ДОБИТЬ ИНВАЛИДА

Как неиз­вест­ный граж­да­нин смог отобрать у пен­си­о­не­ров элит­ную мос­ков­скую квар­ти­ру

Moskovski Komsomolets - - Судебный Очерк -

И в этом до­ме в 90-х го­дах по­се­ли­лась се­мья Ча­ди­ных: ба­буш­ка, ма­ма, па­па и две дочери: Ма­ри­на и Люд­ми­ла Ча­ди­ны.

Люд­ми­ла — ин­ва­лид I груп­пы в свя­зи с гид­ро­це­фа­ли­ей. Еще несколь­ко лет на­зад она мог­ла са­мо­сто­я­тель­но пе­ре­дви­гать­ся по квар­ти­ре на ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке, но это в про­шлом. Сей­час Люд­ми­ла Ча­ди­на, ко­то­рой в мар­те ис­пол­ни­лось 39 лет, при­ко­ва­на к постели.

Ее сест­ра, Ма­ри­на Ча­ди­на 1966 го­да рож­де­ния, окончила ме­ди­цин­ское учи­ли­ще, и ее при­ня­ли на ра­бо­ту в На­уч­ный центр здо­ро­вья де­тей РАМН на Ло­мо­но­сов­ском про­спек­те. У Марины Вла­ди­ми­ров­ны Ча­ди­ной в тру­до­вой книж­ке оста­лась все­го од­на за­пись: в этом институте она про­ра­бо­та­ла 23 го­да и уво­ли­лась с долж­но­сти стар­шей ме­ди­цин­ской сест­ры от­де­ле­ния нев­ро­ло­гии.

С детства Ма­ри­на стра­да­ла ар­те­ри­аль­ной ги­пер­тен­зи­ей. При этом за­ни­ма­лась спор­том — тол­ка­ни­ем яд­ра и лы­жа­ми. Ма­ри­на бы­ла фи­зи­че­ски креп­кой и очень власт­ной, пред­по­чи­та­ла лич­но кон­тро­ли­ро­вать лю­бую си­ту­а­цию. В 1997 го­ду она по­зна­ко­ми­лась с Вя­че­сла­вом Ки­се­ле­вым, ко­то­рый был на де­сять лет стар­ше и к это­му вре­ме­ни ра­бо­тал на­чаль­ни­ком от­де­ла в энер­ге­ти­че­ской ком­па­нии. В 1998 го­ду Вя­че­слав пе­ре­ехал к Ма­рине, а в 2004 го­ду они за­ре­ги­стри­ро­ва­ли брак.

И вот в 2006 го­ду вы­яс­ни­лось, что у Марины са­хар­ный диа­бет II ти­па, ко­то­рый ни­как не мог­ли ком­пен­си­ро­вать. В кон­це кон­цов ей пришлось 7 раз в день де­лать ин­су­ли­но­вые инъ­ек­ции, она стала стре­ми­тель­но пол­неть, у нее вы­рос зоб. Несколь­ко раз Ма­ри­на Вла­ди­ми­ров­на по­дол­гу ле­жа­ла в На­ци­о­наль­ном ме­ди­цин­ском цен­тре эн­до­кри­но­ло­гии на ули­це Дмит­рия Улья­но­ва. Со вре­ме­нем у нее стал ме­нять­ся ха­рак­тер, по­яви­лась агрес­сив­ность. На­ча­лись пробле­мы на ра­бо­те. И в 2007-м пря­мо на ра­бо­чем ме­сте у Марины Вла­ди­ми­ров­ны слу­чил­ся ин­сульт.

Ма­ри­ну ле­чи­ли в боль­ни­це №64, по­том в кли­ни­ке нев­ро­ло­гии на Во­ло­ко­лам­ском шоссе. И по­сколь­ку ей во­вре­мя ока­за­ли первую по­мощь, она сравнительно быст­ро вос­ста­но­ви­лась, то есть вер­ну­лась речь, и она на­ча­ла хо­дить.

В 2011 го­ду Ма­ри­на рас­ска­за­ла му­жу, что она взя­ла мик­ро­за­ем, 10 тысяч руб­лей, и во­вре­мя не сумела вернуть. Те­перь вме­сто 10 тысяч руб­лей она долж­на вернуть ком­па­нии «Лин­дорфф» око­ло 200 тысяч руб­лей. Вя­че­слав спро­сил у нее, за­чем ей по­на­до­би­лась та­кая смеш­ная сум­ма; она от­ве­ти­ла что-то невра­зу­ми­тель­ное. Ре­ши­ли написать в ком­па­нию, что Ма­ри­на — ин­ва­лид II груп­пы и по­лу­ча­ет 16 тысяч руб­лей пен­сии. Кро­ме то­го, у нее на ру­ках тя­же­ло­боль­ная сест­ра, по­это­му вы­пла­тить та­кую огром­ную сум­му она не в со­сто­я­нии. Ви­ди­мо, она это пись­мо от­пра­ви­ла, а в от­вет по­лу­чи­ла со­об­ще­ние, что она мо­жет га­сить за­дол­жен­ность по 1000 руб­лей в ме­сяц.

