«ТО­ВА­РИЩ » КОМПОЗИТОР ОЛЕГ ИВА­НОВ

Ав­тор легендарной «Оле­си»: «Ко­гда что- то не получается — это жут­кие твор­че­ские му­ки, но эти му­ки слад­кие»

Moskovski Komsomolets - - Курьер Культуры - С офья БЫКАНОВА.

На­род­ный ар­тист Рос­сии, композитор Олег Бо­ри­со­вич Ива­нов ро­дил­ся на Ал­тае, учил­ся в Бар­на­уль­ском мед­ин­сти­ту­те, од­на­ко уже в сту­ден­че­ские го­ды пе­ре­клю­чил­ся на му­зы­ку, и по­свя­тил ей всю свою жизнь. Его луч­шие пес­ни, на­пи­сан­ные спе­ци­аль­но для бе­ло­рус­ских ис­пол­ни­те­лей, вос­при­ни­ма­ют­ся как род­ные и в Бе­ло­рус­сии, и в Рос­сии, а пес­ня «Оле­ся» на сти­хи А.По­пе­реч­но­го стала од­ним из му­зы­каль­ных сим­во­лов на­ших на­ро­дов. Се­го­дня композитор яв­ля­ет­ся пред­се­да­те­лем жю­ри меж­ду­на­род­но­го фе­сти­ва­ля «Красная гвоз­ди­ка». Не­дав­но в Крем­лев­ском двор­це про­шел твор­че­ский ве­чер, на ко­то­ром мы поговорили с Оле­гом Бо­ри­со­ви­чем о нем са­мом, о его твор­че­стве и про­сто о вре­ме­ни.

— Ка­кие впе­чат­ле­ния у вас о ва­шем твор­че­ском ве­че­ре? Не по­те­ря­ла пуб­ли­ка ин­те­ре­са к слож­ным в му­зы­каль­ном плане, ка­че­ствен­ным песням, мно­гие из ко­то­рых со­зда­ны еще в со­вет­ское вре­мя?

— По ре­ак­ции за­ла мне по­ка­за­лось, что пес­ни, ко­то­рые бы­ли на­пи­са­ны мно­го де­ся­ти­ле­тий на­зад, сей­час про­зву­ча­ли со­вер­шен­но но­во и све­жо. Они зву­ча­ли так, буд­то бы­ли на­пи­са­ны в се­го­дняш­нем дне. Это необъ­яс­ни­мые ве­щи, од­на­ко ве­чер очень ме­ня вдох­но­вил. Для ме­ня ва­жен не толь­ко ре­зуль­тат, но и сам путь про­де­лан­ной ра­бо­ты. Но са­мое пре­крас­ное — это осо­зна­ние то­го, что у ме­ня с по­этом по­лу­чи­лась от­лич­ная пес­ня, по­это­му очень важ­но, ко­гда сти­хи на­пи­са­ны не по за­ка­зу ко­го-то, а по за­ка­зу сердца и ду­ши. Я бла­го­да­рен Ль­ву Ле­щен­ко, ко­то­рый по­дал идею все­го ве­че­ра и во­пло­тил это в жизнь в со­труд­ни­че­стве с дру­ги­ми людь­ми, ко­то­рое то­же очень по­мог­ли в ре­а­ли­за­ции это­го кон­цер­та. — Как вы ста­ли ком­по­зи­то­ром? — Мне все­гда очень вез­ло на хо­ро­шие сти­хи, по­этов и на по­э­зию, к ко­то­рой я об­ра­щал­ся, на­чи­ная с Ро­бер­та Берн­са, Алек­сея Коль­цо­ва, за­кан­чи­вая на­ши­ми по­эта­ми Се­реб­ря­но­го ве­ка. По­вез­ло с мо­ей пер­вой пес­ней «То­ва­рищ »: она по­бе­ди­ла на кон­кур­се ра­дио­стан­ции «Юность », ко­гда я окан­чи­вал пя­тый курс ме­ди­цин­ско­го ин­сти­ту­та. Эта пес­ня как ве­тер на­пол­ни­ла стра­ну, и стра­на за­пе­ла ее. Бла­го­да­ря успе­ху этой пес­ни я, не имея за­кон­чен­но­го сред­не­го спе­ци­аль­но­го об­ра­зо­ва­ния, по­сту­пил в Но­во­си­бир­скую кон­сер­ва­то­рию к про­фес­со­ру, ком­по­зи­то­ру Геор­гию Ни­ко­ла­е­ви­чу Ива­но­ву. Успех мо­ей пер­вой пес­ни очень по­мог мне в ста­нов­ле­нии бу­ду­щей му­зы­каль­ной ка­рье­ры. — Как по­яви­лась пес­ня «То­ва­рищ »? — Я от­крыл сборник сти­хов Алек­сандра Про­ко­фье­ва, ко­то­рый мне по­да­рил мой од­но­курс­ник. При­шел до­мой, на­ме­тил, где бу­дет при­пев и куп­ле­ты, поставил пе­ред со­бой сти­хи и от на­ча­ла до кон­ца про­сто их спел.

