ПОД КОЛЕСАМИ СЛЕД­СТВИЯ-2

Лже­сви­де­те­ли, ис­чез­но­ве­ние ве­ще­ствен­ных до­ка­за­тельств, наг­лое вра­нье — все сго­дит­ся, что­бы за­щи­тить сво­их кол­лег в по­го­нах

Moskovski Komsomolets - - Расследование -

30 июля 2016 го­да в Мо­жай­ском рай­оне на про­се­лоч­ной до­ро­ге непо­да­ле­ку от се­ла Мо­крое слу­чи­лось ДТП, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го по­гиб­ла 5-летняя Майя Дмит­ри­е­ва.

Это был очень жар­кий день, и ма­ма Майи Юлия Дмит­ри­е­ва в тре­тьем ча­су ре­ши­ла от­вез­ти де­тей на пруд ис­ку­пать­ся. Пруд находится в се­ле Мо­крое, а по­ехать ре­ши­ли на квад­ро­цик­ле. С со­бой взя­ли дру­зей Майи, 8-лет­них Се­ме­на Сар­га­со­ва и Ва­лю Ко­ма­ров­скую (име­на и фа­ми­лии этих де­тей из­ме­не­ны. — О.Б.) Не об­ра­щай­те вни­ма­ния на раз­ни­цу в возрасте: де­ти все­гда иг­ра­ли вместе и очень дру­жи­ли.

Во­ди­тель­ский стаж без­ава­рий­но­го во­жде­ния Юлии Дмит­ри­е­вой (ка­те­го­рия В) к то­му вре­ме­ни со­став­лял 9 лет. Это был уже чет­вер­тый квад­ро­цикл Дмит­ри­е­вых: с мая по сен­тябрь 8 лет подряд каждый год они ез­ди­ли по лес­ным до­ро­гам за гри­ба­ми и яго­да­ми.

При­е­ха­ли на пруд, ис­ку­па­лись. Од­на­ко вско­ре погода на­ча­ла пор­тить­ся, и Юлия поняла, что по­ра воз­вра­щать­ся до­мой. Она уже до­е­ха­ла до по­во­ро­та в сто­ро­ну са­до­во­го то­ва­ри­ще­ства «Род­ни­чок» и ста­ла по­во­ра­чи­вать на­ле­во. До их да­чи по грун­то­вой до­ро­ге оста­ва­лось про­ехать мет­ров 500– 600. И тут она уви­де­ла, что непо­да­ле­ку, на до­ро­ге в сто­ро­ну деревни Ки­се­ле­во, сто­ит ма­ши­на ДПС. Про­ехав мет­ров сто по грун­то­вой до­ро­ге, Юлия услы­ша­ла, что сза­ди вклю­чи­лись си­ре­ны и «кря­кал­ки». Она обер­ну­лась и уви­де­ла, что в несколь­ких ша­гах от зад­ней части квад­ро­цик­ла находится та самая по­ли­цей­ская ма­ши­на, ко­то­рую она толь­ко что ви­де­ла у по­во­ро­та. Нуж­но бы­ло оста­нав­ли­вать­ся. Она еха­ла на неболь­шой ско­ро­сти, но расстояние меж­ду квад­ро­цик­лом и ма­ши­ной ДПС бы­ло опас­ным для тор­мо­же­ния, по­то­му что ко­гда от­пус­ка­ешь ку­рок га­за, квад­ро­цикл силь­но «клю­ет» и рез­ко за­мед­ля­ет дви­же­ние. По­это­му для без­опас­ной оста­нов­ки Юлия сде­ла­ла по­пыт­ку увеличить ди­стан­цию. Но ма­ши­на ДПС так­же уве­ли­чи­ла ско­рость, а ди­стан­ция меж­ду ни­ми оста­лась преж­ней, то есть опас­ной для тор­мо­же­ния квад­ро­цик­ла.

До въез­да в по­се­лок оста­ва­лось мет­ров 300, но по­вер­нуть Юлия не смогла, по­то­му что ма­ши­на ДПС по-преж­не­му еха­ла на опасно близ­кой ди­стан­ции, а за­тор­мо­зить, рискуя по­лу­чить удар сза­ди, она не ре­ша­лась — за ней си­де­ли де­ти. По­это­му она и не по­вер­ну­ла в свой дач­ный по­се­лок, а про­дол­жи­ла дви­же­ние вперед. Од­на­ко сле­ду­ю­щий по­во­рот был слиш­ком кру­той, ей при­шлось при­тор­мо­зить, и в этот мо­мент она по­чув­ство­ва­ла тол­чок в зад­нюю часть квад­ро­цик­ла. А сле­ва на­хо­дил­ся овраг. В него-то и сле­тел квад­ро­цикл.

Глу­би­на овра­га — око­ло 2 мет­ров. При уда­ре квад­ро­цик­ла о дно овра­га де­тей раз­бро­са­ло в раз­ные сто­ро­ны. Ва­лю вы­бро­си­ло на­пра­во, Се­мен про­ле­тел вперед — оба ребенка упа­ли в тра­ву. Майя уда­ри­лась головой о ма­лень­кую елоч­ку. А Юлия, уда­рив­шись гру­дью о руль, упа­ла неда­ле­ко от до­че­ри.

