ПЛЮС СО ЗНА­КОМ МИ­НУС

Кри­зис­ные по­те­ри пре­ми­аль­ных ма­рок

Moskovski Komsomolets - - АВТОВЗГЛЯД - Ва­дим УСТИНОВ, обо­зре­ва­тель пор­та­ла «Ав­тоВз­гляд».

Как все­гда, на­чи­ная раз­го­вор о пре­ми­аль­ных ав­то­мо­би­лях, при­хо­дит­ся уточ­нять, о чем имен­но идет речь. Так уж ис­то­ри­че­ски сло­жи­лось, что не вы­зы­ва­ет со­мне­ний при­над­леж­ность к это­му сег­мен­ту боль­шой немец­кой трой­ки — Mercedes-Benz, BMW и Audi. Та­к­же ред­ко воз­ни­ка­ет про­тест про­тив вклю­че­ния в него аме­ри­кан­ской ле­ген­ды Cadillac. Ку­да бо­лее спор­ным ока­зы­ва­ет­ся по­зи­ци­о­ни­ро­ва­ние в ка­че­стве «пре­ми­ума» Lexus, Infiniti и Acura. А уж недав­нюю са­мо­вы­дви­жен­ку Volvo во­об­ще ред­ко кто ви­дит в этой ро­ли. Хо­тя не­ко­то­рые го­то­вы при­знать за пре­стиж­ные мар­ки Smart, MINI, Jeep и Land Rover с Jaguar. Ну тут оно как — все, что до­ро­же Toyota, то пре­ми­ум.

Я при­дер­жи­ва­юсь са­мых кон­сер­ва­тив­ных взгля­дов на про­бле­му и по­это­му счи­таю за пол­но­цен­ных оби­та­те­лей сег­мен­та лишь пер­вые че­ты­ре мар­ки. Но в дан­ное ис­сле­до­ва­ние во­пре­ки соб­ствен­ным убеж­де­ни­ям все-та­ки вклю­чу Volvo — ну хо­чет­ся им по­пасть в бла­го­род­ную ком­па­нию. А раз так, то и Lexus с Infiniti при­дет­ся учи­ты­вать.

Итак, для на­ча­ла об­щие циф­ры. Ес­ли кто пом­нит, то по­след­ним го­дом рас­цве­та тор­гов­ли ав­то­мо­би­ля­ми в Рос­сии был 2012-й. То­гда про­из­во­ди­те­лям уда­лось сбыть с рук 2 938 789 но­вых лег­ко­вых и лег­ких ком­мер­че­ских ав­то­мо­би­лей. Пер­вым пост­кри­зис­ным го­дом стал ми­нув­ший 2017-й, ко­гда с ав­то­са­ло­на­ми рас­про­ща­лись 1 595 737 ма­шин. Па­де­ние рын­ка со­ста­ви­ло 45,6% — то есть он ужал­ся прак­ти­че­ски на­по­ло­ви­ну.

При этом пре­ми­аль­ный сег­мент (на­пом­ню, в дан­ном слу­чае вклю­ча­ю­щий по на­ше­му во­люн­та­рист­ско­му ре­ше­нию пе­ре­чис­лен­ные вы­ше семь брен­дов) со­кра­тил­ся ку­да мень­ше, все­го на 22,46%. При­чин то­му мно­го. Но в первую оче­редь, есте­ствен­но, стра­хов­ка от рез­ких про­се­да­ний за­клю­ча­ет­ся в том, что по­ку­па­ют по­доб­ные ав­то­мо­би­ли лю­ди весь­ма и весь­ма обес­пе­чен­ные, не так силь­но под­вер­жен­ные вли­я­нию кри­зи­сов, как по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство на­ше­го на­се­ле­ния — да­вай­те бу­дем от­кро­вен­ны — бед­ня­ки.

Луч­ше всех вы­кру­тил­ся Mercedes-Benz, ко­то­рый умуд­рил­ся во­об­ще прак­ти­че­ски ни­че­го не по­те­рять. Его про­да­жи со­кра­ти­лись все­го на 1,7%. Неп­лохую устой­чи­вость по­ка­зал BMW, упав­ший по срав­не­нию с до­кри­зис­ны­ми вре­ме­на­ми на 20%. Audi при­ш­лось ку­да тя­же­лее — ком­па­ния недо­бра­ла 49,6%. Lexus так во­об­ще вы­рос на 51,6%, в то вре­мя как Infiniti ушла в ми­нус на 46%. Cadillac в Рос­сии име­ет со­всем скром­ные про­да­жи, и его па­де­ние со­ста­ви­ло 32,6%.

А что же Volvo — бренд, ре­гу­ляр­но и на­стой­чи­во под­чер­ки­ва­ю­щий свою пре­ми­аль­ность? Как он чув­ству­ет се­бя в эли­тар­ной ком­па­нии? Пред­ста­ви­те­ли мар­ки за­яв­ля­ют, что вполне удо­вле­тво­ре­ны ре­зуль­та­та­ми сво­их про­даж. Дей­стви­тель­но, за 2017 год они выросли на 26%, а в ян­ва­ре ны­неш­не­го — на 29%. Но все по­зна­ет­ся в срав­не­нии, и при бо­лее при­сталь­ном взгля­де на ста­ти­сти­ку оп­ти­мизм на­чи­на­ет по­сте­пен­но уле­ту­чи­вать­ся.

Так, в 2012 го­ду швед­ская ком­па­ния ре­а­ли­зо­ва­ла 20 364 ав­то­мо­би­ля. Это поз­во­ли­ло ей за­нять 0,7% оте­че­ствен­но­го рын­ка и 13,1% от про­даж пре­ми­аль­но­го сег­мен­та. В 2017 го­ду ма­ши­ны Volvo разо­шлись об­щим ти­ра­жом в 7011 экземпляров. Па­де­ние ре­корд­ное — на 65,6%! Не­уди­ви­тель­но, что их до­ля сре­ди всех лег­ко­ву­шек съе­жи­лась до 0,4%, а в «пре­ми­уме» — до 5,8%.

Бе­да, ко­неч­но, по­пра­ви­мая. Ком­па­ния ак­тив­но об­нов­ля­ет мо­дель­ный ряд, и это по­мо­га­ет ей де­мон­стри­ро­вать по­след­нее вре­мя за­вид­ный рост. Но за же­ла­ние лю­бой це­ной вы­бить­ся в ари­сто­кра­ты при­хо­дит­ся, как пра­ви­ло, пла­тить вы­со­кую це­ну. При­чем не са­мой мар­ке, а ее кли­ен­там. По­это­му слож­но ска­зать, су­ме­ют ли шве­ды с ки­тай­ской по­мо­щью удер­жать по­ло­жи­тель­ный тренд или это лишь вре­мен­ный успех.

Жа­ло­вать­ся пре­стиж­ным брен­дам на судь­бу — толь­ко бо­га гне­вить. За­тя­нув­ший­ся кри­зис 2013–2017 го­дов по­тре­пал их ку­да мень­ше, чем осталь­ных. Прав­да, так повезло не всем — от­дель­ные мар­ки по­нес­ли ощу­ти­мые по­те­ри. И сре­ди них, в част­но­сти, ока­за­лась ки­тайс­ко­швед­ская Volvo.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.