— Но при этом вы ведь окон­чи­ли медицинский вуз, рек­тор да­же про­ро­чил вам боль­шую ме­ди­цин­скую ка­рье­ру.

— Все шесть лет обу­че­ния в институте пе­ре­до мной сто­я­ли две за­да­чи: пер­вая — по­лу­чить про­фес­сию. Я учил­ся очень усерд­но, за­кон­чил обу­че­ние с крас­ным ди­пло­мом. Вторая — раз­ви­вать в се­бе му­зы­каль­ные спо­соб­но­сти. Еще с пер­во­го кур­са я на­чал пи­сать пес­ни, ру­ко­во­дил сту­ден­че­ским эст­рад­ным ан­сам­блем. Медицина и му­зы­ка все­гда шли па­рал­лель­но в мо­ей жиз­ни

— Про­явить се­бя как врач в жиз­ни не по­лу­чи­лось или и из этой об­ла­сти вам есть что вспом­нить?

— Я не­дав­но раз­го­ва­ри­вал с ру­ко­во­ди­те­лем ле­ген­дар­но­го Ку­бан­ско­го ка­за­чье­го хора Вик­то­ром Гав­ри­ло­ви­чем За­хар­чен­ко, и он на­пом­нил мне об од­ном слу­чае. В на­ча­ле 70-х го­дов, ко­гда он ра­бо­тал в Си­бир­ском на­род­ном хо­ре, у него за­бо­ле­ла дочь. Вик­тор Гав­ри­ло­вич вы­звал « ско­рую по­мощь », а я то­гда ра­бо­тал вра­чом и как раз при­е­хал на этой « ско­рой». По­сле мо­е­го отъ­ез­да Вик­тор Гав­ри­ло­вич спро­сил у доч­ки, зна­ет ли она, кто сей­час ее ле­чил, на что де­воч­ка от­ве­ти­ла от­ри­ца­тель­но. Вик­тор Гав­ри­ло­вич ска­зал дочери: «Это же из­вест­ный на всю стра­ну композитор Олег Ива­нов ». На тот мо­мент мы не бы­ли с ним зна­ко­мы и позна­ко­ми­лись толь­ко спу­стя вре­мя, а об этой ис­то­рии я узнал толь­ко сей­час.

— Про­цесс ста­нов­ле­ния вас как ком­по­зи­то­ра был слож­ным, учи­ты­вая, что сред­не­го спе­ци­аль­но­го му­зы­каль­но­го об­ра­зо­ва­ния у вас, как вы говорите, не бы­ло?

— В жиз­ни ком­по­зи­то­ра, как и в жиз­ни каж­до­го ху­дож­ни­ка, есть эта­пы ста­нов­ле­ния твор­че­ской лич­но­сти. Пер­вый — этап под­ра­жа­ния, в хо­ро­шем смыс­ле это­го сло­ва. Ком­по­зи­то­ру нуж­но ощу­тить се­бя на ме­сте сво­е­го ку­ми­ра, про­чув­ство­вать его му­зы­ку, что­бы луч­ше по­ни­мать свою.