Уви­дев, что Майя не по­да­ет ни­ка­ких при­зна­ков жиз­ни, а из ушей и изо рта у нее обиль­но те­чет кровь и она хри­пит, Юлия на­ча­ла умо­лять со­труд­ни­ков ДПС о по­мо­щи. Ка­пи­тан Ан­дрей Тру­сов, ко­то­рый был за ру­лем ма­ши­ны, за­гля­нул в овраг и по­со­ве­то­вал Юлии перевернуть де­воч­ку на бок, что­бы она не за­хлеб­ну­лась кровью. А второго со­труд­ни­ка, ка­пи­та­на Ана­то­лия Сит­ни­ко­ва, она так и не уви­де­ла: как поз­же вы­яс­ни­лось по де­та­ли­за­ции те­ле­фон­ных пе­ре­го­во­ров, в это вре­мя он об­щал­ся с раз­ны­ми со­труд­ни­ка­ми Мо­жай­ско­го ГИБДД и, по-ви­ди­мо­му, оста­вал­ся в ма­шине.

Спу­стя 4 ми­ну­ты по­сле ДТП Юлия по­зво­ни­ла му­жу, Дмит­рию Дмит­ри­е­ву. Он при­ле­тел на ме­сто аварии спу­стя 5 ми­нут по­сле звон­ка. Ока­за­лось, что к мо­мен­ту его при­ез­да «ско­рую по­мощь» до сих пор ни­кто и не вы­звал. Поз­же вы­яс­ни­лось, что «ско­рую» вы­звал опе­ра­тив­ный де­жур­ный ГИБДД по Мо­жай­ску Алек­сандр Асей­кин. С мо­мен­та ДТП к то­му вре­ме­ни про­шло це­лых 11 ми­нут. Ес­ли бы Тру­сов и Сит­ни­ков сра­зу по­сле ДТП пе­ре­нес­ли Майю в свою ма­ши­ну и от­вез­ли в ЦРБ Мо­жай­ска, учи­ты­вая ми­гал­ки и «кря­кал­ки», че­рез 20 ми­нут ре­бе­нок мог ока­зать­ся в опе­ра­ци­он­ной.

Но отец де­воч­ки на сво­ей ма­шине в со­про­вож­де­нии Тру­со­ва и Сит­ни­ко­ва сам по­вез ее на­встре­чу толь­ко что вы­зван­ной «ско­рой». Они встре­ти­лись со «ско­рой» в 16.36 на 141-м км Мин­ско­го шос­се. И в боль­ни­цу ее до­ста­ви­ли лишь спу­стя 52 ми­ну­ты. Майя умер­ла на опе­ра­ци­он­ном сто­ле че­рез 2 ча­са 20 ми­нут по­сле ДТП. Причина смер­ти — трав­ма­ти­че­ский отек го­лов­но­го моз­га и пе­ре­лом сво­да че­ре­па.

Майю по­хо­ро­ни­ли 2 ав­гу­ста. А 4 ав­гу­ста Дмит­рий Дмит­ри­ев с 15-лет­ним сы­ном Его­ром при­е­хал на встре­чу с за­ме­сти­те­лем на­чаль­ни­ка ГИБДД Мо­жай­ска Ан­то­ном Ми­хай­ло­ви­чем Лок­ши­ным.

Дмит­ри­ев по­про­сил по­ка­зать за­пись с ви­део­ре­ги­стра­то­ра ма­ши­ны ДПС. Лок­шин по­вер­нул мо­ни­тор ком­пью­те­ра в сто­ро­ну Дмит­ри­е­ва и его сы­на, начал ис­кать за­пись, ска­зал, что де­ло очень гром­кое, он толь­ко что вер­нул­ся от мос­ков­ско­го на­чаль­ства, и зна­ки на лес­ной до­ро­ге уже уста­но­ви­ли. И тут Дмит­ри­ев ска­зал ему: ка­кие зна­ки? При чем тут зна­ки? За мо­ей же­ной устроили по­го­ню, и я хо­чу увидеть, что там про­изо­шло. То­гда Лок­шин от­вер­нул мо­ни­тор в свою сто­ро­ну, ска­зал, что о по­гоне слы­шит впервые и по­че­му-то не мо­жет найти ви­део­за­пись за 30 июля. На про­ща­ние он ска­зал, что обя­за­тель­но по­ищет за­пись и пе­ре­зво­нит в бли­жай­шее вре­мя.

Как по­том вы­яс­ни­лось, че­рез несколь­ко ми­нут по­сле то­го, как Дмит­ри­ев с сы­ном вышли из ка­би­не­та Лок­ши­на, на­чаль­ник след­ствен­но­го от­де­ла ОМВД Мо­жай­ска А.А.Пе­ре­сле­гин по­ру­чил сле­до­ва­те­лю А.Т.Ива­но­ву про­ве­сти про­вер­ку ма­те­ри­а­лов ДТП (КУСП №14041). Сле­до­ва­тель Ива­нов уло­жил­ся в 25 ми­нут, и в 18.05, то есть спу­стя 45 ми­нут по­сле то­го, как Дмит­ри­е­вы ушли от Лок­ши­на, он воз­бу­дил уго­лов­ное де­ло — но толь­ко не по фак­ту ДТП, а именно в от­но­ше­нии Юлии Дмит­ри­е­вой по ч.3 ста­тьи 264 УК РФ («На­ру­ше­ние лицом, управ­ляв­шим транс­порт­ным сред­ством, Пра­вил до­рож­но­го дви­же­ния, по­влек­шее по неосто­рож­но­сти смерть че­ло­ве­ка»).