Муж ска­зал Ма­рине, что это мошенники, и боль­ше она об этом не раз­го­ва­ри­ва­ла.

В том же 2011 го­ду Вя­че­слав Ки­се­лев пе­ре­шел на дру­гую ра­бо­ту. На преж­ней ему при­хо­ди­лось по­сто­ян­но ле­тать в Ки­тай и на Ближ­ний Во­сток, но из-за бо­лез­ни же­ны и беспомощного со­сто­я­ния сво­я­че­ни­цы ему пришлось из­ме­нить ритм жиз­ни: он стал ра­бо­тать пе­ре­вод­чи­ком в боль­шой меж­ду­на­род­ной ком­па­нии, что­бы по­сто­ян­но находиться в Москве. Но те­перь он ухо­дил из до­му ра­но утром и воз­вра­щал­ся за пол­ночь.

Со вре­ме­нем у Марины на­ру­шил­ся сон, и они с му­жем несколь­ко раз да­же об­ра­ща­лись в Ин­сти­тут сна — все без­ре­зуль­тат­но. Ма­ри­на ста­но­ви­лась все сла­бее и вско­ре пе­ре­ста­ла вы­хо­дить на ули­цу. Лишь из­ред­ка она на­ря­жа­лась, вы­хо­ди­ла из подъ­ез­да и за­во­ди­ла раз­го­вор то с кон­сьер­жем, то с хо­зяй­кой кро­шеч­но­го ма­га­зи­на, ко­то­рый на­хо­дил­ся на пер­вом эта­же. Вско­ре Вя­че­слав за­ме­тил, что Ма­ри­на стала поль­зо­вать­ся ко­пе­еч­ной би­жу­те­ри­ей, при­чем на­де­ва­ла де­сять-пят­на­дцать ни­ток бус и по де­сять брас­ле­тов на каж­дую ру­ку. В вы­ход­ные Вя­че­слав по­сто­ян­но во­зил Ма­ри­ну в Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ский мо­на­стырь или в Та­леж, где она непре­мен­но оку­на­лась в ку­пель, по­то­му что на неко­то­рое вре­мя это сни­жа­ло чу­до­вищ­но ска­кав­шее дав­ле­ние. Она чрез­вы­чай­но рас­пол­не­ла: это бы­ла III ста­дия ожи­ре­ния. Од­на­ж­ды она ку­пи­ла в Зве­ни­го­ро­де 25 ки­ло­грам­мов све­же­го мя­са. И в кон­це кон­цов Вя­че­слав осо­знал, что же­на пе­ре­ста­ла ори­ен­ти­ро­вать­ся в про­ис­хо­дя­щем.

9 ав­гу­ста 2014 го­да утром Ма­рине ста­ло пло­хо. Вя­че­слав вы­звал «ско­рую». Ей стре­ми­тель­но ста­но­ви­лось все ху­же. Ее до­ста­ви­ли в от­де­ле­ние ре­ани­ма­ции боль­ни­цы №68. 13 ав­гу­ста Ма­ри­на Ча­ди­на умерла. Ей бы­ло 48 лет.

Ве­че­ром это­го дня Вя­че­слав вер­нул­ся до­мой и стал ис­кать до­ку­мен­ты, ко­то­рые нуж­но бы­ло при­вез­ти в боль­ни­цу. И в сек­ре­те­ре же­ны об­на­ру­жил два до­го­во­ра. Пер­вый от 4 ок­тяб­ря 2013 го­да — о том, что его же­на по­да­ри­ла 1/4 до­лю квар­ти­ры ка­ко­му-то Ан­то­ну Ни­ко­ла­е­ви­чу Дро­бы­шев­ско­му. Второй до­го­вор от 14 мар­та 2014 го­да — куп­ля-про­да­жа 3/8 до­лей квар­ти­ры то­му же Дро­бы­шев­ско­му.

В дру­гом шка­фу Вя­че­слав об­на­ру­жил гвоз­ди­ки, за­би­тые в то­рец и в створ­ки две­ри, на ко­то­рых ви­се­ло несколь­ко со­тен ни­ток бус, а ря­дом сто­я­ли кар­тон­ные ко­роб­ки с брас­ле­та­ми.

А не­за­дол­го до полуночи кто-то по­зво­нил в дверь. Оше­лом­лен­ный смер­тью же­ны и най­ден­ны­ми до­ку­мен­та­ми, Вя­че­слав от­кры­вать не стал. Утром он об­на­ру­жил на руч­ке две­ри за­пис­ку: «Ма­ри­на Вла­ди­ми­ров­на, срочно по­зво­ни­те Ан­то­ну». И но­мер те­ле­фо­на.

