ТРИ СТРАХОВКИ ДЛЯ КАЗ­НЫ

Как сов­ме­стить в од­ной бюд­жет­ной стра­те­гии вз­гля­ды Куд­ри­на и Гла­зье­ва

Moskovski Komsomolets - - Кошелек - Ни­ко­лай ВАРДУЛЬ.

Рос­сий­ская бюд­жет­ная си­сте­ма эво­лю­ци­о­ни­ру­ет пря­мо на гла­зах. Ко­гда-то, в 1990- е, фе­де­раль­ные бюд­же­ты пред­став­ля­ли со­бой от­кро­вен­ные SOS- по­зыв­ные: это был по­иск де­нег лю­бой це­ной, невзи­рая на невос­пол­ни­мые ре­пу­та­ци­он­ные по­те­ри гос­фи­нан­сов из- за за­ло­го­вых аук­ци­о­нов и от­кро­вен­ных пи­ра­мид ГКО. По­том, в на­ча­ле ну­ле­вых, из неф­тя­ных туч про­лил­ся дол­ла­ро­вый ливень, бюд­же­ты ста­ли про­фи­цит­ны­ми, что, од­на­ко, по­на­ча­лу не при­бав­ля­ло им даль­но­зор­ко­сти. Но эво­лю­ция не оста­нав­ли­ва­лась.

С од­ной сто­ро­ны, по­яви­лись це­ле­вые про­грам­мы, с дру­гой — ве­лись поиски страховки от ко­ле­ба­ний неф­тя­ной конъ­юнк­ту­ры. По­след­няя, уси­ли­я­ми прежде все­го мно­го­лет­не­го ми­ни­стра фи­нан­сов Алексея Куд­ри­на, бы­ла най­де­на в фор­ми­ро­ва­нии на фа­зе ро­ста неф­тя­ных цен Ре­зерв­но­го фон­да и Фон­да на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния (ФНБ). Це­ле­вые про­грам­мы, од­на­ко, быст­ро рас­пло­див­шись, ото­рва­лись от бюд­жет­ной ба­зы. Ре­аль­ным взгля­дом в бу­ду­щее оста­ва­лись су­ве­рен­ные фон­ды. Но та­кой взгляд был хотя и необ­хо­ди­мым, но яв­но од­но­сто­рон­ним.

Да­ешь ше­сти­лет­ку!

Сей­час мы при­сут­ству­ем на стар­те очередного эта­па бюд­жет­ной эво­лю­ции. Ба­за это­го эта­па — ше­сти­лет­ний пре­зи­дент­ский срок и со­от­вет­ству­ю­щие пре­зи­дент­ские про­грам­мы, во­пло­щен­ные в май­ских (ме­сяц ина­у­гу­ра­ции) ука­зах. Май­ский указ 2018 го­да — это раз­вер­ну­тый и мас­штаб­ный ди­рек­тив­ный до­ку­мент, для во­пло­ще­ния ко­то­ро­го, есте­ствен­но, не­об­хо­ди­мы ин­ве­сти­ции. Со­от­вет­ствен­но, по фак­ту Рос­сия дви­жет­ся к ше­сти­лет­ним бюд­же­там.

На пер­вый взгляд ша­гов в этом на­прав­ле­нии нет — фор­маль­но как бы­ли бюд­жет­ные трех­лет­ки, так они трех­лет­ка­ми и оста­ют­ся. Но это по­верх­ност­ное на­блю­де­ние. Специфика « те­ку­ще­го мо­мен­та » в том, что по­яв­ля­ет­ся во­пло­ще­ние дав­ней меч­ты эко­но­ми­стов ле­вой по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ции — « бюд­жет раз­ви­тия ». Ака­де­мик Сер­гей Гла­зьев, на­при­мер, не раз пред­ла­гал пре­вра­тить в та­кой « бюд­жет » Ре­зерв­ный фонд и ФНБ, пре­вра­тив их в источ­ник го­син­ве­сти­ций. Но Ре­зерв­ный фонд, в ре­зуль­та­те за­тя­нув­ших­ся кри­зи­сов преж­них лет, уже ис­чер­пан, а за ФНБ по­ка со­хра­ня­ет­ся прежде все­го стра­хо­воч­ная функ­ция, хотя его ин­ве­сти­ци­он­ный по­тен­ци­ал на по­ря­док вы­ше, чем у по­чив­ше­го Ре­зерв­но­го фон­да.