Ко­гда де­ло воз­буж­да­ет­ся по фак­ту, во вре­мя рас­сле­до­ва­ния да­ет­ся пра­во­вая оцен­ка дей­ствий всех участников, и толь­ко по­сле это­го уста­нав­ли­ва­ет­ся по­до­зре­ва­е­мый в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния. А сле­до­ва­тель Ива­нов как-то сра­зу при­шел к вы­во­ду, что де­ло на­до рас­сле­до­вать исключительно в от­но­ше­нии Юлии Дмит­ри­е­вой.

Лок­шин вы­пол­нил свое обе­ща­ние и пе­ре­зво­нил на сле­ду­ю­щий день, то есть 5 ав­гу­ста. Он ска­зал, что за­пись ви­део­ре­ги­стра­то­ра по­ка не най­де­на, но это ни­че­го — 8 ав­гу­ста Дмит­ри­е­ву нуж­но при­е­хать на встре­чу с на­чаль­ни­ком ГИБДД Мо­жай­ска Алек­сан­дром Ступ­ни­ко­вым.

Дмит­ри­ев ре­шил, что на этой встре­че ему на­ко­нец покажут за­пись ви­део­ре­ги­стра­то­ра. Но он ошиб­ся. Ему объ­яс­ни­ли: в этот день ви­део­ре­ги­стра­тор по­че­му-то не ра­бо­тал. А Тру­сов, при­сут­ство­вав­ший на встре­че, ска­зал, что ни­ка­кой по­го­ни за квад­ро­цик­лом не бы­ло.

След­ствие по де­лу Юлии Дмит­ри­е­вой про­дол­жа­лось пол­то­ра го­да и бы­ло пре­кра­ще­но 4 фев­ра­ля 2018 го­да сле­до­ва­те­лем по осо­бо важ­ным де­лам ГСУ СК РФ по Мос­ков­ской об­ла­сти Г.А.Пе­ре­жо­ги­ным в свя­зи с от­сут­стви­ем в ее дей­стви­ях со­ста­ва пре­ступ­ле­ния. Де­ло состоит из 6 то­мов и со­дер­жит бо­лее 1600 стра­ниц.

Сле­до­ва­тель Пе­ре­жо­гин вы­де­лил в от­дель­ное про­из­вод­ство материалы про­вер­ки в от­но­ше­нии А.В.Тру­со­ва, А.И.Сит­ни­ко­ва и А.В.Вла­со­ва — о Вла­со­ве мы рас­ска­жем поз­же.

11 ап­ре­ля 2018 го­да Г. А.Пе­ре­жо­гин сам рас­смот­рел им же вы­де­лен­ные материалы в от­но­ше­нии Тру­со­ва, Сит­ни­ко­ва и Вла­со­ва и сам вы­нес по­ста­нов­ле­ние об от­ка­зе в воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела.

14 мая 2018 го­да Дмит­рий Дмит­ри­ев об­ра­тил­ся к ру­ко­во­ди­те­лю 1-го управ­ле­ния по рас­сле­до­ва­нию осо­бо важ­ных дел ГСУ СК РФ по МО С.В.Да­ни­ло­ву с жа­ло­бой на это по­ста­нов­ле­ние. Он на­пи­сал о том, что бы­ли про­игно­ри­ро­ва­ны важ­ней­шие материалы, со­бран­ные по де­лу.

Да­ни­лов по­ру­чил про­ве­сти про­вер­ку этой жа­ло­бы сле­до­ва­те­лю М.В.Марч­ко­ву.

Марч­ков про­вел про­вер­ку и 5 июля 2018 го­да вы­нес по­ста­нов­ле­ние о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела по ч. 1 ст. 286 УК РФ («Пре­вы­ше­ние долж­ност­ных пол­но­мо­чий») в от­но­ше­нии ка­пи­та­на А.В.Тру­со­ва и да­же успел до­про­сить несколь­ких сви­де­те­лей по де­лу.

Од­на­ко 19 июля 2018 го­да по­ста­нов­ле­ни­ем за­ме­сти­те­ля про­ку­ро­ра Мос­ков­ской об­ла­сти А.В.Ша­по­ва­ло­ва это по­ста­нов­ле­ние М.В.Марч­ко­ва бы­ло от­ме­не­но в свя­зи с тем, что «вы­во­ды след­ствия о на­ли­чии в дей­стви­ях Тру­со­ва А.В. при­зна­ков пре­ступ­ле­ния… не под­твер­жда­ют­ся объ­ек­тив­ны­ми дан­ны­ми и про­ти­во­ре­чат предо­став­лен­ным ма­те­ри­а­лам».

Ма­ло то­го: 2 ав­гу­ста 2018 ав­гу­ста Ша­по­ва­лов от­ме­ня­ет по­ста­нов­ле­ние о пре­кра­ще­нии дела в от­но­ше­нии Юлии Дмит­ри­е­вой и воз­об­нов­ля­ет след­ствие. То есть Юлия Дмит­ри­е­ва снова ста­ла по­до­зре­ва­е­мой, а Тру­сов и Сит­ни­ков — сви­де­те­ля­ми.

