НЕЛАДНО ЧТО-ТО В АШАНСКОМ КОРОЛЕВСТВЕ

Как ду­рят го­ло­вы по­ку­па­те­лям из­вест­ной тор­го­вой се­ти

Moskovski Komsomolets - - ТОРГОВЛЯ - Ека­те­ри­на СТЕПАНОВА.

Еже­днев­но ты­ся­чи мар­ке­то­ло­гов ра­бо­та­ют над тем, что­бы мы по­ку­па­ли боль­ше, бра­ли бо­лее до­ро­гие про­дук­ты с по­лок и кла­ли в свои кор­зин­ки в су­пер­мар­ке­тах то, что уже на ис­хо­де сво­е­го сро­ка год­но­сти. В их за­да­чи вхо­дит ис­клю­чи­тель­но по­вы­ше­ние за­ра­бот­ка ма­га­зи­на, а не здо­ро­вье по­тре­би­те­ля. «МК» от­пра­вил­ся в один из круп­ней­ших се­те­вых мар­ке­тов — «Ашан», что­бы лич­но узнать, к ка­ким улов­кам при­бе­га­ют со­труд­ни­ки и ка­кие на­ру­ше­ния мо­гут ис­пор­тить по­ку­па­те­лю не толь­ко на­стро­е­ние, но и фи­зи­че­ское са­мо­чув­ствие. Тем бо­лее что и по­вод на­шел­ся под­хо­дя­щий: в ян­ва­ре На­га­тин­ский суд за­крыл на 30 су­ток «Ашан» в рай­оне Би­рю­ле­во Во­сточ­ное. На­ру­ше­ния, вы­яв­лен­ные там Рос­по­треб­над­зо­ром, со­зда­ют «усло­вия для воз­ник­но­ве­ния и рас­про­стра­не­ния ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ний (отрав­ле­ний)».

Что­бы ни­че­го не ускольз­ну­ло от на­ших глаз, с на­ми со­гла­си­лась пой­ти Еле­на Гла­зу­но­ва, ко­то­рая уже мно­го лет ра­бо­та­ет тай­ным по­ку­па­те­лем. На­ша цель — «Ашан» на Ка­луж­ском шос­се. И сра­зу же — непри­ят­ный сюр­приз. На сто­лах в от­кры­тых кон­тей­не­рах сто­я­ли су­хо­фрук­ты и оре­хи, про­да­ю­щи­е­ся по ак­ции. На­ро­ду ря­дом бы­ло нема­ло: все в от­кры­том до­сту­пе — бе­ри па­ке­тик да на­сы­пай по­лез­ные уг­ле­во­ды, а ес­ли не уве­рен в пред­по­чте­ни­ях, мо­жешь и по­про­бо­вать. Во вся­ком слу­чае, так ка­жет­ся на пер­вый взгляд.

— Та­кая пре­зен­та­ция то­ва­ра — это очень боль­шое на­ру­ше­ние, — го­во­рит Еле­на. — Про­дукт дол­жен хра­нить­ся в за­кры­том вен­ти­ли­ру­е­мом по­ме­ще­нии, а не так, как здесь, — прак­ти­че­ски на от­кры­том воз­ду­хе. Ре­зуль­тат мы мо­жем уви­деть по оре­хам ке­шью. Они из­ме­ни­ли цвет, вы­гля­дят за­плес­не­ве­лы­ми, а на ин­фор­ма­ци­он­ной бир­ке (ко­то­рая, к сло­ву, есть да­ле­ко не во всех кон­тей­не­рах) нель­зя разо­брать ни сро­ка год­но­сти, ни стра­ны-по­став­щи­ка, во­об­ще ни­че­го! И я да­же не упо­ми­наю про фи­сташ­ки, от ко­то­рых оста­лись од­ни скор­луп­ки…

Лег­кий до­ступ к оре­хам и су­хо­фрук­там по­ро­дил це­лую ве­ре­ни­цу про­блем. Тут у нас и ара­хис, сме­шан­ный из двух ви­дов (по-ви­ди­мо­му, кто-то из по­ку­па­те­лей пе­ре­ду­мал и вы­сы­пал свой па­кет в первую по­пав­шу­ю­ся та­ру), и чер­но­слив, ко­то­рый, ско­рее все­го, не про­шел тер­ми­че­ской об­ра­бот­ки. Невоз­мож­но по­нять, прав­да ли срок год­но­сти на бир­ке от­но­сит­ся к это­му про­дук­ту и не ле­жит ли на дне про­шлая пар­тия — все оста­ет­ся на со­ве­сти ру­ко­вод­ства, а по­тре­би­те­лю оста­ет­ся лишь ве­рить.