Где же « бюд­жет раз­ви­тия»? Ес­ли его по­ни­мать как фи­нан­со­вую ба­зу для ин­ве­сти­ций в стра­те­ги­че­ские про­ек­ты в рам­ках це­лей май­ско­го ука­за, то эта ба­за есть в фе­де­раль­ном бюд­же­те. Есть и вы­нос­ная, фор­маль­но не бюд­жет­ная часть — это ак­тив­но фор­ми­ру­е­мая мо­дель мо­би­ли­за­ции част­ных ин­ве­сти­ций на нуж­ды ре­а­ли­за­ции про­ек­тов, в от­бо­ре ко­то­рых го­су­дар­ство — стар­ший парт­нер, а част­ные ком­па­нии — млад­ший. И эта мо­дель, вы­рас­та­ю­щая из « спис­ка Бе­ло­усо­ва» (ком­па­ний, ко­то­рые по­лу­чи­ли за про­шед­ший пе­ри­од сверх­при­бы­ли, бла­го­да­ря удач­ной конъ­юнк­ту­ре), рас­счи­ты­ва­ет­ся уже как ми­ни­мум на всю ше­сти­лет­ку.

Это и есть при­знак эво­лю­ции, при­чем не толь­ко бюд­жет­ной системы (част­ные ин­ве­сти­ции, по су­ти, ком­пен­си­ру­ют го­су­дар­ствен­ные, на ко­то­рые не хва­та­ет гос­средств в пол­ном объ­е­ме), но и всей системы го­своз­дей­ствия на эко­но­ми­ку. Эво­лю­ции от рын­ка к го­су­дар­ству. Чем она «пах­нет »? Для ко­го-то — го­су­дар­ствен­но­част­ным парт­нер­ством, для ко­го-то — госка­пи­та­лиз­мом, для ко­го-то — мо­би­ли­за­ци­он­ной эко­но­ми­кой, для ко­го-то — « кор­по­ра­тив­ным го­су­дар­ством ». От­чет­ли­вее за­пах ста­нет по ме­ре рас­се­и­ва­ния ту­ма­на во­круг ме­ха­низ­ма мо­би­ли­за­ции част­ных ин­ве­сти­ций. Но эво­лю­ция налицо.

Бюд­жет­ный ду­а­лизм

Как сов­ме­стить в еди­ной бюд­жет­ной стра­те­гии вз­гля­ды Куд­ри­на, за­ни­ма­ю­ще­го ныне пост гла­вы Счет­ной палаты, и Гла­зье­ва — со­вет­ни­ка Пре­зи­ден­та РФ? Ока­зы­ва­ет­ся, про­сто. Ключ к ре­а­ли­за­ции гла­зьев­ских по­зи­ций — уси­ле­ние стра­те­ги­че­ских начал в ин­ве­сти­ци­он­ной по­ли­ти­ке, ко­то­рая под­кон­троль­на го­су­дар­ству. Это за­ло­же­но и в май­ском ука­зе, и в бюд­же­те на 2019–2021 го­ды, и в мо­би­ли­за­ци­он­ной мо­де­ли име­ни Андрея Бе­ло­усо­ва. Куд­рин­ский же под­ход ре­а­ли­зо­ван в край­нем ( да­же по оцен­кам са­мо­го Куд­ри­на) кон­сер­ва­тиз­ме соб­ствен­но бюд­же­та.

Во-пер­вых, впервые за пять лет фе­де­раль­ный бюд­жет, при­чем на все три пред­сто­я­щих го­да, свер­сты­ва­ет­ся, ори­ен­ти­ру­ясь на про­фи­цит. В 2019 го­ду он ожи­да­ет­ся в 1,932 трлн руб., или 1,8% ВВП, в 2020 го­ду — 1,224 трлн руб., или 1,1% ВВП, в 2021 го­ду — 0,952 трлн руб., или 0,8% ВВП.

Во- вто­рых, про­фи­цит бюд­же­та до­сти­га­ет­ся при за­кла­ды­ва­е­мых в бюд­жет це­нах на нефть, ко­то­рые по про­гно­зу Минэко­но­мраз­ви­тия бу­дут сни­жать­ся с $ 69,3 за бар­рель в сред­нем в те­ку­щем 2018 го­ду до $ 57,9 в 2021 го­ду. Од­но­вре­мен­но ми­нистр эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Мак­сим Ореш­кин на­ста­и­ва­ет на том, что доллар в пред­сто­я­щее трех­ле­тие оста­нет­ся при­мер­но на уровне 64 руб.