Признан­ный по­тер­пев­шим по де­лу Дмит­рий Дмит­ри­ев об­жа­ло­вал это по­ста­нов­ле­ние у про­ку­ро­ра Мос­ков­ской об­ла­сти А.Ю.За­ха­ро­ва.

Но 28 ав­гу­ста 2018 го­да За­ха­ров вы­нес по­ста­нов­ле­ние об от­ка­зе в удо­вле­тво­ре­нии жа­ло­бы, то есть под­дер­жал оба по­ста­нов­ле­ния Ша­по­ва­ло­ва: и об от­ка­зе в воз­буж­де­нии дела в от­но­ше­нии со­труд­ни­ков ГИБДД, и о воз­об­нов­ле­нии рас­сле­до­ва­ния в от­но­ше­нии Юлии Дмит­ри­е­вой.

Итак, на третий год по­сле ка­та­стро­фы на до­ро­ге и оже­сто­чен­ной борь­бы отца по­гиб­ше­го ребенка за уста­нов­ле­ние ис­тин­ных об­сто­я­тельств дела про­ку­ра­ту­ра Мос­ков­ской об­ла­сти при­шла к та­ко­му вы­во­ду: в дей­стви­ях со­труд­ни­ков по­ли­ции со­ста­ва пре­ступ­ле­ния нет, а де­ло в от­но­ше­нии Юлии Дмит­ри­е­вой рас­смат­ри­ва­лось спу­стя ру­ка­ва и на­до бы к нему вер­нуть­ся.

Ну что ж, да­вай­те по­бли­же рас­смот­рим ос­нов­ные эпи­зо­ды уго­лов­но­го дела.

Дей­ствия со­труд­ни­ков по­ли­ции по­сле ДТП.

Со­глас­но ре­гла­мен­ту ГИБДД (при­каз №185, пунк­ты 211–212), до при­бы­тия след­ствен­но­опе­ра­тив­ной груп­пы (да­лее СОГ) пер­вым де­лом со­труд­ни­ки по­ли­ции долж­ны вы­звать «ско­рую по­мощь» или на­ряд МЧС. До при­бы­тия вра­чей они долж­ны ока­зать по­стра­дав­шим первую по­мощь, а при необ­хо­ди­мо­сти — ор­га­ни­зо­вать до­став­ку по­стра­дав­ших в бли­жай­шее ме­д­учре­жде­ние. А как бы­ло 30 июля 2016 го­да? Со­глас­но де­та­ли­за­ции те­ле­фон­ных звон­ков ка­пи­та­на Ана­то­лия Сит­ни­ко­ва, че­рез несколь­ко ми­нут по­сле ДТП, то есть в 16.18, он по­зво­нил де­жур­но­му ОГИБДД Мо­жай­ска А.Асей­ки­ну. В 16.22 Сит­ни­ко­ву зво­нит до­зна­ва­тель Ю.Е.Родионов, по­сле раз­го­во­ра с ко­то­рым Сит­ни­ков в 16.26 снова зво­нит Асей­ки­ну. А по­том еще несколь­ко раз свя­зы­ва­ет­ся с Ро­ди­о­но­вым.

То есть с мо­биль­ных те­ле­фо­нов со­труд­ни­ков по­ли­ции, на­хо­див­ших­ся на ме­сте ДТП, ни од­но­го звон­ка в «ско­рую по­мощь» или в служ­бу спа­се­ния не бы­ло. На до­про­сах они го­во­ри­ли о том, что в первую очередь обя­за­ны бы­ли по­зво­нить опе­ра­тив­но­му де­жур­но­му по ГИБДД, а уже он отвечает за вы­зов вра­чей и спа­са­те­лей. По­ни­ма­е­те? И со­глас­но при­ка­зу №185 и со­глас­но всем че­ло­ве­че­ским законам пер­вым де­лом со­труд­ни­ки по­ли­ции долж­ны бы­ли вы­звать «ско­рую по­мощь», по­то­му что пя­ти­лет­ний ре­бе­нок был без со­зна­ния и ис­те­кал кровью. Ес­ли бы по­ли­цей­ские тут же пе­ре­нес­ли де­воч­ку и ее мать в свою ма­ши­ну, по­зво­ни­ли в «ско­рую» и по­еха­ли ей на­встре­чу, ре­бе­нок ока­зал­ся бы в боль­ни­це в два ра­за быст­рей.

Но в ре­зуль­та­те без­дей­ствия по­ли­ции ре­бе­нок ока­зал­ся в боль­ни­це лишь спу­стя 52 ми­ну­ты по­сле аварии. Су­деб­но-ме­ди­цин­ские экс­пер­ты те­перь сколь­ко угод­но мо­гут говорить о том, что де­воч­ка все рав­но бы умер­ла. Од­на­ко ре­ани­ма­то­лог, ко­то­рый пы­тал­ся спа­сти Майю, ска­зал Дмит­рию: мы по­те­ря­ли очень мно­го вре­ме­ни… От­сут­ствие СОГ на ме­сте ДТП. Со­глас­но пунк­ту 207 Ре­гла­мен­та ГИБДД, в слу­чае ес­ли в ДТП по­стра­да­ли лю­ди, про­цес­су­аль­ные дей­ствия на ме­сте про­ис­ше­ствия долж­на осу­ществ­лять след­ствен­но-опе­ра­тив­ная груп­па. В та­кой си­ту­а­ции оформ­лять до­ку­мен­ты, опра­ши­вать сви­де­те­лей и про­во­дить пер­вич­ные след­ствен­ные дей­ствия дол­жен сле­до­ва­тель, а не ин­спек­тор ДПС.

