ДОЧЬ ПУГАЧЕВОЙ ЗА­МЕ­НИТ ХАМАТОВУ

Кри­сти­на Ор­ба­кай­те: «Я ре­ши­ла риск­нуть и оку­нуть­ся в омут с головой»

Moskovski Komsomolets - - Первая Страница - Марина РАЙКИНА.

Со­вер­шен­но неожи­дан­ный ход сде­ла­ла худрук « Со­вре­мен­ни­ка » Га­ли­на Вол­чек — при­гла­си­ла в те­атр Кри­сти­ну Ор­ба­кай­те. По за­мыс­лу ре­жис­се­ра са­мая стиль­ная пе­ви­ца оте­че­ствен­ной эст­ра­ды, по­ра­зив­шая всех в свое вре­мя ро­лью в филь­ме «Чу­че­ло», за­ме­нит в на­шу­мев­шем спек­так­ле « Двое на ка­че­лях» Чул­пан Хаматову, ко­то­рая в этом се­зоне вре­мен­но оставила те­атр. Ре­пе­ти­ции идут второй месяц, и где-то в июле мы уви­дим Ор­ба­кай­те в ро­ли Ги­тель Мос­ки, ко­то­рую в кон­це 70-х го­дов бле­стя­ще иг­ра­ла Та­тья­на Лав­ро­ва, в на­ча­ле двух­ты­сяч­ных — Чул­пан Ха­ма­то­ва. Кри­сти­на Ор­ба­кай­те ста­нет тре­тьей в этом гром­ком спис­ке. О том, как идет ра­бо­та, о срав­не­ни­ях и рис­ко­ван­ных ша­гах пе­ви­ца рассказала в ин­тер­вью обо­зре­ва­те­лю «МК».

— Кри­сти­на, на­сколь­ко неожи­не­ож ожи­дан­ным бы­ло предложение Га­а­ли­ны Вол­чек вой­ти вам в спек­такль вместо Чул­пан Ха­ма­то­вой?

— Это бы­ло как гром сре­ди яс­но­го неба, потому что я все ожи­да­ла, но та­ко­го — нет. У ме­ня бы­ло три спек­так­ля, и до­ста­точ­но успеш­ных, ин­те­рес­ные ро­ли, об­ра­зы, но это бы­ло лет пят­на­дцать на­зад, и я уже ду­ма­ла, что с те­ат­ром рас­ста­лась. Боль­ше бы­ла на­це­ле­на на ки­но.

— Да, мно­гие зри­те­ли хо­ро­шо пом­нят спек­такль «Ба­рыш­ня-кре­стьян­ка» с ва­шим уча­сти­ем, ко­то­рый не один год шел в Ер­мо­лов­ском те­ат­ре. О ка­ких еще спек­так­лях вы го­во­ри­те?

— «Ба­рыш­ня-кре­стьян­ка» — это мой ди­плом­ный спек­такль в ГИТИСе, а ему пред­ше­ство­вал спек­такль по пье­се как раз Уи­лья­ма Гиб­со­на (ав­тор пье­сы «Двое на ка­че­лях». — М.Р.) «По­не­дель­ник по­сле чу­да» — это как бы про­дол­же­ние «Со­тво­рив­шей чу­до». Он шел в ан­тре­при­зе, мо­и­ми парт­не­ра­ми бы­ли Ирина Куп­чен­ко, Андрей Со­ко­лов, Александр Мо­хов, и я да­же по­лу­чи­ла приз. И имен­но по­сле этой ро­ли я по­шла учить­ся в ГИТИС. А тре­тий спек­такль мы иг­ра­ли на дво­их с Ан­ной Те­ре­хо­вой — «Да­ная» по гре­че­ской ми­фо­ло­гии.

Но па­рал­лель­но у ме­ня еще же бы­ла эст­рад­ная жизнь, и с те­ат­ром ее труд­но­ва­то ста­ло сов­ме­щать. К то­му же все вре­мя воз­ни­ка­ла пу­та­ни­ца: я при­ез­жа­ла в го­род со спек­так­лем, а лю­ди ду­ма­ли, что это шоу. Не­ко­то­рые зри­те­ли в кас­се ин­те­ре­со­ва­лись: по­сле ка­кой пес­ни мож­но да­рить цве­ты? Им объ­яс­ня­ли: «Это спек­такль. На­до да­рить на по­кло­нах». — «Да нет, раз Кри­сти­на, зна­чит, бу­дут пес­ни». И в том чис­ле по­это­му я ре­ши­ла при­оста­но­вить те­ат­раль­ную де­я­тель­ность, от­ло­жи­ла те­атр для се­бя до тех пор, по­ка не по­явит­ся та­кое уж предложение, от ко­то­ро­го я не смо­гу от­ка­зать­ся.