Ки­се­лев по­шел в по­ли­цию Да­ни­лов­ско­го рай­о­на. Там ра­бо­та­ла его зна­ко­мая. И вот эта по­ли­цей­ская фея ска­за­ла Ки­се­ле­ву, ко­то­рый в жиз­ни не стал­ки­вал­ся с та­кой жу­тью, что исто­рия с до­го­во­ра­ми ни­ка­кое не мо­шен­ни­че­ство, а граж­дан­ское де­ло и нуж­но срочно на­ни­мать хо­ро­ше­го ад­во­ка­та. Вот по­че­му он не стал пи­сать за­яв­ле­ние, а по­шел ис­кать ад­во­ка­та.

И в сен­тяб­ре 2014 го­да Вя­че­слав Ки­се­лев и Люд­ми­ла Ча­ди­на об­ра­ти­лись в Си­мо­нов­ский суд с ис­ком к Ан­то­ну Дро­бы­ше­ско­му о при­зна­нии до­го­во­ров да­ре­ния и куп­ли- про­да­жи недей­стви­тель­ны­ми.

Де­ло на­ча­ла слу­шать су­дья Боб­ро­ва. Но узнав, что не от­кры­то на­след­ствен­ное де­ло, — Вя­че­слав и Люд­ми­ла еще не успе­ли обра­тить­ся к но­та­ри­усу — отложила слу­ша­ние на шесть ме­ся­цев.

В фев­ра­ле 2015 го­да вы­яс­ни­лось, что де­ло при­нял к слу­ша­нию су­дья Вер­ши­нин.

Бы­ли до­про­ше­ны сви­де­те­ли ист­цов: ле­ча­щий врач Ча­ди­ной, Ири­на Юрьев­на Жуч­ко­ва, кон­сьерж из подъ­ез­да, в ко­то­ром жи­ла Ма­ри­на, Сер­гей Щу­ри­хин и На­деж­да Го­лубь, вла­де­ли­ца ма­лень­ко­го ма­га­зи­на «Ру­ко­де­лие», ко­то­рый рас­по­ла­гал­ся пря­мо ря­дом с подъ­ез­дом.

Жуч­ко­ва рас­ска­за­ла, что мно­го лет на­блю­да­ла Ма­ри­ну Ча­ди­ну. По­сле ин­суль­та, ко­гда она при­хо­ди­ла по вы­зо­ву, Ма­ри­на не сра­зу ее узна­ва­ла. Со­сто­я­ние Ча­ди­ной неуклон­но ухуд­ша­лось, у нее бы­ло сни­же­ние па­мя­ти, сни­же­ние слу­ха и в кон­це кон­цов по­яви­лись при­зна­ки де­мен­ции, ко­то­рая яв­ля­ет­ся клас­си­че­ским след­стви­ем ин­суль­та го­лов­но­го моз­га.

На­деж­да Го­лубь рас­ска­за­ла, что Ма­ри­на очень ча­сто при­хо­ди­ла в ее ма­га­зин и по­сто­ян­но по­ку­па­ла пря­жу, нит­ки, ка­кие-то за­моч­ки, за­клеп­ки, при­чем в очень боль­ших ко­ли­че­ствах. На­деж­да спра­ши­ва­ла ее, за­чем она так мно­го по­ку­па­ет, а она все­гда от­ве­ча­ла: при­го­дит­ся.

Тут умест­но за­ме­тить, что Ма­ри­на Ча­ди­на не уме­ла ни шить, ни вы­ши­вать, и да­же ото­рван­ные пу­го­ви­цы ее му­жу все­гда при­ши­ва­ли в ма­стер­ской.

Од­на­ж­ды Ма­ри­на предложила На­деж­де ку­пить у нее квар­ти­ру за мил­ли­он дол­ла­ров. На­деж­да от­ве­ти­ла, что у нее та­ких де­нег нет.

А сви­де­тель Щу­ри­хин по­яс­нил су­ду, что шесть лет ра­бо­та­ет в этом подъ­ез­де и хорошо зна­ет семью. По­сле ин­суль­та Ма­ри­на чрез­вы­чай­но рас­пол­не­ла, стала оде­вать­ся в неле­пые ба­ла­хо­ны и с ног до го­ло­вы бы­ла уве­ша­на ка­ки­ми-то по­бря­куш­ка­ми.

От­вет­чик, Антон Ни­ко­ла­е­вич Дро­бы­шев­ский, в су­де ни ра­зу не появился. Его пред­ста­ви­тель предъ­явил су­ду справ­ку под на­зва­ни­ем «Вра­чеб­ное сви­де­тель­ство о со­сто­я­нии здо­ро­вья» Марины Вла­ди­ми­ров­ны Ча­ди­ной от 14 но­яб­ря 2013 го­да. Точ­нее, не справ­ку, а ко­пию. Истец ска­зал су­дье, что в де­ле нет ори­ги­на­ла справ­ки. Су­дья Вер­ши­нин спро­сил ад­во­ка­та от­вет­чи­ка: где ори­ги­нал? И тот от­ве­тил: у мо­е­го до­ве­ри­те­ля. Су­дья по­про­сил при­не­сти ори­ги­нал. Од­на­ко в де­ле ори­ги­нал это­го до­ку­мен­та так и не появился.