А по­лу­чи­лось, что непо­сред­ствен­ные участ­ни­ки про­ис­ше­ствия, то есть Тру­сов и Сит­ни­ков, воз­ло­жи­ли на себя пол­но­мо­чия след­ствен­ной груп­пы и про­ве­ли их с поль­зой для себя.

След­ствен­но-опе­ра­тив­ная груп­па на ме­сте ДТП в первую очередь изъ­яла бы ви­део­за­пи­си с ви­део­ре­ги­стра­то­ров ма­ши­ны ДПС, про­ве­ла опрос всех оче­вид­цев, бы­ли бы свое­вре­мен­но за­фик­си­ро­ва­ны все воз­мож­ные ме­ха­ни­че­ские по­вре­жде­ния на транс­порт­ных сред­ствах. И в та­кой си­ту­а­ции во­ди­тель Тру­сов, на­при­мер, не смог бы из­бе­жать ме­до­сви­де­тель­ство­ва­ния. Те­перь ни­кто ни­ко­гда не узна­ет, был ли он трезв и так да­лее. И это пре­вы­ше­ние долж­ност­ных пол­но­мо­чий, ко­то­рое вро­де бы оче­вид­но и не яв­ля­ет­ся дис­кус­си­он­ным, при­ве­ло к то­му, что участ­ни­ки ДТП Тру­сов и Сит­ни­ков ста­ли сви­де­те­ля­ми, а Юлия Дмит­ри­е­ва — по­до­зре­ва­е­мой. Вто­рой со­став труп­пы. Во вре­мя знакомства с ма­те­ри­а­ла­ми уго­лов­но­го дела Дмит­рий Дмит­ри­ев неожи­дан­но обнаружил, что в оформ­ле­нии до­ку­мен­тов ДТП яко­бы участ­во­ва­ли еще два че­ло­ве­ка: стар­ший лей­те­нант Е.В.Гав­ри­лен­ков и ка­пи­тан П.И.Де­рев­нин.

Как следует из про­то­ко­ла об ад­ми­ни­стра­тив­ном пра­во­на­ру­ше­нии, его на­ча­ли оформ­лять в 16.40. И под­пи­сан он ока­зал­ся лей­те­нан­том Гав­ри­лен­ко­вым, а это­го ни­как не мог­ло быть: в это вре­мя на ме­сте ДТП на­хо­дил­ся сын Дмит­ри­е­вых, Егор, и он этих лю­дей там не ви­дел. А в 17.00 Дмит­ри­ев, Тру­сов и Сит­ни­ков вер­ну­лись с пе­ре­крест­ка на ме­сто ДТП: кро­ме Его­ра, ни­ка­ких лей­те­нан­тов и ка­пи­та­нов там не бы­ло.

А кро­ме то­го, в уго­лов­ном де­ле в от­но­ше­нии Юлии Дмит­ри­е­вой име­ет­ся объ­яс­не­ние Ека­те­ри­ны Ко­ро­ле­вой от 14 де­каб­ря 2016 го­да.

«Я ис­пол­няю обя­зан­но­сти го­син­спек­то­ра… ГИБДД по Мо­жай­ско­му рай­о­ну. 30 июля 2016 го­да от от­вет­ствен­но­го офи­це­ра… мне бы­ло со­об­ще­но, что про­изо­шло ДТП с участием несо­вер­шен­но­лет­не­го ребенка, ко­то­ро­го… ве­зут в боль­ни­цу. По при­ез­де в боль­ни­цу ин­спек­то­ра ДПС (ка­пи­тан по­ли­ции П.И.Де­рев­нин и ст. лей­те­нант по­ли­ции Е.В.Гав­ри­лен­ков) со­об­щи­ли мне, что ре­бе­нок находится в тя­же­лом со­сто­я­нии. Вместе с ни­ми я ста­ла до­жи­дать­ся све­де­ний от де­жур­но­го вра­ча…» И до мо­мен­та смер­ти ребенка в 18.35 Гав­ри­лен­ков и Де­рев­нин на­хо­ди­лись в боль­ни­це.

Од­на­ко, как следует из ма­те­ри­а­лов дела, в это са­мое вре­мя Гав­ри­лен­ков и Де­рев­нин умуд­ри­лись офор­мить про­то­кол о ДТП в при­сут­ствии по­ня­тых, справ­ку о ДТП, акт про­вер­ки участ­ка ав­то­до­ро­ги и т.п.