Од­на­ко по­ка нема­ло ав­то­ри­тет­ных эко­но­ми­стов схо­дят­ся в том, что цена неф­ти с уче­том аме­ри­кан­ских ан­ти­иран­ских санк­ций ско­рее про­дол­жит дви­же­ние вверх от $ 80 за бар­рель, чем опу­стит­ся вниз с ны­неш­них ру­бе­жей в те же $ 80. С дру­гой сто­ро­ны, ма­ло у ко­го есть со­мне­ния в том, что рубль, ско­рее все­го, бу­дет де­ше­веть, о чем, пе­ре­ве­сив рас­ту­щую цену неф­ти, по­за­бо­тят­ся но­вые ан­ти­рос­сий­ские санк­ции, ожи­да­е­мые ближе к кон­цу те­ку­ще­го го­да.

По­лу­ча­ет­ся, у фе­де­раль­но­го бюд­же­та есть как ми­ни­мум три страховки. Пер­вая — про­фи­цит, до­сти­га­е­мый при це­нах на нефть значительно ни­же те­ку­ще­го уров­ня и кур­се руб­ля значительно вы­ше те­ку­ще­го уров­ня. Вто­рая — це­ны на нефть при до­ста­точ­но про­зрач­ных пер­спек­ти­вах их по­вы­ше­ния и сни­же­ния (за счет, прежде все­го, санк­ций) курса руб­ля. Тре­тья — пе­ре­кла­ды­ва­ние ин­ве­сти­ций с фе­де­раль­но­го бюд­же­та на част­ный биз­нес.

Что же, по­ра­ду­ем­ся за бюд­жет. Но ра­дость мо­жет ока­зать­ся недол­гой. По­то­му что у все­го есть своя цена.

Об­рат­ный би­лет в кри­зис

Май­ский указ, ес­ли по­слу­шать ру­ко­во­ди­те­лей пра­ви­тель­ства, — это аль­фа и оме­га как бюд­же­та, так и всей оте­че­ствен­ной эко­но­ми­че­ской политики. В ка­кой ме­ре это под­твер­жда­ет­ся рас­хо­да­ми фе­де­раль­но­го бюд­же­та?

Как уже бы­ло ска­за­но, глав­ная ха­рак­те­ри­сти­ка бюд­жет­ной трех­лет­ки — ее край­няя кон­сер­ва­тив­ность. Кон­сер­ва­тив­ность — про­ти­во­по­лож­ность ре­во­лю­ци­ям. Со­от­вет­ствен­но, ни­ка­ких ка­че­ствен­ных сдви­гов в струк­ту­ре бюд­жет­ных расходов не от­ме­ча­ет­ся. Как и все­гда, глав­ные при­о­ри­те­ты — это на­ци­о­наль­ная обо­ро­на с на­ци­о­наль­ной же без­опас­но­стью и со­ци­аль- ная по­ли­ти­ка.

Но кое-что лю­бо­пыт­ное в бюд­жет­ных циф­рах все-та­ки есть. Ес­ли в 2019 го­ду на на­ци­о­наль­ную обо­ро­ну и без­опас­ность с пра­во­охра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми пла­ни­ру­ет­ся вы­де­лить 28,6% всех расходов фе­де­раль­но­го бюд­же­та (есте­ствен­но, без его за­кры­тых статей), то в 2021 го­ду — 28,7%. На со­ци­аль­ную по­ли­ти­ку, со­от­вет­ствен­но, 27 и 25%. Так что раз­рыв в поль­зу си­ло­ви­ков увеличивается. Воз­мож­но, это пол­но­стью со­от­вет­ству­ет май­ско­му ука­зу, од­на­ко ожи­да­ния бы­ли несколь­ко ины­ми. При этом рас­хо­ды на здра­во­охра­не­ние до 2020 го­да за­мет­но рас­тут — до 5% от всех расходов с 3,6% в 2019 го­ду, но за­тем на­чи­на­ет­ся от­кат до 4,5% в 2021 го­ду. За­то до­ля расходов на об­ра­зо­ва­ние ста­биль­на: под­няв­шись с 4,2% в 2018 го­ду до 4,6% в 2019-м, они так и оста­ют­ся на этом уровне до 2021 го­да. В лю­бом слу­чае те­зис о при­о­ри­тет­ном раз­ви­тии че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла, от ча­сто­го упо­треб­ле­ния став­ший чем-то са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­щим­ся, циф­ра­ми бюд­жет­ных расходов под­твер­жда­ет­ся не так убе­ди­тель­но, как сло­ва­ми. Хотя еще воз­мож­на кор­рек­ти­ров­ка. Не столь­ко в ре­зуль­та­те рас­смот­ре­ния про­ек­та бюд­же­та в Го­су­дар­ствен­ной ду­ме, сколь­ко за счет на­ци­о­наль­ных про­ек­тов, объ­ек­ты из ко­то­рых по­лу­ча­ют фи­нан­си­ро­ва­ние как из бюд­же­та, так и за счет мо­би­ли­за­ции ре­сур­сов част­ных ком­па­ний.