А до­ку­мент ин­те­рес­ный. Под­пи­сал его врач Р. По­стель­ный из ПНД №10. И там на­пи­са­но, что у Марины Ча­ди­ной от­сут­ству­ют про­ти­во­по­ка­за­ния для сдел­ки с недви­жи­мо­стью.

В ма­те­ри­а­лах де­ла имеются за­про­сы судьи Боб­ро­вой и судьи Вер­ши­ни­на в ПНД №10 о том, име­ло ли место осви­де­тель­ство­ва­ние Ча­ди­ной. За­про­сы есть, а ответы от­сут­ству­ют. Ес­ли так, важ­ней­ший во­прос о со­сто­я­нии здо­ро­вья Ча­ди­ной остал­ся от­кры­тым, а ори­ги­нал справ­ки ни­кто не ви­дел.

25 мая 2015 го­да су­дья Вер­ши­нин вы­нес по­ста­нов­ле­ние о на­зна­че­нии по­смерт­ной су­деб­но­пси­хи­ат­ри­че­ской экс­пер­ти­зы М.Ча­ди­ной в пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­це им.Алексеева. Во­про­сы к вра­чам-экс­пер­там бы­ли та­кие: мог­ла ли умер­шая Ча­ди­на при под­пи­са­нии до­го­во­ра да­ре­ния до­ли квар­ти­ры и при под­пи­са­нии до­го­во­ра куп­ли­про­да­жи по­ни­мать зна­че­ние сво­их дей­ствий и ру­ко­во­дить ими?

Ист­цы за­яви­ли хо­да­тай­ство о вы­зо­ве в суд вра­ча-пси­хи­ат­ра Р.Г.По­стель­но­го, ко­то­рый яко­бы про­во­дил осви­де­тель­ство­ва­ние Ча­ди­ной, но су­дья это хо­да­тай­ство не удо­вле­тво­рил и от­ка­зал в вы­зо­ве экс­пер­тов, про­во­див­ших по­смерт­ную экс­пер­ти­зу.

10 июня 2015 го­да экс­пер­ты пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­цы име­ни Алексеева Т.И.Зо­рен­ко и Д.А.Мал­кин под­пи­са­ли за­клю­че­ние №1657-3, в ко­то­ром го­во­рит­ся: «…в си­лу от­сут­ствия опи­са­ния пси­хи­че­ско­го со­сто­я­ния и пси­хо­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей Ча­ди­ной М.В. в ме­ди­цин­ской до­ку­мен­та­ции в юри­ди­че­ски зна­чи­мые пе­ри­о­ды, от­сут­ствии ха­рак­те­ри­зу­ю­ще­го ее ма­те­ри­а­ла с контр­аген­том по сдел­ке, про­ти­во­ре­чи­вость ма­те­ри­а­лов де­ла, оце­нить сте­пень вы­ра­жен­но­сти пси­хи­че­ско­го рас­строй­ства, а та­к­же ре­шить экс­перт­ные во­про­сы о спо­соб­но­сти Ча­ди­ной М.В. по­ни­мать зна­че­ние сво­их дей­ствий и ру­ко­во­дить ими при под­пи­са­нии да­ре­ния до­ли в квар­ти­ре… и при под­пи­са­нии до­го­во­ра куп­ли-про­да­жи квар­ти­ры… не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным».

И 30 июня 2015 го­да су­дья Си­мо­нов­ско­го су­да П.В.Вер­ши­нин вы­нес ре­ше­ние: в ис­ке Ки­се­ле­ва Вя­че­сла­ва и Люд­ми­лы Ча­ди­ной к Ан­то­ну Дро­бы­шев­ско­му о при­зна­нии недей­стви­тель­ны­ми до­го­во­ра да­ре­ния и до­го­во­ра куп­ли-про­да­жи от­ка­зать.

16 ок­тяб­ря 2015 го­да апел­ля­ци­он­ным опре­де­ле­ни­ем су­да второй ин­стан­ции ре­ше­ние Си­мо­нов­ско­го рай­он­но­го су­да бы­ло остав­ле­но без из­ме­не­ния.

К это­му вре­ме­ни пред­ста­ви­те­лем Ки­се­ле­ва и Ча­ди­ной бы­ла юрист Ма­ри­на Вя­че­сла­вов­на Нож­ки­на. Ки­се­лев ре­шил по­ехать на за­се­да­ние су­деб­ной коллегии второй ин­стан­ции вме­сте с Люд­ми­лой Ча­ди­ной. Он с боль­шим тру­дом пе­ре­та­щил ин­ва­лид­ную ко­ляс­ку с Люд­ми­лой в свою машину. Подъ­е­хав к су­ду, он по­зво­нил Нож­ки­ной. И она от­ве­ти­ла: за­се­да­ние пе­ре­нес­ли, не под­ни­май­тесь.