— Ка­кие му­зы­каль­ные жан­ры вам близ­ки?

— Мне близ­ки раз­ные жан­ры пе­сен: это и граж­дан­ская ли­ри­ка, и на­род­ный фольк­лор, и джаз. Это свя­за­но не с про­фес­си­о­наль­ной за­да­чей по­про­бо­вать се­бя в раз­лич­ных ви­дах му­зы­ки, а с ощу­ще­ни­ем кров­но­го род­ства, иду­ще­го от на­род­ных пе­сен мо­ей ба­буш­ки, ве­ли­ких пе­сен мо­ей стра­ны, от твор­че­ства ан­глий­ской груп­пы «Бит­лз ». Од­на­ко фун­да­мен­том все­го то­го, что я де­лаю, все рав­но яв­ля­ет­ся на­род­ная пес­ня.

— Вы на­пи­са­ли це­лый цикл пе­сен, ко­то­рые ис­пол­ня­ют­ся ка­за­чьи­ми кол­лек­ти­ва­ми. Это объ­яс­ня­ет­ся ка­ки­ми-то осо­бы­ми свя­зя­ми с ка­за­чьим дви­же­ни­ем, мо­жет быть, ка­ки­ми­то ва­ши­ми кор­ня­ми?

— В 2007 го­ду ата­ма­ном си­бир­ско­го ка­за­чье­го вой­ска был Ана­то­лий Ива­но­вич Остря­гин. Он был на од­ном из мо­их кон­цер­тов, по­сле ко­то­ро­го по­до­шел ко мне и спро­сил, нет ли у ме­ня ка­за­чьих пред­ков. Мне ни­кто не рас­ска­зы­вал, бы­ли ли у ме­ня казаки в пред­ках, од­на­ко Ана­то­лий уве­рял ме­ня в этом, до­ка­зы­вая, что в мо­их пес­нях чув­ству­ет­ся ка­за­чья природа. Он по­со­ве­то­вал мне об­ра­тить вни­ма­ние на ка­за­чьи пес­ни и пред­ло­жил по­про­бо­вать написать их. Мне да­ли сти­хи ке­ме­ров­ско­го ка­за­чье­го ата­ма­на Ва­ле­рия Прос­ку­ря­ко­ва, и я на­пи­сал песню, ко­то­рую по­сле ста­ли ис­пол­нять мно­гие ка­за­чьи кол­лек­ти­вы. Воз­мож­но, во мне дей­стви­тель­но есть ка­за­чья кровь, ведь Си­бирь от­кры­ва­ли и за­во­е­вы­ва­ли казаки, и нет ни од­ной си­бир­ской об­ла­сти, где бы не бы­ло по­се­ле­ния ка­за­ков.

— Не сек­рет, что мно­гие твор­че­ские лю­ди склон­ны к кри­зи­сам, де­прес­си­ям. У вас бы­ва­ют та­кие со­сто­я­ния? И как вы с этим справ­ля­е­тесь?

— Де­прес­сия — это со­вре­мен­ная болезнь. Лич­но мне с та­ким со­сто­я­ни­ем по­мо­га­ет спра­вить­ся моя осо­бен­ность, ко­то­рая со мной всю мою жизнь: я все­гда неве­ро­ят­но ра­ду­юсь не толь­ко сво­ей му­зы­ке. Бла­го­да­ря это­му чув­ству ра­до­сти и от­кро­ве­ния очи­ща­ешь­ся от всех нега­тив­ных мыс­лей. Осо­зна­ние ге­ни­аль­но­сти чужого про­из­ве­де­ния ни­ко­гда не вы­зы­ва­ло у ме­ня за­ви­сти, толь­ко вос­торг. Чув­ство во­оду­шев­ле­ния и ра­до­сти за­хо­дит в ме­ня, а по­том вы­хо­дит в мо­их пес­нях. Имен­но так я справ­ля­юсь с тя­же­лы­ми пе­ри­о­да­ми

— Лег­ко пи­шет­ся вам се­го­дня? Или ска­зы­ва­ют­ся вре­мя, ца­ря­щая се­го­дня в шо­убиз­не­се ком­мер­че­ская ат­мо­сфе­ра?