— А вы в те­ат­ре хо­ро­шо се­бя чув­ству­е­те? Так же, как на эст­ра­де?

— Зна­е­те, я че­ло­век-ха­ме­ле­он, Близ­не­цы по зна­ку зо­ди­а­ка, и мо­гу адап­ти­ро­вать­ся. Вхо­дить вновь в эту «ре­ку» — те­атр, ко­неч­но же, бы­ло тя­же­ло. Но я тут как-то про­ли­ста­ла фо­то­гра­фии в те­ле­фоне и на­шла, что бы­ла в «Со­вре­мен­ни­ке» на спек­так­ле «Двое на ка­че­лях» год на­зад — 22 ап­ре­ля. В этот день я да­же сфо­то­гра­фи­ро­ва­лась с Га­ли­ной Бо­ри­сов­ной. Спек­такль уже шел три го­да, но я не могла ни­как до­е­хать. А тут с по­дру­гой со­бра­лась, не ду­ма­ла, что че­рез год… — Вот она, си­ла судь­бы. — Да, ко­гда в мар­те это­го го­да раз­дал­ся зво­нок от Га­ли­ны Бо­ри­сов­ны, она мне в первую очередь ска­за­ла, что это не ввод, что у нее свой взгляд на этот об­раз. Са­мое ин­те­рес­ное здесь то, что во всем бы­ло ка­кое-то про­ви­де­ние, как го­во­рят, чуй­ка сра­бо­та­ла. Обыч­но у нас на эст­ра­де са­мые ак­тив­ные га­строль­ные ту­ры при­хо­дят­ся на вес­ну и ран­нюю осень. Но я на­ше­му ди­рек­то­ру еще в про­шлом го­ду по­че­му-то ска­за­ла, что этой вес­ной не бу­ду де­лать тур, что вы­зва­ло недо­уме­ние. Ведь един­ствен­ный раз я не ез­ди­ла в тур, ко­гда бы­ла в де­кре­те. А так обыч­но по­чти три ме­ся­ца вес­ной ме­ня нет в Москве. Но в этот раз мне за­хо­те­лось взять тайм-аут, по­быть с доч­кой. То есть ес­ли бы у ме­ня был ак­тив­ный гра­фик, как все­гда, я бы не смог­ла ре­пе­ти­ро­вать, мне при­шлось бы от­ка­зать­ся от ро­ли. Так что все сов­па­ло, был ка­кой-то знак.

— Вы взя­ли па­у­зу по­ду­мать или сра­зу со­гла­си­лись?

— Я по­ду­ма­ла, что, ес­ли от­ка­жусь, по­том мо­гу се­бе это­го не про­стить. С дру­гой сто­ро­ны, по­ни­ма­ла и по­ни­маю, ка­кой рис­ко­ван­ный шаг я де­лаю, и очень мно­го лю­дей вокруг, ко­то­рые мне об этом очень ча­сто на­по­ми­на­ют — се­мья, дру­зья, кол­ле­ги. Но у ме­ня ча­сто та­кое бы­ва­ет: несмот­ря на мою за­стен­чи­вость — я по­рой нере­ши­тель­ный че­ло­век, — ино­гда я де­лаю та­кие ра­ди­каль­ные ша­ги.

Од­но мое по­яв­ле­ние на сцене как пе­ви­цы, я счи­таю, до­ста­точ­ный вы­зов об­ще­ствен­но­сти. Но все же, несмот­ря ни на что, я 25 лет про­дер­жа­лась на этом по­при­ще и про­дол­жаю ра­бо­тать до­ста­точ­но успеш­но. Я жад­ная в твор­че­ских по­ис­ках, и ес­ли Бог да­ет, не хо­чу от­ка­зы­вать­ся. Я от­ка­зы­ва­юсь от про­ек­тов, ко­то­рые мне неин­те­рес­ны, но в дан­ном слу­чае я ре­ши­ла риск­нуть и оку­нуть­ся в этот омут с головой.

— Ну и как вам в этом ому­те? Ка­кие чер­ти там во­дят­ся?

