БУЗОВА И ДЗЮБА ПОДДЕРЖАЛИ КО­КО­РИ­НА И МА­МА­Е­ВА

Про­фай­лер оце­нил, кто из двух лже­ге­ро­ев рас­ка­ял­ся, а кто по-преж­не­му чув­ству­ет себя без­на­ка­зан­ным

Moskovski Komsomolets - - Сего Дня - Ирина БОБРОВА.

В чет­верг в Се­ти по­яви­лось видео до­про­са Павла Ма­ма­е­ва и Алек­сандра Ко­ко­ри­на. Оба по­до­зре­ва­е­мых не скры­ва­ли силь­ных эмо­ций. Прав­да, у двух близ­ких дру­зей они бы­ли раз­ные. Про­фай­лер, экс­перт по лжи Илья Ани­щен­ко разо­брал, что ис­пы­та­ли спортс­ме­ны, отве­чая на во­про­сы сле­до­ва­те­ля, и срав­ни­ли на­стро­е­ния за ре­шет­кой.

— Оче­вид­но, что Па­вел Ма­ма­ев на ви­део­за­пи­си до­про­са пре­бы­ва­ет в бо­лее силь­ном стрес­се, чем Ко­ко­рин, — го­во­рит Ани­щен­ко. — В са­мом на­ча­ле за­пи­си вид­но, что он си­дит в по­зе эм­бри­о­на с мо­лит­вен­ным же­стом, по­ти­ра­ет ли­цо и гла­за. Это го­во­рит о мощ­ном стрес­со­вом со­сто­я­нии. По­том он окон­ча­тель­но за­кры­ва­ет­ся от ка­ме­ры, отвечает на во­про­сы дро­жа­щим го­ло­сом. Да­лее — про­чи­ща­ет горло, сгла­ты­ва­ет несколь­ко раз и сдав­ли­ва­ет ску­лы. При этом не толь­ко за­кры­ва­ет­ся, но и креп­ко дер­жит­ся ла­до­ня­ми за лок­ти рук.

— Та­кое по­ве­де­ние о чем го­во­рит?

— Мож­но сде­лать вы­во­ды, что, не­смот­ря на то, что Ма­ма­ев не стал от­ве­чать на во­прос о при­зна­нии сво­ей ви­ны, он хотя бы начал осо­зна­вать, что про­ис­хо­дит и ка­кие по­след­ствия его ждут.

— Про Алек­сандра Ко­ко­ри­на что мо­же­те ска­зать?

— Ко­ко­рин ве­дет себя пря­мо про­ти­во­по­лож­но. Его дан­ная си­ту­а­ция яв­но за­бав­ля­ет. Во вре­мя ин­тер­вью он улы­ба­ет­ся, да­же фразу «на­не­се­ние тяж­ких двум граж­да­нам» про­из­но­сит с улыб­кой, буд­то хва­ста­ясь сво­им по­ступ­ком. Си­дит на крес­ле рас­слаб­лен­но, изу­ча­ет, что про­ис­хо­дит во­круг. Он не вол­ну­ет­ся и не пе­ре­жи­ва­ет.

— Еще в Се­ти по­яви­лась фо­то­гра­фия Ко­ко­ри­на, где он сто­ит в на­руч­ни­ках и улы­ба­ет­ся.

— Эта фо­то­гра­фия — еще один по­ка­за­тель то­го, что Ко­ко­рин не пе­ре­жи­ва­ет слу­чив­ше­е­ся или не осо­зна­ет до кон­ца. На фо­то­гра­фии он хва­ста­ет­ся на­руч­ни­ка­ми, при этом опять очень ши­ро­ко улы­ба­ет­ся. По­доб­ное его по­ве­де­ние очень по­хо­же на те из­ви­не­ния, ко­то­рые он при­но­сил пуб­лич­но по­сле скан­да­ла в Мон­те-Кар­ло. Видео с ве­че­рин­ки с шам­пан­ским мы все пом­ним. По­сле то­го ин­ци­ден­та фут­бо­лист вы­сту­пил пе­ред жур­на­ли­ста­ми, где яко­бы из­ви­нял­ся за по­сту­пок. Я по­смот­рел то видео. Искрен­не­го рас­ка­я­ния, ви­ны или печали я там не за­ме­тил. А вот что там дей­стви­тель­но есть, так это от­вра­ще­ние к фак­ту по­яв­ле­ния скан­даль­но­го видео в Се­ти. За то по­ве­де­ние ему да­же не бы­ло стыд­но, и он не по­нял, в чем про­ви­нил­ся, ука­зы­вая на то, что про­сто стал за­лож­ни­ком си­ту­а­ции. В ре­зуль­та­те мы име­ем два ин­ци­ден­та, и Ко­ко­рин в обо­их слу­ча­ях да­же не осо­зна­ет се­рьез­ность си­ту­а­ции, не ис­пы­ты­ва­ет чув­ства ви­ны и не рас­ка­и­ва­ет­ся. Ма­ма­ев хотя бы не усме­ха­ет­ся и ве­дет себя со­от­вет­ствен­но си­ту­а­ции.