При этом в де­ле име­ет­ся объ­яс­не­ние по­ня­то­го Го­да­че­ва (трак­то­ри­ста, ко­то­рый про­ез­жал ми­мо ме­ста ДТП) о том, что под­пи­си на до­ку­мен­тах ад­ми­ни­стра­тив­но­го дела сде­ла­ны не им, на его под­пись со­всем не по­хо­жи, а при со­став­ле­нии до­ку­мен­тов его там во­об­ще не бы­ло и рас­пи­сал­ся он по прось­бе со­труд­ни­ка по­ли­ции на пу­стом блан­ке. Из до­про­са С.А.Го­да­че­ва 19 ян­ва­ря 2017 го­да: «При этом хо­чу по­яс­нить, что мы сто­я­ли в рай­оне ДТП не бо­лее 5 ми­нут, мы толь­ко по­ста­ви­ли свои под­пи­си и уеха­ли. Мы не ви­де­ли ни осмот­ра ме­ста ДТП, ни­ка­ких из­ме­ре­ний, так­же при нас не со­став­ля­лась схе­ма ме­ста ДТП. По­сле то­го как мы с Ло­буз­но­вым Н.И. (это вто­рой по­ня­той. — О.Б.) рас­пи­са­лись в пу­стых блан­ках… мы сра­зу же се­ли в трак­то­ра и уеха­ли…»

Сто­ит до­ба­вить, что до­зна­ва­тель Ю.Е.Родионов, ко­то­рый со­би­рал ад­ми­ни­стра­тив­ные материалы, по­ло­жен­ные в ос­но­ву уго­лов­но­го дела, 30 июля вместе с Е.Ко­ро­ле­вой своими гла­за­ми ви­дел Гав­ри­лен­ко­ва и Де­рев­ни­на в Мо­жай­ской ЦРБ, где умер­ла Майя. И, зная, что на ме­сте ДТП они ни­че­го офор­мить не мог­ли, он тем не ме­нее оста­вил в де­ле под­пи­сан­ные эти­ми граж­да­на­ми до­ку­мен­ты.

Про­фес­си­о­наль­ный сви­де­тель Ар­тем Вла­сов.

В уго­лов­ном де­ле имеются по­ка­за­ния ра­нее су­ди­мо­го граж­да­ни­на Вла­со­ва, ко­то­рый утвер­жда­ет, что ни­ка­кой по­го­ни за квад­ро­цик­лом не бы­ло. По его сло­вам, непосредственно пе­ред ДТП со­труд­ни­ки по­ли­ции оста­но­ви­ли его ма­ши­ну у по­во­ро­та к СНТ «Род­ни­чок» и ста­ли про­ве­рять до­ку­мен­ты. Он ви­дел, как жен­щи­на с детьми на квад­ро­цик­ле про­еха­ла ми­мо них и на­пра­ви­лась в сто­ро­ну «Род­нич­ка». И толь­ко че­рез несколь­ко ми­нут его от­пу­сти­ли, и по­ли­цей­ские по­еха­ли в том же на­прав­ле­нии, что и жен­щи­на.

И все бы хо­ро­шо, ес­ли бы не де­та­ли­за­ция те­ле­фон­ных пе­ре­го­во­ров Вла­со­ва и дан­ные вы­шек со­то­вой свя­зи. Уста­нов­ле­но, что в день ДТП Вла­сов на­хо­дил­ся в 50 ки­ло­мет­рах от ме­ста со­бы­тий.

Тру­сов утвер­жда­ет, что с Вла­со­вым не зна­ком (про­то­кол до­про­са сви­де­те­ля Тру­со­ва от 1 фев­ра­ля 2017 го­да). Какая у че­ло­ве­ка сквер­ная память! Со­глас­но де­та­ли­за­ции те­ле­фон­ных пе­ре­го­во­ров Вла­со­ва, в пе­ри­од с 20 июля по 6 ок­тяб­ря 2016 го­да за­фик­си­ро­ва­но 162 кон­так­та меж­ду Вла­со­вым и Тру­со­вым. А кон­крет­но с 20 до 30 июля у них уста­нов­ле­но 18 кон­так­тов.

По­лу­ча­ет­ся, что Ар­тем Вла­сов — лже­сви­де­тель.

А не на­ка­зы­ва­ют его по­то­му, что считают: его вра­нье ни на что не по­вли­я­ло. Пусть врет даль­ше.

Сле­до­ва­тель Н.Н.Свя­тов, ко­то­рый все мо­жет опре­де­лить на глаз.

Уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии Юлии Дмит­ри­е­вой начал рас­сле­до­вать в Можайске сле­до­ва­тель Н.Свя­тов. На ме­сто ДТП со смер­тель­ным ис­хо­дом он впервые при­е­хал лишь че­рез две неде­ли. Там он со­ста­вил про­то­кол осмот­ра ме­ста про­ис­ше­ствия, то есть сфо­то­гра­фи­ро­вал лес и по­ехал на штраф­сто­ян­ку осмат­ри­вать квад­ро­цикл. На квад­ро­цик­ле уже не бы­ло тен­та, ко­то­рым Дмит­ри­ев на­крыл его 4 ав­гу­ста, — кто-то ла­зил во­круг важ­ней­ше­го ве­щ­до­ка. По­вре­жде­ний, ха­рак­тер­ных для столк­но­ве­ния, он не обнаружил. Прав­да, на фото, ко­то­рые он сде­лал, хо­ро­шо вид­ны мно­же­ствен­ные по­вре­жде­ния. Но че­ло­век-рент­ген сра­зу ска­зал, что столк­но­ве­ние здесь ни при чем.

На сле­ду­ю­щий день он осмот­рел ма­ши­ну ДПС. И то­же на глаз установил, что ни­ка­ких по­вре­жде­ний, сви­де­тель­ству­ю­щих о столк­но­ве­нии, не обнаружил. Две тре­щи­ны на бам­пе­ре и рас­хож­де­ние ре­шет­ки бам­пе­ра (ко­то­рые поз­же нашли дру­гие сле­до­ва­те­ли) Н.Свя­тов в про­то­кол не внес, а впо­след­ствии объ­яс­нил, что не сде­лал это­го по­то­му, что то ли не за­ме­тил, то ли не при­дал им зна­че­ния.