— Сна­ча­ла бы­ло труд­но: большой объ­ем тек­ста, два че­ло­ве­ка на сцене в те­че­ние трех ча­сов — это непро­сто по­сле боль­шо­го пе­ре­ры­ва. Но такая роль для каж­дой ак­три­сы по­да­рок, воз­мож­ность рас­крыть­ся, быть раз­ной. Ко­гда ге­ро­и­ня мо­жет быть без­ба­шен­ной, тро­га­тель­ной, дет­ской и тра­гич­ной — в этой ро­ли схо­дят­ся все жен­ские эмо­ции. — Чув­ствую, сам черт вам не стра­шен. — Он не так стра­шен, как его ма­лю­ют. Ко­неч­но, я вся в этой ро­ли. И мне, ко­неч­но, очень по­мо­га­ет мой парт­нер Ки­рилл Са­фо­нов. Прав­да, Не про­шло и ме­ся­ца с по­след­ней гос­пи­та­ли­за­ции на­род­но­го ар­ти­ста СССР Ар­ме­на Джи­гар­ха­ня­на, как он снова ока­зал­ся на боль­нич­ной кой­ке. Обо­зре­ва­тель «МК» вы­яс­нил по­дроб­но­сти у его дру­га Ар­ту­ра Со­го­мо­ня­на, ко­то­рый опе­ка­ет его все это вре­мя.

— Я сам в шо­ке, не по­ни­маю, что про­ис­хо­дит с Ар­ме­ном Бо­ри­со­ви­чем, — говорит Ар­тур. — Я толь­ко что вы­шел от него.

— А что про­изо­шло: рез­ко пло­хо ста­ло?

— Как ска­зать, у него в по­след­нее вре­мя силь­ная сла­бость, она дав­но про­дол­жа­ет­ся, труд­но ста­ло хо­дить ему — мы да­же ко­ляс­ку при­об­ре­ли. Я не мо­гу ска­зать, что есть ка­кое-то рез­кое ухуд­ше­ние, ско­рее про­дол­же­ние все­го то­го « бу­ке­та» бо­ля­чек, ко­то­ры­ми он стра­да­ет. Это од­но­вре­мен­но и поч­ки, и нерв­ный стресс, и го­ло­ва. Рез­ко упа­ло дав­ле­ние. — А что вра­чи го­во­рят? — По су­ти это они на­сто­я­ли, что­бы мы его при­вез­ли в кли­ни­ку. Го­во­рят, что хва­тит за­ни­мать­ся до­маш­ним ле­че­ни­ем, а мы ему и ка­пель­ни­цы де­ла­ли по ре­ко­мен­да­ции вра­чей, но, ви­ди­мо, это­го недо­ста­точ­но. Ну­жен ком­плекс­ный под­ход. Но про­бле­ма в нем же самом.

— Ну да, Ар­мен Бо­ри­со­вич не лю­би­тель ме­ди­цин­ских учре­жде­ний. Во вся­ком слу­чае, на май­ские праздники он в двух кли­ни­ках в ка­кое-то вре­мя мы при­ти­ра­лись друг к дру­гу, хо­тя, ду­маю, ему нелег­ко бы­ло, потому что он несколь­ко лет иг­рал с Чул­пан, а мы с ней очень раз­ные. Но он мне по­мо­га­ет в про­чте­нии ро­ли, мы уже до­ста­точ­но спе­лись — ви­ди­те, ку­да ж без пе­сен! Я ста­ра­юсь как ак­три­са по­ни­мать его, слу­шать его парт­нер­ские пред­ло­же­ния. А Га­ли­на Бо­ри­сов­на уже при­ни­ма­ет на­шу ра­бо­ту, ко­то­рую мы сде­ла­ли, вно­сит по­прав­ки, за­да­ет на­прав­ле­ние.

— А ес­ли бы от­но­ше­ния с парт­не­ром не сло­жи­лись?

— Не знаю… Но мы же взрос­лые лю­ди, про­фес­си­о­на­лы. Не в мо­их пра­ви­лах ка­приз­ни­чать. На­вер­ное, нам при­шлось бы что-то ре­шать и ис­кать ком­про­мисс. Да, у ак­те­ров раз­ные ха­рак­те­ры, но ес­ли уж ты бе­решь­ся, то не вы­би­ра­ешь парт­не­ра и дол­жен с этим жить. Я ду­маю, ес­ли бы у нас с Ки­рил­лом бы­ли слож­ные от­но­ше­ния, мы бы на­шли ком­про­мисс. Но Га­ли­на Бо­ри­сов­на очень любит Ки­рил­ла и до­ве­ря­ет ему как про­фес­си­о­на­лу, и, в об­щем, мы услы­ша­ли друг дру­га.

— В ка­кой сцене вам слож­нее все­го? Какая не да­ет­ся?