Свой вы­вод из про­ек­та бюд­жет­ной трех­лет­ки на 2019–2021 го­ды делает, на­при­мер, Наталия Орлова, глав­ный эко­но­мист « Аль­фаб­ан­ка»: трех­лет­ка ори­ен­ти­ро­ва­на не на рост эко­но­ми­ки, а на со­кра­ще­ние за­ви­си­мо­сти бюд­же­та от цен на нефть. Ба­лан­си­ру­ю­щая бюд­жет цена неф­ти, по под­сче­там Ор­ло­вой, сни­зит­ся с $ 61 за бар­рель в 2018 го­ду при­мер­но до $ 50 в 2019- м — это ми­ни­маль­ный уровень с 2008 го­да. Это след­ствие уже­сто­че­ния бюд­жет­ной политики: не­смот­ря на фи­нан­си­ро­ва­ние дополнительных расходов, бюд­жет мог бы боль­ше средств вы­де­лить на фи­нан­си­ро­ва­ние расходов, а значит, он сдер­жи­ва­ет ди­на­ми­ку эко­но­ми­ки.

Итак, за страховки бюд­же­та за­пла­тит эко­но­ми­ка. А значит, в ко­неч­ном сче­те каждый из нас. Боль­ше неко­му. При­чем за­пла­тит два­жды. И за от­ме­чен­ный низ­кий по срав­не­нию с воз­мож­но­стя­ми бюд­же­та уровень го­срас­хо­дов, ко­то­рый мог бы эко­но­ми­ку под­толк­нуть, и за по­вы­ше­ние на­ло­га на до­бав­лен­ную сто­и­мость (НДС).

Кста­ти, есть дет­ский во­прос, воз­ни­ка­ю­щий по­сле озна­ком­ле­ния с ос­нов­ны­ми бюд­жет­ны­ми па­ра­мет­ра­ми. Нам го­во­ри­ли, что по­вы­ше­ние НДС без­аль­тер­на­тив­но. Так ли это? Про­фи­цит бюд­же­та в 2019 го­ду ожи­да­ет­ся, как уже бы­ло отмечено, в 1,885 трлн руб., по­вы­ше­ние став­ки НДС с 18 до 20% при­не­сет в бюд­жет в 2019 го­ду, по име­ю­щим­ся под­сче­там, по­ряд­ка 500 млрд руб. Так сто­и­ло ли ого­род го­ро­дить? За­чем на­ра­щи­вать про­фи­цит бюд­же­та, раз­го­няя инфляцию, уве­ли­чи­вая со­ци­аль­ную на­пря­жен­ность, тор­мо­зя эко­но­ми­ку, де­фор­ми­руя по­ли­ти­ку ЦБ? Это при­мер из­бы­точ­ной страховки.

По­доб­ны­ми дей­стви­я­ми, чем бы они ни обос­но­вы­ва­лись, це­ли май­ско­го ука­за не при­бли­жа­ют­ся, а ото­дви­га­ют­ся. По­то­му что глав­ное усло­вие его успеш­ной ре­а­ли­за­ции — рост эко­но­ми­ки. По­вы­ше­ние же НДС, по при­зна­нию тех же пра­ви­тель­ствен­ных чи­нов­ни­ков, ко­то­рые одоб­ри­ли этот шаг, рост эко­но­ми­ки тор­мо­зит.