Вя­че­слав по­вез Люд­ми­лу до­мой. И не успе­ли они до­е­хать до Са­до­во­го коль­ца, как им по­зво­ни­ла Нож­ки­на. Она ска­за­ла: у нас пло­хие но­во­сти, мы про­иг­ра­ли. Но вы не вол­нуй­тесь, оспо­рим…

До­ро­го, за­то кра­си­во. Она за­чем-то об­ма­ну­ла Ки­се­ле­ва: ведь за­се­да­ние ни­кто не от­кла­ды­вал, а он уехал. И про­иг­рал. За свои услу­ги ма­дам Нож­ки­на по­лу­чи­ла 150 тысяч руб­лей (до­го­вор при­ла­га­ет­ся).

Вдох­нов­лен­ный по­бе­дой в су­дах пер­вой и второй ин­стан­ций, Антон Дро­бы­шев­ский 24 ав­гу­ста 2016 го­да об­ра­тил­ся к Ки­се­ле­ву и Ча­ди­ной с ис­ком об обя­за­нии не чи­нить пре­пят­ствия в поль­зо­ва­нии жи­лым по­ме­ще­ни­ем.

И в июле 2017 го­да су­дья Си­мо­нов­ско­го су­да В.А.Ку­ле­шов этот иск удо­вле­тво­рил. В ре­ше­нии он на­пи­сал: «По­сколь­ку Дро­бы­шев­ский А.Н., яв­ля­ю­щий­ся соб­ствен­ни­ком 5/8 до­лей в спор­ной квар­ти­ре, ли­шен воз­мож­но­сти бес­пре­пят­ствен­но поль­зо­вать­ся при­над­ле­жа­щим ему иму­ще­ством, его пра­во долж­но быть вос­ста­нов­ле­но… До­вод от­вет­чи­ков о том, что Дро­бы­шев­ский обес­пе­чен дру­гим жи­льем и не нуж­да­ет­ся в спор­ном жи­лом по­ме­ще­нии, ос­но­ва­ни­ем к от­ка­зу в ис­ке слу­жить не мо­жет…»

Ки­се­лев ни­ко­гда не при­во­дил по­доб­но­го до­во­да, но ка­кое это име­ет зна­че­ние?

8 но­яб­ря 2017 го­да суд второй ин­стан­ции оста­вил это ре­ше­ние без из­ме­не­ния.

Круг за­мкнул­ся.

По­сле смер­ти же­ны Вя­че­слав Ки­се­лев, кро­ме до­го­во­ров о да­ре­нии и куп­ле-про­да­же до­лей в квар­ти­ре, об­на­ру­жил ки­пу пи­сем из раз­ных кол­лек­тор­ских агентств, ад­ре­со­ван­ных Ма­рине Вла­ди­ми­ровне. Из них сле­до­ва­ло, что она за­дол­жа­ла ка­ко­му-то банку. При­чем все пись­ма с тре­бо­ва­ни­я­ми о взыс­ка­нии со­дер­жа­ли раз­ные сум­мы: 185 тысяч 664 руб­ля 35 ко­пе­ек, 221 ты­ся­ча 979 руб­лей 51 ко­пей­ка, 225 тысяч 224 руб­ля 28 ко­пе­ек, 304 ты­ся­чи 291 рубль 92 ко­пей­ки и т.д.

19 ап­ре­ля 2016 го­да Ки­се­лев по­ехал в од­но из этих агентств, ООО «Кре­дит­экс­пресс Фи­нанс», Бу­тыр­ский Вал, дом 68/ 70, стро­е­ние 1. В этом зда­нии на­хо­дит­ся боль­шой биз­нес-центр. На стой­ке при­ем­ной им объ­яс­ни­ли, что не од­ни они ищут эту ком­па­нию, но ком­па­нии здесь нет, и где она — ни­кто не зна­ет.

В один пре­крас­ный день Ки­се­лев на­шел до­ма по­вест­ку на имя же­ны из Ту­шин­ско­го су­да. Ки­се­лев об­ра­тил­ся в суд с за­про­сом, бы­ло ли там граж­дан­ское де­ло с ист­цом «Кре­дит­экс­пресс Фи­нанс» и от­вет­чи­ком Ма­ри­ной Ча­ди­ной. 4 ап­ре­ля 2016 го­да из су­да при­шел от­вет: «по жур­на­лам уче­та граж­дан­ских дел за 2013–2014 гг. граж­дан­ских дел с от­вет­чи­ком Ма­ри­ной Ча­ди­ной не зарегистрировано».

И еще. При вступ­ле­нии в на­след­ство Вя­че­слав Ки­се­лев сде­лал за­прос в банк о со­сто­я­нии сче­та Марины Ча­ди­ной. И вы­яс­ни­лось, что спу­стя 2 дня по­сле за­клю­че­ния до­го­во­ра да­ре­ния до­ли в квар­ти­ре на счет Марины при­шли день­ги: 235 тысяч руб­лей. Через че­ты­ре дня по­сле за­клю­че­ния до­го­во­ра куп­ли-про­да­жи на счет Марины по­сту­пи­ли 55 тысяч руб­лей и спу­стя неде­лю по­сле ре­ги­стра­ции это­го до­го­во­ра в Ро­сре­ест­ре — 200 тысяч руб­лей. На все за­про­сы Ки­се­ле­ва о том, кто и от­ку­да от­прав­лял его жене день­ги, ему от­ве­ти­ли: бан­ков­ская тай­на.