— Мо­жет, и прав­да еще не осо­знал?

— Ви­ди­мо, у Ко­ко­ри­на та­кой над­мен­ный характер, что да­же в этой си­ту­а­ции он ду­ма­ет, что ему все сой­дет с рук. Про его характер все понимает и его от­чим, ко­то­рый по­спе­шил из­ви­нить­ся пе­ред об­ще­ствен­но­стью. Ес­ли в даль­ней­шем все-та­ки по­явит­ся видео с из­ви­не­ни­я­ми от Алек­сандра, ис­крен­ни­ми они вряд ли бу­дут. Он буд­то не уме­ет из­ви­нять­ся. Да­же в об­ще­нии с пра­во­за­щит­ни­ка­ми Ко­ко­рин напрямую не при­знал, что со­жа­ле­ет о со­де­ян­ном. Вот его сло­ва: «Все раз­ду­ли. Мы пи­ли толь­ко пи­во. Но все это по­сле иг­ры, бес­сон­ной но­чи, вот и про­изо­шло все это. Я при­знал, что со­жа­лею». Он яв­но счи­та­ет себя пра­вым, объ­яс­ня­ет, что бил яко­бы за оскорбление. Вот его ци­та­та: «Ес­ли бы тот че­ло­век ме­ня не оскор­бил, я бы не по­вел себя так». У Ма­ма­е­ва в ин­тер­вью про­ска­ки­ва­ет рас­ка­я­ние, ко­гда он го­во­рит: «Эпи­зо­дов мно­го. Три, ес­ли точ­нее. Но во­об­ще, ес­ли чест­но, во всех я вел себя амо­раль­но. Мы са­ми во всем ви­но­ва­ты».

Ес­ли до четверга дру­зья за­дер­жан­ных опа­са­лись вы­ска­зы­вать­ся по по­во­ду скан­да­ла, то сей­час си­ту­а­ция немно­го из­ме­ни­лась. Прав­да, с жур­на­ли­ста­ми ни­кто из зна­ко­мых за­дер­жан­ных по-преж­не­му не же­ла­ет об­щать­ся, за­то на стра­нич­ке су­пру­ги Ко­ко­ри­на Да­рьи по­яви­лись сло­ва под­держ­ки.

«Да­шу­лик, Саша, дер­жи­тесь! Все об­ра­зу­ет­ся! Мы с вами» — та­кой комментарий оста­ви­ла супруга ка­пи­та­на сбор­ной Рос­сии по футболу Ар­те­ма Дзю­бы Кри­сти­на.

«Ми­лая моя, хорошая, не пе­ре­жи­вай, все хо­ро­шо бу­дет! Вся стра­на сей­час пе­ре­жи­ва­ет вместе с вами! У вас есть сын, думать сей­час нуж­но о нем. Я ве­рю в то, что все на­ла­дит­ся», — под­дер­жа­ла по­дру­гу Оль­га Бузова.

В этом же от­кры­том ча­те жур­на­ли­сты то­же об­ра­ти­лись к су­пру­ге Ко­ко­ри­на с прось­бой про­ком­мен­ти­ро­вать си­ту­а­цию. На что по­лу­чи­ли жест­кий от­вет от Да­рьи: «Я ни­че­го не со­би­ра­юсь ком­мен­ти­ро­вать. Оставьте в покое ме­ня и всех мо­их близ­ких».

Тем вре­ме­нем в чет­верг ста­ло из­вест­но, что у Алек­сандра Ко­ко­ри­на снова сме­нил­ся ад­во­кат. Ума­лат Сай­ги­тов, ко­то­рый пред­став­лял ин­те­ре­сы спортс­ме­на на­ка­нуне, вы­шел из дела.

— В СМИ пи­са­ли, что шесть ад­во­ка­тов от­ка­за­лись брать­ся за гром­кое де­ло чуть ли не по мо­раль­ным со­об­ра­же­ни­ям. Так это вра­нье, — про­ком­мен­ти­ро­вал юрист. — В день аре­ста иг­ро­ков я на­блю­дал ди­кое стол­по­тво­ре­ние ад­во­ка­тов око­ло них. От же­ла­ю­щих за­щи­щать фут­бо­ли­стов не был от­боя. Обра­зо­ва­лась на­сто­я­щая тол­куч­ка. А у семи ня­нек, как из­вест­но, ди­тя без гла­зу. По­то­му спортс­ме­ны сей­час и ока­за­лись за ре­шет­кой. Ад­во­ка­ты меж­ду со­бой не до­го­во­ри­лись. Я же при­нял ре­ше­ние не тол­кать­ся лок­тя­ми, а отой­ти в сто­ро­ну.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.