— На пю­пит­ре мо­е­го ро­я­ля ле­жат сти­хо­тво­ре­ния но­вых пе­сен, они ждут сво­их ис­пол­ни­те­лей. Они уже на­пи­са­ны, их нуж­но толь­ко « вы­дать за­муж», и да­же есть на­мет­ки за ко­го.

— Как вы оце­ни­ва­е­те се­го­дня со­сто­я­ние на­шей рос­сий­ской эст­ра­ды, шоу- биз­не­са, как при­ня­то те­перь го­во­рить?

— К со­жа­ле­нию, в на­сто­я­щее вре­мя я не мо­гу оце­ни­вать те тен­ден­ции, ко­то­рые су­ще­ству­ют в на­шей со­вре­мен­ной песне, толь­ко по­ло­жи­тель­но. Со­вре­мен­ная пес­ня не то бо­ит­ся яр­ко­го ме­ло­диз­ма, не то не мо­жет его ро­дить. Пес­ни все боль­ше ста­но­вят­ся по­хо­жи­ми на со­про­во­ди­тель­ный фон на­шей жиз­ни. На­при­мер, ко­гда че­ло­век едет в ма­шине и фоном иг­ра­ет ра­дио… Он не вслу­ши­ва­ет­ся в эту ме­ло­дию. С му­зы­каль­ной точ­ки зре­ния тот преж­ний яр­чай­ший ме­ло­дизм утра­чен, од­на­ко мно­гие се­го­дняш­ние пес­ни по- сво­е­му очень ин­те­рес­ны. Я все­гда удив­ля­юсь, как мож­но до­стиг­нуть та­ко­го ре­зуль­та­та, ис­поль­зуя все­го три-че­ты­ре ак­кор­да

— О чем вы са­ми меч­та­ли в на­ча­ле творческого пу­ти и что по­со­ве­ту­е­те на­чи­на­ю­щим ком­по­зи­то­рам: как им во­пло­тить свою меч­ту в жизнь?

— В че­ты­ре го­да я меч­тал стать Мо­цар­том, но Мо­цар­том ни­ко­му не да­но стать, кро­ме него са­мо­го. Од­на­ко та­кая мечта бы­ла, и я все-та­ки стал ком­по­зи­то­ром. Я на­шел свою до­ро­гу и чет­ко сле­дую ей. Я не мо­гу пи­сать и чув­ство­вать так, как это де­ла­ют се­го­дняш­ние мо­ло­дые ре­бя­та, в то же вре­мя они не смо­гут сде­лать то­го, что де­ла­ют ком­по­зи­то­ры мо­е­го по­ко­ле­ния. Сей­час очень мно­го хо­ро­ших му­зы­кан­тов. Они долж­ны каж­дый день по­лу­чать но­вую ин­фор­ма­цию, слу­шать но­вую му­зы­ку. Это еже­днев­ная работа. И я от всей ду­ши же­лаю ре­бя­там сча­стья, по­то­му что эта работа за­ча­стую пе­ре­кли­ка­ет­ся с твор­че­ски­ми му­ка­ми. Как есть шах­мат­ная за­да­ча, ко­то­рую нуж­но ре­шить, так и в му­зы­ке пе­ред музыкантом ста­вит­ся за­да­ча, и ес­ли ты на­сто­я­щий композитор, то ты обя­зан с этим спра­вить­ся. Ко­гда что-то не получается — это жут­кие твор­че­ские му­ки, но эти му­ки слад­кие. Я хо­чу по­же­лать ре­бя­там, ко­то­рые хо­тят свя­зать свою жизнь с му­зы­кой, что­бы эти слад­кие му­ки ни­ко­гда их не по­ки­да­ли, по­то­му что они при­да­ют неве­ро­ят­ное вдох­но­ве­ние.

Олег Ива­нов: «Я бла­го­да­рен Ль­ву Ле­щен­ко, ко­то­рый по­дал идею ве­че­ра и во­пло­тил ее в жизнь».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.