ня­ла скан­дал, со­труд­ни­ки го­сти­ни­цы от­кры­ли наш но­мер.

— С это­го мо­мен­та рас­ска­жи­те мак­си­маль­но по­дроб­но, что про­ис­хо­ди­ло да­лее.

— В но­ме­ре бы­ло пу­сто. Ни Евы, ни ня­ни, ни Мажди, ни ве­щей. Про­па­ла да­же моя одеж­да. В од­ной из су­мок бы­ли день­ги — 12 ты­сяч ев­ро и мои дра­го­цен­но­сти — под­вес­ка, кре­стик. В уча­сток вме­сте со мной от­пра­вил­ся пред­ста­ви­тель оте­ля. Но на пол­пу­ти мне по­зво­нил Мажди и ска­зал, что ес­ли я пой­ду к пра­во­охра­ни­те­лям, то ни­ко­гда не уви­жу дочь. Так­же он по­обе­щал, что при­дет с Евой в отель ве­че­ром, где я долж­на их ждать. Зво­нок был с Вот­са­па, при­вя­зан­но­го к рос­сий­ско­му но­ме­ру.

— Мажди сдер­жал свое сло­во?

— Нет. Он по­зво­нил мне позд­но ве­че­ром и ска­зал, что они с Евой в Ли­ване и те­перь я бу­ду де­лать все, как он ска­жет. Он за­явил, что пла­ни­ро­вал по­хи­ще­ние дав­но и для то­го, что­бы вы­вез­ти дочь, он по­тра­тил 120 ты­сяч дол­ла­ров. Его глав­ным тре­бо­ва­ни­ем бы­ло то, что­бы я в Москве встре­ти­лась с его ад­во­ка­том, под­пи­са­ла ка­кие-то бу­ма­ги, и по­сле это­го я мо­гу при­ле­теть в Ли­ван. Позд­нее мне при­шло со­об­ще­ние из кли­ни­ки, где был за­пла­ни­ро­ван осмотр Евы. В по­сла­нии го­во­ри­лось, что Мажди пы­тал­ся ис­тре­бо­вать остав­ши­е­ся на сче­те до­че­ри в вен­ской кли­ни­ке 9 ты­сяч ев­ро, ука­зав рек­ви­зи­ты мос­ков­ско­го сче­та. Но, к сча­стью, день­ги ему ни­кто не от­пра­вил. Че­рез неко­то­рое вре­мя со мной свя­за­лась ня­ня, ко­то­рая не ска­за­ла, где она, и со­об­щи­ла, что лишь от­да­ла ре­бен­ка от­цу, а он уже уехал в аэро­порт. При всем при этом я по­смот­ре­ла рас­пи­са­ние рей­сов — в тот день в Ли­ван са­мо­ле­тов не бы­ло.

— Вы об­ща­лись со сле­до­ва­те­лем? Есть ка­кие-то про­гно­зы?

— В мо­ей мос­ков­ской квар­ти­ре был про­ве­ден обыск и бы­ли об­на­ру­же­ны ве­щи Мажди. А сре­ди них его за­пи­си, в ко­то­рых го­во­рит­ся об ИГИЛ (за­пре­щен­ная в Рос­сии ор­га­ни­за­ция. — «МК») и тре­ни­ро­воч­ных ла­ге­рях. Так­же был об­на­ру­жен до­ку­мент, за­ве­рен­ный сто­лич­ным но­та­ри­усом, о со­ста­ве его се­мьи. В нем го­во­рит­ся, что ме­сто рож­де­ния Мажди — Ал­ле­по, но в его пас­пор­тах (РФ и ли­ван­ском) зна­чит­ся го­род Три­по­ли. Кро­ме то­го, об­на­ру­жи­ли за­пи­си ня­ни. Они го­во­рят о том, что у нее бы­ла связь с муж­чи­ной. Кро­ме Мажди, она ни с кем не кон­так­ти­ро­ва­ла.

— Вы до­пус­ка­е­те, что Мажди мог при­мкнуть к тер­ро­ри­стам? Ведь ес­ли рас­суж­дать здра­во, за­чем он по­хи­тил боль­но­го ре­бен­ка?

— Я не ду­маю, что он тер­ро­рист, но он вполне мо­жет быть их по­соб­ни­ком. А с по­мо­щью Евы он хо­чет ма­ни­пу­ли­ро­вать мной и мо­ей се­мьей. Ко­гда я раз­ме­сти­ла пост в со­ци­аль­ной се­ти, со мной свя­зы­ва­лись ара­бы, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ли, что Мажди афе­рист и за­ни­мал­ся кон­тра­бан­дой та­ба­ка.

Але­на с ма­лень­кой Евой.

По­до­зре­ва­ет­ся муж.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.