И на­ко­нец са­мый ин­те­рес­ный во­прос: а кто же та­кой Антон Ни­ко­ла­е­вич Дро­бы­шев­ский 1971 го­да рож­де­ния и как он по­зна­ко­мил­ся с Ма­ри­ной Ча­ди­ной?

Вы­яс­ни­лось, что Дро­бы­шев­ский — вла­де­лец трех мос­ков­ских квар­тир — участ­ник мно­гих су­деб­ных дел с за­е­мом де­нег и от­чуж­де­ни­ем квар­тир­ных до­лей (на­при­мер, 19 июля 2013 го­да в Пре­об­ра­жен­ском су­де, 20 ок­тяб­ря 2016 го­да (де­ло №02-6725) в Ту­шин­ском су­де, 24 ок­тяб­ря 2016 го­да (де­ло №02- 6096) в Ту­шин­ском су­де и т.п.)

И по­след­нее. В фев­ра­ле 2018 го­да Ки­се­лев об­на­ру­жил в поч­то­вом ящи­ке за­пис­ку Дро­бы­шев­ско­го с пред­ло­же­ни­ем встре­тить­ся и об­су­дить со­здав­шу­ю­ся си­ту­а­цию. Эта встре­ча про­изо­шла 19 фев­ра­ля 2018 го­да. Дро­бы­шев­ский ска­зал Ки­се­ле­ву, что по­зна­ко­мил­ся с его же­ной через ри­ел­то­ра, фа­ми­лию ко­то­ро­го не пом­нит. Он пред­ло­жил Вя­че­сла­ву «вый­ти на сов­мест­ную про­да­жу пять­де­сят на пять­де­сят». То есть продать квар­ти­ру на Туль­ской, а день­ги по­де­лить по­по­лам.

Си­ту­а­ция, в ко­то­рой ока­за­лись Люд­ми­ла Ча­ди­на и Вя­че­слав Ки­се­лев, на­зы­ва­ет­ся ко­рот­ко и внят­но: ад.

Люд­ми­ла Вла­ди­ми­ров­на Ча­ди­на — ле­жа­чий ин­ва­лид I груп­пы. Уже 10 лет ме­стом ее обитания яв­ля­ет­ся ин­ва­лид­ная кро­вать. Все, что она в со­сто­я­нии сде­лать са­ма, — с тру­дом пе­ре­вер­нуть­ся на дру­гой бок.

Вя­че­слав Ки­се­лев, муж ее умер­шей сест­ры Марины, пе­ред ра­бо­той и по­сле ра­бо­ты мо­ет ее, кор­мит, де­ла­ет все ги­ги­е­ни­че­ские про­це­ду­ры, по­ку­па­ет про­дук­ты, го­то­вит и да­лее по спис­ку.

Ско­ро бу­дет че­ты­ре го­да, как он оби­ва­ет по­ро­ги всех воз­мож­ных ин­стан­ций, пы­та­ясь по­нять: как мог­ло слу­чить­ся, что со­вер­шен­но незна­ко­мый че­ло­век по име­ни Антон Дро­бы­шев­ский при невы­яс­нен­ных об­сто­я­тель­ствах за­клю­чил до­го­во­ры с его тя­же­ло­боль­ной же­ной Ма­ри­ной и стал вла­дель­цем 5/8 до­лей в их с Люд­ми­лой квар­ти­ре. Квар­ти­ра — див­ный мед: общая пло­щадь 87 квад­рат­ных мет­ров плюс бал­кон пло­ща­дью 54 квад­рат­ных мет­ра.

За эти че­ты­ре го­да он сме­нил несколь­ких ад­во­ка­тов, ко­то­рые со­дра­ли с него два с по­ло­ви­ной мил­ли­о­на руб­лей — и все ока­за­лись лже­ца­ми. Что­бы опла­тить их пре­да­тель­ство, он взял в бан­ке кре­дит, ко­то­рый вы­пла­чи­ва­ет по сей день.

Ки­се­лев на­хо­дит­ся на пре­де­ле сво­их че­ло­ве­че­ских воз­мож­но­стей. Он фи­зи­че­ски не в со­сто­я­нии ура­зу­меть, по­че­му в су­дах ему не да­ва­ли ска­зать ни сло­ва, по­че­му ему от­ка­зы­ва­ли в хо­да­тай­ствах, по­че­му про­па­да­ли до­ку­мен­ты — по­че­му в та­ком огром­ном го­ро­де не на­шлось ни од­но­го че­ло­ве­ка, об­ле­чен­но­го вла­стью, ко­то­рый бы взял на се­бя труд разо­брать­ся в этой из ря­да вон вы­хо­дя­щей ис­то­рии?

Как мы пом­ним, хит­ро­ум­ная да­ма на­пра­ви­ла Ки­се­ле­ва не в по­ли­цию, а в суд, и этот суд от­ка­зал Ки­се­ле­ву и ин­ва­ли­ду Люд­ми­ле Ча­ди­ной в при­зна­нии сде­лок с их квар­ти­рой недей­стви­тель­ны­ми.