Вви­ду сво­е­го ост­ро­гла­зия Н.Свя­тов от­ка­зал в про­ве­де­нии ав­то­тех­ни­че­ской и тра­со­ло­ги­че­ской экс­пер­тиз. Он мо­ти­ви­ро­вал это, со­слав­шись на по­ка­за­ния Тру­со­ва и Сит­ни­ко­ва, ко­то­рые твер­до за­яви­ли, что ни­ка­кой по­го­ни не бы­ло, и сво­им тща­тель­ным осмот­ром обо­их транс­порт­ных средств.

Ко­гда позд­нее Свя­то­ва до­про­си­ли в СК, он ска­зал, что Ар­те­ма Вла­со­ва впервые уви­дел на до­про­се 22 сен­тяб­ря 2016 го­да. До это­го зна­ком с ним не был.

Од­на­ко, со­глас­но де­та­ли­за­ции те­ле­фон­ных пе­ре­го­во­ров А.Вла­со­ва, меж­ду ни­ми бы­ло 48 кон­так­тов, из них 19 — до воз­буж­де­ния уго­лов­но­го дела. Мо­жет, и прав­да не знал? Мо­жет, про­сто лю­бит раз­го­ва­ри­вать с незна­ком­ца­ми? Тре­тья вер­сия — вра­нье. Какая вам боль­ше нра­вит­ся, вы­би­рай­те са­ми. При­клю­че­ния ви­део­ре­ги­стра­то­ра. 5 ок­тяб­ря 2016 го­да отец по­гиб­ше­го ребенка был на лич­ном при­е­ме у за­ме­сти­те­ля на­чаль­ни­ка ГСУ ГУ МВД Рос­сии по Мос­ков­ской об­ла­сти Д.В.Фи­лип­по­ва, ко­то­ро­му он по­дал жа­ло­бу на дей­ствия сле­до­ва­те­ля Н.Свя­то­ва. На­вер­ное, по слу­чай­но­му сте­че­нию об­сто­я­тельств на сле­ду­ю­щий день А.Тру­сов по­ехал в мос­ков­ский сер­вис­ный центр, что­бы по­ме­нять ви­део­ре­ги­стра­тор со сво­ей слу­жеб­ной ма­ши­ны, на ко­то­рой он был в день ДТП. По­ме­нять по­то­му, что в тот день этот ви­део­ре­ги­стра­тор по­че­му-то не ра­бо­тал. Сра­зу по­сле это­го он по­ехал на до­прос к но­во­му сле­до­ва­те­лю, где и со­об­щил, что сло­мав­ший­ся ре­ги­стра­тор оста­вил в сер­вис­ном центре.

Поз­же вы­яс­ни­лось, от­ку­да на са­мом де­ле взял­ся этот ви­део­ре­ги­стра­тор. Ока­за­лось, что Тру­сов при­вез в сер­вис­ный центр ви­део­ре­ги­стра­тор со слу­жеб­ной ма­ши­ны «ВАЗ-21140» с гос­но­ме­ром О 3806 50, на ко­то­рой в день ДТП де­жу­ри­ли Гав­ри­лен­ков и Де­рев­нин и ко­то­рые, как мы пом­ним, в од­но и то же вре­мя бы­ли в Мо­жай­ской ЦРБ и на ме­сте ДТП. Это под­твер­жда­ет­ся до­ку­мен­та­ми, в том чис­ле тех­ни­че­ской экс­пер­ти­зой, а так­же по­ка­за­ни­я­ми мно­го­чис­лен­ных сви­де­те­лей.

А ви­део­ре­ги­стра­тор с ма­ши­ны, на ко­то­рой в день ДТП Тру­сов и Сит­ни­ков гна­лись за квад­ро­цик­лом, бес­след­но ис­чез. Художник неиз­ве­стен. След­ствие уста­но­ви­ло, что бам­пер слу­жеб­ной ма­ши­ны ДПС « Форд Фо­кус » с гос­но­ме­ром О 4065 50 был пе­ре­кра­шен. Од­на­ко, со­глас­но до­ку­мен­там, ни­ка­ких ла­ко­кра­соч­ных ра­бот с ним не про­из­во­ди­лось. Бы­ли до­про­ше­ны во­ди­те­ли, ко­то­рые рань­ше ра­бо­та­ли на этой ма­шине. Они со­об­щи­ли, что ни­кто этот бам­пер не пе­ре­кра­ши­вал и в ДТП не по­па­дал. От­сю­да следует, что ли­бо это не тот бам­пер, ли­бо на нем про­во­ди­лись неза­кон­ные вос­ста­но­ви­тель­ные ра­бо­ты. Ма­ши­на-то слу­жеб­ная, и в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти при­ве­сти ее в по­ря­док мож­но толь­ко по пред­ва­ри­тель­ной за­яв­ке в упол­но­мо­чен­ном сер­ви­се.