Осто­рож­но: гео­по­ли­ти­ка

Меж­ду тем именно мак­ро­эко­но­ми­че­ские рис­ки, от ко­то­рых рос­сий­ская эко­но­ми­ка, в от­ли­чие от фе­де­раль­но­го бюд­же­та, не за­стра­хо­ва­на и ко­то­рые мо­гут опро­ки­нуть ее неустой­чи­вый рост, сде­лав его, как те­перь по­лит­кор­рект­но вы­ра­жа­ют­ся, от­ри­ца­тель­ным, налицо. До­мо­ро­щен­ные до­бав­ки к этим рис­кам в ви­де ро­ста НДС со­вер­шен­но из­лиш­ни.

Рос­сия уже столк­ну­лась с мас­си­ро­ван­ным вы­во­дом ино­стран­но­го ка­пи­та­ла. Это,

ОС­НОВ­НЫЕ ПА­РА­МЕТ­РЫ ПРО­ЕК­ТА БЮД­ЖЕ­ТА НА 2019–2021 ГО­ДЫ

Па­ра­метр 2019 2020 2021 Объ­ем ВВП, трлн руб. 105,82 110,732 118,409 До­хо­ды, трлн руб. 19,969 20,2018 20,978 Рас­хо­ды, трлн руб. 18,037 18,994 20,026 Про­фи­цит, трлн руб. 1,932 1,224 0,952 Про­фи­цит, %ВВП 1,8 1,1 0,8 Инфляция, % 4,3 3,8 4,0 Источ­ник: Мин­фин РФ конечно, мож­но трак­то­вать как умень­ше­ние неких бу­ду­щих рис­ков, но на са­мом де­ле это не толь­ко удар по руб­лю, но и — глав­ное — про­лог рас­ту­ще­го тех­но­ло­ги­че­ско­го от­ста­ва­ния. А значит, мина под раз­ви­тие че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла: да­же ес­ли на эти це­ли бу­дет вы­де­лять­ся боль­ше ре­сур­сов, без тех­но­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия, без необ­хо­ди­мых свя­зей со стра­на­ми, это раз­ви­тие опре­де­ля­ю­щи­ми, не бу­дет и необ­хо­ди­мо­го ка­че­ства че­ло­ве­че­ско­го ка­пи­та­ла. Санк­ции мо­гут и пря­мо огра­ни­чить возможности ро­ста эко­но­ми­ки. Во вся­ком слу­чае, их но­вый обсуждаемый мас­штаб ни­че­го хо­ро­ше­го не су­лит.

Но в про­гно­зе, ко­то­рый ле­жит в ос­но­ве бюд­жет­ной трех­лет­ки, гео­по­ли­ти­че­ские рис­ки хотя и от­ме­че­ны, но оце­не­ны при­мер­но так же, как и бу­ду­щий ва­лют­ный курс руб­ля: что-то мо­жет из­ме­нить­ся, но несу­ще­ствен­но.

Вот что го­во­рит­ся на офи­ци­аль­ном сай­те Минэко­но­мраз­ви­тия: ес­ли в те­ку­щем го­ду про­гно­зи­ру­ет­ся рост эко­но­ми­ки на уровне в 1,8%, а ин­фля­ции — на уровне в 3,4%, то « в 2019 го­ду рост замедлится до 1,3%, а инфляция уско­рит­ся до 4,3%, с пи­ко­вым зна­че­ни­ем око­ло 5% в пер­вом квар­та­ле. Вос­ста­нов­ле­ние эко­но­ми­че­ско­го ро­ста ожи­да­ет­ся к на­ча­лу 2020 го­да. Оно… составит в 2020 го­ду 2,0%, и в даль­ней­шем за­кре­пит­ся вы­ше от­мет­ки в 3%». А даль­ше сайт ци­ти­ру­ет ми­ни­стра Мак­си­ма Ореш­ки­на: « Про­гно­зи­ру­е­мые тем­пы ро­ста пре­взой­дут рост ми­ро­во­го ВВП и поз­во­лят Рос­сии вой­ти в пятерку са­мых круп­ных эко­но­мик, преодолев те­ку­щее 4-про­цент­ное от­ста­ва­ние от Гер­ма­нии ».

Зву­чит пря­мо как тост. Вот толь­ко сто­ит ли чо­кать­ся?

Гла­ва бюд­жет­но­го ко­ми­те­та Го­с­ду­мы Ан­дрей Ма­ка­ров про­во­дит вир­ту­аль­ную пре­зен­та­цию глав­но­го фи­нан­со­во­го до­ку­мен­та стра­ны.

Бюд­жет­ная стра­те­гия при­зва­на объ­еди­нить диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ные под­хо­ды Алексея Куд­ри­на и Сер­гея Гла­зье­ва.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.