Давайте вни­ма­тель­но про­чтем ре­ше­ние судьи П.Вер­ши­ни­на.

Там го­во­рит­ся: «Со­глас­но за­клю­че­нию ко­мис­сии экс­пер­тов от 10 июня 2015 год, Ча­ди­на М.В. об- на­ру­жи­ва­ла при­зна­ки пси­хи­че­ско­го рас­строй­ства в фор­ме ор­га­ни­че­ско­го рас­строй­ства лич­но­сти в свя­зи со сме­шан­ны­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми… Од­на­ко в си­лу от­сут­ствия опи­са­ния пси­хи­че­ско­го со­сто­я­ния Ча­ди­ной М.В. в ме­ди­цин­ской до­ку­мен­та­ции в юри­ди­че­ски зна­чи­мые пе­ри­о­ды, от­сут­ствия ха­рак­те­ри­зу­ю­ще­го ее от­но­ше­ния ма­те­ри­а­ла с контр­аген­том по сдел­ке, про­ти­во­ре­чи­во­сти ма­те­ри­а­лов де­ла оце­нить сте­пень вы­ра­жен­но­сти пси­хи­че­ско­го рас­строй­ства, а та­к­же ре­шить … во­про­сы о спо­соб­но­сти Ча­ди­ной М.В. по­ни­мать зна­че­ние сво­их дей­ствий и ру­ко­во­дить ими при под­пи­са­нии да­ре­ния до­ли квар­ти­ры и при под­пи­са­нии до­го­во­ра куп­ли-про­да­жи квар­ти­ры не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным.

За­клю­че­нию экс­пер­ти­зы суд до­ве­ря­ет, по­сколь­ку за­клю­че­ние со­став­ле­но вра­ча­ми­пси­хи­ат­ра­ми по­сле про­ве­де­ния необ­хо­ди­мых ис­сле­до­ва­ний…»

Ист­цом не пред­став­ле­ны до­ка­за­тель­ства, под­твер­жда­ю­щие тот факт, что на мо­мент под­пи­са­ния до­го­во­ров Ча­ди­на М.В. не мог­ла по­ни­мать зна­че­ния сво­их дей­ствий и ру­ко­во­дить ими.

Пред­став­лен­ное (ист­ца­ми. — О.Б.) за­клю­че­ние спе­ци­а­ли­ста… не под­твер­жда­ет утвер­жде­ние ист­ца, по­сколь­ку, со­глас­но вы­во­дам дан­но­го за­клю­че­ния, при вы­пол­не­нии ру­ко­пис­ных за­пи­сей и под­пи­сей в до­го­во­ре да­ре­ния и в до­го­во­ре куп­ли­про­да­жи до­ли квар­ти­ры… ис­пол­ни­тель на­хо­дил­ся в ка­ком-то необыч­ном пси­хо­фи­зи­че­ском со­сто­я­нии, наи­бо­лее ве­ро­ят­ным из ко­то­рых яв­ля­ет­ся бо­лез­нен­ное со­сто­я­ние.

И вот, на­пи­сав, что Ча­ди­на, по всей ви­ди­мо­сти, на­хо­ди­лась в бо­лез­нен­ном со­сто­я­нии, су­дья Вер­ши­нин при­хо­дит к неожи­дан­но­му за­клю­че­нию:

На Б.Туль­ской ули­це в Москве есть дом, ко­то­рый на­зы­ва­ют дом-ко­рабль. В преж­ние вре­ме­на он воз­вы­шал­ся над Моск­вой, как и по­ло­же­но до­му, ко­то­рый в кон­це 80-х го­дов был по­стро­ен для небо­жи­те­лей — со­труд­ни­ков «Ат­ом­ма­ша». В ту по­ру это был не дом, а мечта, по­то­му что там бы­ли да­же двух­этаж­ные квар­ти­ры — чуть ли не пер­вые в Москве. Оль­гаБОГУСЛАВСКАЯ

«Дан­ный вы­вод не под­твер­жда­ет то об­сто­я­тель­ство, что при под­пи­са­нии до­го­во­ров Ча­ди­на М.В. не мог­ла по­ни­мать зна­че­ния сво­их дей­ствий и ру­ко­во­дить ими».

То есть бо­лез­нен­ное со­сто­я­ние во­все не го­во­рит о том, что Ча­ди­на не по­ни­ма­ла, что де­ла­ет. А о чем же то­гда это го­во­рит? О по­го­де? Ну как же тут не сой­ти с ума?

По­ни­ма­е­те, суд не вы­яс­нил са­мое глав­ное: по­ни­ма­ла ли Ча­ди­на, что под­пи­сы­ва­ет?

Суд не уста­но­вил, кто та­кой Дро­бы­шев­ский?