— Я все аб­со­лют­но по­ни­маю: и эту жен­щи­ну, и эту судь­бу. Та­кие же эмо­ции есть у ме­ня. Ко­неч­но, я дру­гая по срав­не­нию с Ги­тель, но как ак­три­се мне ин­те­рес­но быть не собой. Так что не ви­жу ни­ка­ких слож­но­стей, нра­вит­ся ис­кать, ре­пе­ти­ро­вать, пред­ла­гать раз­ные ва­ри­ан­ты. Но на­до ска­зать, что по та­ко­му же прин­ци­пу про­ис­хо­дит ра­бо­та над мо­им кон­цер­том, потому что я по­ю­щая ак­три­са, так се­бя и по­зи­ци­о­ни­рую. Я не толь­ко пою пес­ни, но и про­иг­ры­ваю ка­кие-то ро­ли, пред­став­ляю ха­рак­те­ры.

— Ва­ша ге­ро­и­ня Ги­тель за­ни­ма­ет­ся ба­ле­том, и вы на эст­ра­де то­же очень пла­стич­ны. Для вас вве­ли до­пол­ни­тель­ные эле­мен­ты пла­сти­ки, мо­жет быть, та­нец Ги­тель?

— У нас нет спе­ци­аль­но­го кон­церт­но­го но­ме­ра, все это есть в кон­тек­сте ро­ли, по­ста­нов­ки. Я до­ба­ви­ла немно­го сво­их дви­же­ний, где Ги­тель дви­га­лась и рань­ше. Как-то на ре­пе­ти­ции услы­ша­ла му­зы­ку, ста­ла дви­гать­ся, им­про­ви­зи­ро­вать, и Га­ли­на Бо­ри­сов­на ска­за­ла, что это на­до за­кре­пить и оста­вить.

— Ко­стю­мы бу­дут как у Чул­пан? Я пом­ню, что она са­ма участ­во­ва­ла в их со­зда­нии, при­ве­ла сво­е­го ху­дож­ни­ка, хо­тя один уже ра­бо­тал на спек­так­ле. Специально для вас де­ла­ют со­вер­шен­но дру­гие, что­бы внеш­ним ря­дом сбить срав­не­ние?

— Мы все-та­ки су­ще­ству­ем в рам­ках опре­де­лен­но­го вре­ме­ни — 60- е го­ды, не мо­жем уй­ти в дру­гой стиль. По­это­му с Пав­лом Ка­пле­ви­чем ищем — есте­ствен­но, у нас бу­дут дру­гие ко­стю­мы. Часть уже го­то­ва, а часть в про­цес­се. Но утвер­жда­ет Га­ли­на Бо­ри­сов­на, а ей по­ка не все нра­вит­ся.

— Неиз­беж­но вас бу­дут срав­ни­вать с Чул­пан: Ор­ба­кай­те ху­же Ха­ма­то­вой, луч­ше, ну и так да­лее. Та­кие суж­де­ния по­хо­дя очень ра­нят. Какую вы се­бе пси­хо­ло­ги­че­скую за­щи­ту при­ду­ма­ли?

— Зна­е­те, с этой за­щи­той я, на­вер­ное, ро­ди­лась. Ко­го уж срав­ни­ва­ют всю жизнь, так это ме­ня. Ну что де­лать? Это же твор­че­ство, по­иск. Эта пье­са — клас­си­ка, идет во мно­гих те­ат­рах ми­ра, и за­ме­на ак­три­сы — нор­маль­но. По-мо­е­му, тут дра­ма­ти­зи­ро­вать ситуацию не сто­ит. Я очень люб­лю Чул­пан как ак­три­су, она по­тря­са­ю­щая, глу­бо­кая, к каж­дой ро­ли подходит от­дель­но. Я смот­ре­ла ее несколь­ко раз в этой ро­ли, ко­гда по­сту­пи­ло предложение от Га­ли­ны Бо­ри­сов­ны.

— Чья для вас оцен­ка бу­дет важ­нее все­го: Га­ли­ны Бо­ри­сов­ны, ма­мы, дру­зей? Чье­го суда вы боль­ше все­го бо­и­тесь?

— Да­же не знаю. Я ни­ко­гда не ду­маю об оцен­ке, я до­ста­точ­но са­мо­кри­тич­ный че­ло­век. И са­ма знаю, че­го от се­бя тре­бо­вать. Да­же ес­ли в ка­ких-то мо­мен­тах ме­ня хва­лят, а я знаю, что недо­тя­ну­ла, са­ма се­бе го­во­рю: спа­си­бо боль­шое, что оце­ни­ли, но я по­ка недо­воль­на собой. Самый стро­гий кри­тик — это я са­ма. И на самом деле зри­те­ли, ко­то­рые ку­пят би­ле­ты и при­дут на ак­три­су Кри­сти­ну Ор­ба­кай­те.

Кри­сти­на Ор­ба­кай­те и Га­ли­на Вол­чек.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.