Кста­ти, по­доб­ный стран­ный спо­соб про­да­жи распространяется и на ма­ка­ро­ны, спе­ции, чай, ко­фе и да­же сла­до­сти, ко­то­рые ча­стень­ко по­ку­па­ют де­тям. Как и в слу­чае с оре­ха­ми, ка­ко­го сор­та про­дукт и по ка­кой цене в дан­ном кон­крет­ном про­зрач­ном бок­се, за­ча­стую при­хо­дит­ся толь­ко до­га­ды­вать­ся: нет ни би­рок, ни дру­гих опо­зна­ва­тель­ных зна­ков. Са­мое уди­ви­тель­ное, что про­да­вать су­хие съест­ные то­ва­ры на раз­вес Рос­по­треб­над­зор за­пре­тил «Аша­ну» еще в кон­це 2015 го­да. Ре­ше­ние Ар­бит­раж­но­го су­да Моск­вы есть, а вот из­ме­не­ний в се­те­вом ма­га­зине до сих пор нет!

Еще од­на непри­ят­ная вещь, ко­то­рую мы вы­яви­ли, — непра­виль­ная на­чаль­ная циф­ра на ве­сах. При­том встре­ча­ет­ся это на­ру­ше­ние по все­му ма­га­зи­ну: на­чи­ная от фрук­тов, за­кан­чи­ваю кон­фе­та­ми.

— Вес про­зрач­но­го цел­ло­фа­но­во­го па­ке­та

— 2 грам­ма, — по­яс­ня­ет Гла­зу­но­ва. — Ма­га­зин по­зи­ци­о­ни­ру­ет се­бя так, что эти па­ке­ты да­ют­ся по­ку­па­те­лю бес­плат­но. Но в ито­ге это вы­хо­дит со­всем не так. Мы с ва­ми про­шли несколь­ко от­де­лов, все­го в них око­ло де­сят­ка ве­сов, но лишь у двух ис­ход­ный вес был вы­став­лен на -2 г. У неко­то­рых и во­все сто­ял +2 г! Ко­неч­но, ко­гда вы хо­ди­те по ма­га­зи­ну один, мож­но по­ду­мать, что это ме­лочь. Но пред­ставь­те про­пуск­ные мас­шта­бы су­пер­мар­ке­та? Так что ло­зунг «па­ке­ты бес­плат­но» оку­па­ет­ся с лих­вой эти­ми пре­сло­ву­ты­ми 2 г.

В ко­пил­ку на­ру­ше­ний мож­но до­ба­вить и нера­бо­та­ю­щие кон­троль­ные ве­сы, най­ти ко­то­рые в огром­ном за­ле и так бы­ло непро­сто, а та­к­же неустой­чи­вое по­ло­же­ние осталь­ных при­бо­ров, что неиз­беж­но при­во­дит к непра­виль­ным из­ме­ре­ни­ям.

В ве­ще­вом от­де­ле тво­ри­лась пол­ная нераз­бе­ри­ха. На од­ной и той же ве­шал­ке сво­бод­но се­бя чув­ство­ва­ли как блу­зы, так и фут­бол­ки, а вот це­на над ни­ми ви­се­ла од­на.

— Эта пу­та­ни­ца аук­нет­ся вам на кас­се, — го­во­рит Еле­на и бе­рет од­ну из фут­бо­лок. — У этой ве­щи штрих­код не сов­па­да­ет с тем, что ука­зан на цен­ни­ке. Да­вай­те под­не­сем ее к ска­не­ру — вот смот­ри­те, со­всем не та сто­и­мость. Та­кое ча­сто бы­ва­ет в «Аша­нах», осо­бен­но при по­куп­ке нос­ков. Вы бе­ре­те одеж­ду с од­ной це­ной, а вы­хо­дит дру­гая. Здесь на­до кон­тро­ли­ро­вать каж­дую вещь, так как на них ча­сто нет ин­ди­ви­ду­аль­ных цен­ни­ков.