Юлия Дмит­ри­е­ва до кон­ца жиз­ни бу­дет каз­нить себя за то, что в тот день де­ти бы­ли без шле­мов. Но для са­мо­ход­ной ма­ши­ны, ко­то­рой яв­ля­ет­ся квад­ро­цикл, ез­да в шле­мах — не пра­ви­ло, а ре­ко­мен­да­ция. И с точ­ки зре­ния за­ко­на ее мог­ли на­ка­зать или за на­ру­ше­ние пра­вил пе­ре­воз­ки пас­са­жи­ров — за это по­ло­жен неболь­шой штраф, или за ез­ду без прав управ­ле­ния — за это преду­смот­ре­но на­ка­за­ние в ви­де ли­ше­ния прав. Но ес­ли бы ей да­ли воз­мож­ность спо­кой­но до­е­хать до до­ма, все бы­ли бы жи­вы и здо­ро­вы. Од­на­ко со­труд­ни­ки ДПС, по­чу­яв на­жи­ву, ста­ли ее пре­сле­до­вать.

Чем закончилось пре­сле­до­ва­ние, мы знаем: погиб ре­бе­нок.

Я пе­ре­чис­ли­ла лишь неболь­шую часть на­ру­ше­ний, до­пу­щен­ных с мо­мен­та ДТП, — на са­мом де­ле их бес­чис­лен­ное мно­же­ство. И нево­ору­жен­ным гла­зом вид­но, что на каждом ша­гу — сплош­ное вра­нье. Ну как же мог сле­до­ва­тель Свя­тов от­ка­зать в про­ве­де­нии ав­то­тех­ни­че­ской и тра­со­ло­ги­че­ской экс­пер­тиз? Погиб ре­бе­нок, это да­же об­суж­дать нелов­ко. Но смог же. Как Гав­ри­лен­ков и Де­рев­нин офор­ми­ли важ­ней­шие до­ку­мен­ты, на­хо­дясь при этом со­всем в дру­гом ме­сте? А лже­сви­де­те­ли? А по­ня­тые, ко­то­рые рас­пи­са­лись в пу­стых блан­ках?

И на­ко­нец, глав­ное: что же слу­чи­лось с важ­ней­шим ве­ще­ствен­ным до­ка­за­тель­ством, с ви­део­ре­ги­стра­то­ром?

Ведь по­нят­но: ес­ли бы Тру­сов и Сит­ни­ков не пре­сле­до­ва­ли квад­ро­цикл, ес­ли бы они его не толк­ну­ли, что, су­дя по все­му, и ста­ло при­чи­ной ка­та­стро­фы, они бы пер­вым де­лом предъ­яви­ли за­пись — и все. И не нуж­но бы­ло бы под­пи­сы­вать пу­стые блан­ки, при­вле­кать лже­сви­де­те­ля, а ав­то­тех­ни­че­ская и тра­со­ло­гич­ская экс­пер­ти­зы лишь под­твер­ди­ли бы их неви­нов­ность.

Но ви­део­ре­ги­стра­тор «про­пал». И сам этот факт — важ­ней­шее до­ка­за­тель­ство по де­лу.

И сей­час вся мощь пра­во­охра­ни­тель­ной системы на­прав­ле­на на то, что­бы за­щи­тить двух храб­рых ка­пи­та­нов, со­труд­ни­ков по­ли­ции Андрея Тру­со­ва и Ана­то­лия Сит­ни­ко­ва, от ро­ди­те­лей по­гиб­ше­го пя­ти­лет­не­го ребенка, от за­ко­на и спра­вед­ли­во­го су­да.

Все до­ка­за­тель­ства против них — и все их за­щи­ща­ют. И су­дя по все­му, за це­ной про­ку­ра­ту­ра и след­ствие не сто­ят — по­бе­да нуж­на лю­бой це­ной. Все рав­но ка­кой.

Со­труд­ни­ки по­ли­ции долж­ны знать, что они нена­ка­зу­е­мы. То­гда они с легкой ду­шой ис­пол­нят лю­бой при­каз, а это, са­ми по­ду­май­те, до­ро­го­го сто­ит. И уж конечно, жизнь пя­ти­лет­не­го ребенка не идет ни в ка­кое срав­не­ние с этим со­кро­ви­щем.

На мо­ги­ле у пя­ти­лет­ней Майи Дмит­ри­е­вой — па­мят­ник с ба­боч­ка­ми. Ведь это же бы­ла небес­ная ду­ша, она то­же ле­та­ла, но ее уби­ли. И мне все ка­жет­ся, что ба­боч­ки уле­тят, по­то­му что невоз­мож­но вы­не­сти… Но они не уле­та­ют. Как по­след­няя, самая по­след­няя на­деж­да.

Фраг­мент из про­то­ко­ла до­про­са мо­жай­ско­го сле­до­ва­те­ля Н.Свя­то­ва.

По­след­ние дни жиз­ни Майи Дмит­ри­е­вой.

« Сви­де­тель» - ска­зоч­ник Вла­сов, у ко­то­ро­го глаз ал­маз: он да­вал по­ка­за­ния о ДТП, во вре­мя ко­то­ро­го на­хо­дил­ся в 50 ки­ло­мет­рах от ме­ста со­бы­тия.

Сле­ва на­пра­во: ин­спек­тор ДПС Ан­дрей Тру­сов и за­ме­сти­тель на­чаль­ни­ка ГИБДД Мо­жай­ска Ан­тон Лок­шин.

Ка­пи­тан по­ли­ции Ана­то­лий Сит­ни­ков.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.