И, не по­лу­чив от­ве­тов на жиз­нен­но важ­ные во­про­сы, по­ста­но­вил: в ис­ке о при­зна­нии недей­стви­тель­ны­ми до­го­во­ров да­ре­ния и куп­ли­про­да­жи ОТ­КА­ЗАТЬ.

В Москве вот уже мно­го лет по невы­яс­нен­ной при­чине дей­ству­ет неглас­ное пра­ви­ло: все ис­то­рии, где кри­ком кри­чат при­зна­ки мо­шен­ни­че­ства, то есть уго­лов­но­го пре­ступ­ле­ния, при­зна­вать граж­дан­ско-пра­во­вы­ми от­но­ше­ни­я­ми, то есть обыч­ным спо­ром граж­дан. И лю­ди, став­шие жерт­ва­ми от­пе­тых него­дя­ев, оста­ют­ся ни с чем и неред­ко по­ги­ба­ют от безыс­ход­но­сти, а пре­ступ­ни­ки про­дол­жа­ют дей­ство­вать.

Вот во­про­сы, на ко­то­рые необ­хо­ди­мо най­ти ответы.

Мог­ла ли Ма­ри­на Ча­ди­на по­ни­мать, что она де­ла­ет и ка­кие под­пи­сы­ва­ет до­ку­мен­ты?

Про­во­ди­лось ли на са­мом де­ле осви­де­тель­ство­ва­ние Марины Ча­ди­ной вра­чом ПНД №10 Р.По­стель­ным и есть ли об этом за­пись в жур­на­ле?

Ка­ким об­ра­зом тя­же­ло­боль­ная Ма­ри­на Ча­ди­на по­зна­ко­ми­лась с Ан­то­ном Дро­бы­шев­ским?

Не яв­ля­ют­ся ли де­ла с квар­тир­ны­ми до­ля­ми ис­точ­ни­ком до­хо­да граж­да­ни­на Дро­бы­шев­ско­го? Та­кой про­мы­сел не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к граж­дан­ско-пра­во­вым от­но­ше­ни­ям.

Кто вско­ре по­сле «за­клю­че­ния до­го­во­ров» пе­ре­вел на счет Ча­ди­ной день­ги? Ведь ес­ли за да­ре­ние по­лу­че­ны день­ги, до­го­вор недей­стви­те­лен: за день­ги, как мы по­ни­ма­ем, не да­рят.

В де­ле есть рас­пис­ка о том, что Ма­ри­на Ча­ди­на по­лу­чи­ла от Дро­бы­шев­ско­го мил­ли­он руб­лей за про­дан­ные 3/8 до­ли в квар­ти­ре. Не­во­ору­жен­ным гла­зом вид­но, что под­пись вы­пол­не­на не Ча­ди­ной. А кем?

От­ку­да взя­лись мно­го­чис­лен­ные пись­ма из кол­лек­тор­ских агентств, сле­ды ко­то­рых те­ря­ют­ся в ту­мане?

Кто при­слал Ма­рине Ча­ди­ной по­вест­ку из Ту­шин­ско­го су­да, в ко­то­ром не бы­ло граж­дан­ско­го де­ла с ее уча­сти­ем?

Мог ли че­ло­век, на­хо­дя­щий­ся в здра­вом уме, передать свое един­ствен­ное жи­лье незна­ко­мо­му граж­да­ни­ну?

Невоз­мож­но представить се­бе от­ча­я­ние, в ко­то­ром на­хо­дит­ся ле­жа­чий ин­ва­лид I груп­пы Люд­ми­ла Ча­ди­на.

Невоз­мож­но опи­сать со­сто­я­ние Вя­че­сла­ва Ки­се­ле­ва, ко­то­ро­го его же­на, как уве­ря­ют слу­жи­те­ли за­ко­на, по­да­ри­ла и про­да­ла Дро­бы­шев­ско­му вме­сте с до­ля­ми в квар­ти­ре.

Толь­ко доб­ро­со­вест­ное след­ствие мо­жет по­лу­чить ответы на все эти ди­кие во­про­сы. По­ка еще жи­ва Люд­ми­ла Ча­ди­на, необ­хо­ди­мо воз­бу­дить уго­лов­ное де­ло.

Про­шу счи­тать эту пуб­ли­ка­цию офи­ци­аль­ным об­ра­ще­ни­ем к ми­ни­стру МВД Рос­сии.

Та­к­же про­шу ру­ко­во­ди­те­ля Де­пар­та­мен­та тру­да и соц­за­щи­ты Моск­вы В.А. Пет­ро­ся­на счи­тать эту пуб­ли­ка­цию офи­ци­аль­ным об­ра­ще­ни­ем. Ува­жа­е­мый Вла­ди­мир Ар­ша­ко­вич! Со­вер­шен­но бес­по­мощ­ный че­ло­век Люд­ми­ла Ча­ди­на взы­ва­ет о по­мо­щи!

Люд­ми­ла Ча­ди­на, ко­то­рая не вста­ет с постели.

Та­ин­ствен­ный незна­ко­мец Антон Дро­бы­шев­ский.

Ма­ри­на Ча­ди­на.

Вя­че­слав Ки­се­лев.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.