У аппарата, счи­ты­ва­ю­ще­го штрих­ко­ды, я об­ра­ти­ла вни­ма­ние на кор­зин­ку с то­ва­ра­ми. Сло­жи­лось ощу­ще­ние, что кто-то из по­ку­па­те­лей ее за­был, но ря­дом ни­ко­го не бы­ло.

— Это спе­ци­аль­ная кор­зин­ка, для то­го, что­бы че­ло­век, узнав сто­и­мость то­ва­ра, мог его оста­вить пря­мо здесь, — по­яс­ня­ет Еле­на. — Идея в це­лом неп­ло­хая, но толь­ко при усло­вии, что ра­бот­ни­ки ма­га­зи­на по­сто­ян­но за­би­ра­ют невос­тре­бо­ван­ные по­куп­ки. Оче­вид­но, здесь это­го не про­ис­хо­дит. То есть ес­ли кто-то пе­ре­ду­ма­ет брать мо­ро­же­ную го­вя­ди­ну и оста­вит ее, то не­из­вест­но, сколь­ко она бу­дет тух­нуть без хо­ло­диль­ни­ка, по­ка вер­нет­ся обратно на при­ла­вок!

Кста­ти, о хо­ло­диль­ни­ках. Сле­ду­ю­щей точ­кой осмот­ра бы­ли длин­ные ря­ды с за­мо­ро­жен­ны­ми про­дук­та­ми. На сча­стье, с са­ми­ми кон­тей­не­ра­ми все бы­ло от­лич­но: каж­дый плот­но за­кры­вал­ся, а внут­ри был от­но­си­тель­ный по­ря­док.

— Ви­зу­аль­но все вы­гля­дит хо­ро­шо, — рас­смат­ри­вая пач­ки с ово­ща­ми, ком­мен­ти­ру­ет моя спут­ни­ца. — Но есть ве­со­мое «но»! Ни в од­ном хо­ло­диль­ни­ке мы не ви­дим тер­мо­мет­ра. То есть по­ку­па­тель не мо­жет быть уве­рен в том, что тем­пе­ра­тур­ный ре­жим со­от­вет­ству­ет необ­хо­ди­мо­му для дан­но­го ви­да про­дук­та. На­при­мер, взгля­ни­те на эту за­го­тов­ку для бор­ща, — Еле­на вы­та­щи­ла па­кет, — она не рас­сып­ча­тая, а пред­став­ля­ет со­бой два боль­ших кус­ка льда. Пред­по­ла­гаю, что кто-то из по­ку­па­те­лей от­крыл створ­ку хо­ло­диль­ни­ка, со­труд­ник не про­кон­тро­ли­ро­вал это, и про­дукт рас­та­ял.

По идее, в каж­дом от­де­ле дол­жен быть че­ло­век, ко­то­рый сле­дил бы за со­сто­я­ни­ем по­лок, про­ве­рял сро­ки год­но­сти про­дук­тов, а ес­ли что, мог прий­ти на по­мощь по­ку­па­те­лю. Но на де­ле это­го не про­ис­хо­дит. Уви­дев в мяс­ном от­де­ле ку­ри­ные кры­лья с по­рван­ной упа­ков­кой, я их сра­зу сфо­то­гра­фи­ро­ва­ла. Мер­чен­дай­зер без­раз­лич­но по­смот­ре­ла на ме­ня, по­ше­ве­ли­ла упа­ков­ки ря­дом, но так и не за­бра­ла об­вет­рив­шу­ю­ся ку­ри­цу.

— Воз­мож­но, они спе­ци­аль­но не тро­га­ют эти яв­но негод­ные про­дук­ты, — от­ве­ча­ет на мой немой во­прос Еле­на. — В на­деж­де, что кто-то бу­дет настолько невни­ма­те­лен, что ку­пит. Это мож­но уви­деть и в от­де­ле со сли­воч­ным мас­лом, где боль­ше по­ло­ви­ны па­чек смя­ты и име­ют раз­ры­вы, но спо­кой­нень­ко ле­жат на при­лав­ке. Еще од­на тен­ден­ция, ко­то­рая го­во­рит не в поль­зу «Аша­на», — это про­да­жа про­дук­тов на ис­хо­де сро­ка год­но­сти. Осо­бен­но мно­го та­ких в мо­лоч­ном от­де­ле. Хо­тя имен­но там ви­сит сло­ган, в ко­то­ром они га­ран­ти­ру­ют сня­тие про­дук­тов с про­да­жи за несколь­ко дней до окон­ча­ния сро­ка год­но­сти. Вот та­кой непри­кры­тый об­ман!

Дей­стви­тель­но, по­пав в от­дел с мо­лоч­ны­ми про­дук­та­ми, мы об­на­ру­жи­ли мас­су ке­фи­ров, ря­же­нок и тво­ро­га, ко­то­рые че­рез несколь­ко ча­сов пе­ре­ста­нут быть при­год­ны­ми к упо­треб­ле­нию в пи­щу. Но боль­ше все­го нас рас­стро­и­ла про­сто­ква­ша — ее срок год­но­сти уже ис­тек.

— Смот­ри­те, а ведь про­да­вец для се­бя по­ме­тил, что про­сто­ква­ша ско­ро ста­нет негод­ной, — по­ка­зы­вая на цен­ник с крас­ной бир­кой, го­во­рил Гла­зу­но­ва. — Со­труд­ни­ки за­лов остав­ля­ют се­бе та­кие по­мет­ки — зе­ле­ные или крас­ные сти­ке­ры у цен­ни­ков, что­бы знать, ка­кой про­дукт ско­ро нуж­но бу­дет снять с про­да­жи. По ним мо­же­те ори­ен­ти­ро­вать­ся и вы. Луч­ше товар с та­ких по­лок не брать: на них ча­ще все­го вам мо­жет по­пасть­ся про­сроч­ка.

И, на­ко­нец, ахил­ле­со­ва пя­та се­те­во­го ги­ган­та — овощ­ные и фрук­то­вые ря­ды.

— Боль­шин­ство ово­щей пе­ре­мо­ро­же­ны, — кон­ста­ти­ру­ет факт Ива­но­ва. — Смот­ри­те: огур­цы, по­ми­до­ры, брюс­сель­ская ка­пу­ста. Кар­тош­ка по­кры­та кар­то­фель­ной спо­рой, а зна­чит, ядо­ви­та. Свек­ла гни­ет, мор­ковь вся сло­ма­на. Здесь ку­да ни глянь, вез­де од­ни на­ру­ше­ния! А ра­бот­ни­ки про­сто хо­дят ту­да-сю­да, буд­то так и нуж­но. Хоть бы апель­си­ны пе­ре­бра­ли! Сто­ять и пы­тать­ся вы­брать из пе­ре­бро­див­шей хур­мы нор­маль­ную дол­жен не по­ку­па­тель, а от­вет­ствен­ный за этот от­дел со­труд­ник. Кста­ти, чем эк­зо­тич­нее про­дукт, тем ху­же с ним об­сто­ят де­ла. На­при­мер, по­смот­ри­те на эти гри­бы ино­ки, они на­хо­дят­ся в пре­де­лах сро­ка год­но­сти, но все шляп­ки ис­крив­ле­ны, с упа­ков­ки те­чет слизь. А ведь кто-то за­хо­чет уди­вить лю­би­мо­го необыч­ным ужи­ном и по­ду­ма­ет, что они и долж­ны так вы­гля­деть. Дай бог лю­би­мо­му по­том не ока­зать­ся на боль­нич­ной кой­ке!

Уже на вы­хо­де из ма­га­зи­на мы за­ме­ти­ли еще од­но на­ру­ше­ние. По­груз­чик с то­ва­ра­ми оди­но­ко сто­ял в про­хо­де меж­ду ря­дов — бе­ри и ка­тай­ся. А ведь и тут дол­жен быть сле­дя­щий за ним от­вет­ствен­ный ра­бот­ник… Но, су­дя по все­му, та­ких со­труд­ни­ков «Ашан» не на­би­ра­ет.

Бук­вы и циф­ры на бир­ке про­честь невоз­мож­но.

Эта за­вет­рен­ная ку­ри­ца лег­ко мо­жет по­пасть на обе­ден­ный стол.

Ко­жи­ца сле­за­ет с огур­цов при ма­лей­шем при­кос­но­ве­нии.

Гниль на сель­де­рее скры­ва­ла упа­ков­ка.

Про­сто­ква­ша (край­ний пра­вый па­кет) бы­ла про­сро­че­на еще вче­ра.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.